ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

2. Не смотря на вечный и установленный набор характеристик совершенного человека традиционного общества, человечество стремится породить иные системы идеалов и ищет иные пути их достижения. Причины этого различны. Чаще всего к этому толкает требование легализации пороков или коренных недостатков общества. Нам требуется увидеть такие системы для того, чтобы почувствовать границы миров и благодаря этому крепче держаться за свою традицию. Здесь приведем три примера, один из которых сформулирован как идеал демократического общества и сформулирован как поучение для детей в виде «сказки про лягушат». Другой пример: дианетика, которая существует как действующая машина слома психики своих пациентов. Дианетика заявляет, что она есть инструмент и метод достижения человеческого совершенства — человека предельно чистого, «клира».

Демократия сопротивляется дианетике, поскольку она ведет к появлению людей с не демократической и не христианской системой ценностей. В каком-то смысле, дианетика вытесняет христианство, подменяя его монастырские методы сокрушения мозгов своей системой. И третий пример — совершенно противоположный. Это развитие идеала советского человека, применительно к империи СССР-2, который не реализован в такой степени как дианетика, но который существует в виде умозрительного проекта: мы опять будем цитировать книгу Калашникова и Русова «Сверхчеловек говорит по-русски».

Итак, «сказка про лягушат». Она позаимствована нами из интернета, с какого-то детского сайта. Она доводит американскую идею успеха до детей в ясной игровой форме.

«Жили были маленькие лягушата, целью которых было забраться на высокую башню. Поэтому они устроили соревнования — кто прыгнет выше всех и окажется на башне. Собралось много зрителей, которые хотели посмотреть на эти соревнования и посмеяться над их участниками. Никто из зрителей не верил, что лягушата смогут забраться на вершину. Слышны были такие крики: «Это слишком сложно, они никогда не заберутся на верх.» Или: «Нет шансов, башня очень высокая!» Маленькие лягушата начали падать один за другим. За исключением тех, у которых открылось второе дыхание, и они прыгали все выше и выше… Толпа все равно кричала: «Слишком тяжело!!! Ни один не сможет это сделать!» Еще больше лягушат устали и упали… В конце концов, все поддались, и только один поднимался все выше и выше. И приложив все усилия, он забрался на вершину. Тогда все лягушата захотели узнать, как ему это удалось? Один участник спросил — как ему удалось найти в себе силы. И тогда оказалось, что победитель был глухой. Мораль истории: Никогда не слушай людей, которые пытаются передать тебе свой пессимизм и негативное настроение. Они отнимают у тебя твои самые заветные мечты и желания. Те, которые ты лелеешь в своем сердце. Не забывай о силе слов. Все, что ты слышишь или читаешь — воздействует на твое поведение! Поэтому: всегда будь настроен положительно. И кроме того: будь глухим, когда люди тебе будут говорить, что твои мечты несбыточны! Всегда думай: я сделаю это! Расскажи эту сказку пяти маленьким лягушатам, которых ты знаешь.»

Проведем анализ сказки. В ней есть положительные и отрицательные стороны, — в зависимости оттого, с какой позиции на нее смотреть. Толпе зрителей наплевать на достижения лягушат, т. е. их затея кажется безвредной и не нужной. Героем сказки является маленький упорствующий лягушонок, которому заранее ясна истина, и который никого слушать не должен.

Но главное: почему все же лягушата хотели запрыгнуть на башню? В традиционной сказке цель всегда имеет родовое значение. Здесь же цель нарочито бессмысленна. Получается, что достаточно одного хотения, ибо у демократии, как у Смердякова — все дозволено.

Для молодых людей в условиях демократии эта сказка должна быть особо убийственной. В нее «возвышенными» методами заложен образец цинизма: только я, со своим мнением, на что-то гожусь. Буду прыгать, и поступать как нахожу правильным, а все остальные, кто меня поучает — просто разжиревшие жабы.

Этот «совершенный» лягушонок как раз и есть тот человеческий типаж, который «ломает более всего дров» на своем пути, и более всего разрушает то, что его вырастило и выкормило. Вот он-то сказочнику всего и ближе. По сказке — деяние его безобидное — залезть на башню. В жизни все оказывается взаимосвязанным. Опыт старшего поколения сказка ставит ни во грош. Все старшие — это пассивные зрители, чье мнение может быть только вредным.

Лягушонок по-своему дерзает. Надо ли дерзать? Надо, но не всем. Учить дерзать всех подряд — ошибочно. Есть те люди, в кого вложена потребность дерзать, но есть и те, кому это биологически не требуется. Мера каждого типа людей сложилась биологически и тут не надо подвергать сомнению мудрость Природы, данную нам богами в наших генах. Не правильно сдерживать дерзающего. Но и не правильно толкать на дерзание домоседа. Для традиционного общества важен и тот, и другой тип человека. Бытие рода требует не случайных и не предсказуемых прыжков, а повторения традиции, в которой дерзания мотивируются системой ценностей.

3. Казалось бы дианетика — частное явление. Однако, она попала в сферу нашего внимания потому, что мир глобализма, лишая человечество родовых традиций, ищет свой личный путь к счастью. В наиболее развитой форме этот путь к счастью представлен дианетикой — учением, сочиненным в середине двадцатого века Л. Роном Хаббардом. Дианетика претендует на науку, объясняющую поведение людей.

Если наиболее правильные, адекватные бытию, поступки и мотивации человека родового общества вытекают из его родовой культуры, традиции предков и в конечном итоге мифологии, то согласно дианетике, правильное поведение человека должно отыскиваться из соображений личной выгоды и рациональности применительно к конкретной ситуации. Какие-то принципиальные нравственные положения, необходимые для бытия в целом, в рамках соображений дианетики утрачиваются.

По дианетике, конечная цель человеческой жизни, ничем не отличается от цели жизни животного. Она формулируется единым словом: «выживай».

По Хаббарду, здоровый, чистый и естественный человек мыслит всегда рационально здраво. Он всегда приходит к наилучшим решениям во всякой ситуации. Он мыслит чисто, без заблуждений и логических ошибок. Ничто не может нарушить правильность его жизненных расчетов, поскольку вся получаемая им из внешнего мира информация не искажается внутри его сознания, а безошибочно трансформируется в его действие.

Такой человек в дианетике называется клиром — т. е. «чистым». Суть дианетики в том, что она провозглашает такой рационализм конечной целью человеческого совершенства, и предлагает способ ее достижения. И конечно же, никакие расовые и культурные различия не имеют значения для достижения состояния клира. Люди во всем мире одинаковы, и есть единый метод дианетики, для приведения человечества к счастью.

Согласно дианетике, существует единственная причина, которая препятствует нашему счастью. Это записанные в нас инграммы.

Инграмма — это информация, записанная в нашем уме, в основном во время боли или угрозы жизни. Она возникает во время удара или травмы, и составляется не только из ощущений боли, но и из непроизвольной памяти всего того, что сопровождало эту боль. Сказанные при этом другими людьми слова или иные дополнительные ощущения, испытанные человеком могут быть совершенно случайны, но все они закрепляются бессознательной памятью в комплексе инграммы. Таких инграмм в человеке может быть много. В предыдущей сказке, зрители создают у лягушат инграммы невозможности действия, ибо говорят в такт их падениям и разочарованиям.

Инграммы, якобы, живут в человеке бессознательно, и ни в коем случае не позволяют человеку самостоятельно осознать их. Но при этом они руководят поведением человека из подсознания. В результате, всякий раз, когда в жизненной ситуации воспроизводятся слова или ситуации, сопровождающие какую-то инграмму, психика человека дает сбой. Человек демонстрирует не адекватное поведение, которое ведет его к конфликту и раздражению, и которое усиливает инграмму.

76
{"b":"221800","o":1}