ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однажды в библиотеке имени В. И. Ленина я просматривал подшивку журнала «Граммофон и фонограф». В № 1 за 1902 год нашел такую заметку:

«По словам московских газет, известный артист императорской оперы в Москве Ф. И. Шаляпин спел для граммофона „Песнь о золотом тельце“ из оперы „Фауст“ (22823), арию Сусанина из оперы „Жизнь за царя“ (22892) и шесть романсов: „Как король шел на войну“ — Кенемана (22820), „Ах, ты, солнце красное“ — Слонова (22821), „Элегия“ — музыка Карганова (22822), „Разочарование“ — Чайковского (22824), „Ноченька“ — русская песня (22891), „Соловей“ — Чайковского (22825).

Для записи голоса даровитого певца на граммофоне прибыли из-за границы в Москву инженеры общества „Граммофон“ господа Гайсберг и Дерби. Певцу уплачено было за арии и каждый пропетый романс по 2000 рублей.

Как нам известно, Шаляпин на предложение, сделанное ему в октябре прошлого года обществом „Зонофон“, ответил отказом, но, очевидно, и он в конце концов не устоял перед искушением».

В этой заметке было сразу несколько ценных фактов: во-первых, дата — апрель 1901 года отпала, так как даже в октябре запись не состоялась; во-вторых для записи пения Ф. И. Шаляпина прибыли два специалиста звукозаписи Ф. Гайсберг и С. Дерби, и не из Варшавы, а прямо из-за границы; четко определился перечень записанных тогда произведений и даже указаны каталожные номера граммофонных пластинок. Правда, из этой заметки нельзя узнать, когда именно были сделаны записи, ведь 1-й номер журнала вышел в мае 1902 года. Но там были слова, давшие повод для дальнейших поисков: «По словам московских газет…».

Вскоре я собрал уже около 20 выписок из московских газет и журналов, разместил их в хронологическом порядке и попытался проанализировать полученную информацию. Сразу же обнаружилось, что первая пластинка Ф. И. Шаляпина («Как король шел на войну») никак не могла быть записана ни в октябре, ни в ноябре 1901 года, так как в то время в репертуаре Федора Ивановича еще не было этой баллады Ф. Кенемана. Лишь 13 декабря газета «Московские ведомости» сообщила о выпуске сборника Ф. Кенемана «Шесть романсов». Два из них — «Три дороги» и «Как король шел на войну» были посвящены Ф. И. Шаляпину. Несколько позже, в газете «Русское слово» от 22 декабря писалось, что «В назначенном на 29-е декабря в Большом зале Благородного собрания концерте в пользу хора Императорской оперы Ф. И. Шаляпин исполнит обе баллады г. Кенемана, впервые появившиеся в программе концерта в пользу фонда вдов артистов-музыкантов». А концерт в пользу вдов и сирот артистов-музыкантов состоялся 15 декабря 1901 года. Отсюда следует, что первая пластинка Ф. И. Шаляпина с балладой Ф. Кенемана «Как король шел на войну» могла быть записана лишь во второй половине декабря 1901 года (по старому стилю). Однако это вовсе не означает, что запись действительно была сделана.

Любопытную информацию о первой попытке записать голос знаменитого певца на граммофонную пластинку дает газета «Вечерние известия» от 18 марта 1914 года:

«Рассказывают про Ф. И. Шаляпина, когда он первый раз напевал пластинки.

Успешно прорепетировав несколько романсов, артист приготовился петь, аппарат был пущен в ход, но Федор Иванович молчал и только слабо шевелил губами. Когда аппарат был остановлен, артист заявил, что петь для граммофона он никогда не будет.

В этот раз, в самом деле, он сел на извозчика и уехал».

Нельзя со всей определенностью сказать, происходила ли эта сцена в последние дни декабря 1901 года или в первые дни января 1902 года. Во всяком случае, запись в тот раз не состоялась.

Далее. В бесплатном приложении к газете «Русские ведомости» от 31 декабря 1901 года, которое называлось «Рождественский указатель», на последней странице помещена реклама граммофонов различных систем и текст, в котором подводился итог сделанным в России за год граммофонным записям. Среди перечисленных в тексте фамилий Ф. И. Шаляпина нет.

Первое сообщение о записи пластинок Федора Ивановича появилось в газете «Московский листок» от 7 февраля 1902 года.

В рекламном объявлении Компании граммофонов, в частности, писалось:

«Согласно своему правилу — идти всегда с большой готовностью навстречу интересам наших покупателей — компания „Граммофон“ записала и выпустит скоро в продажу пластинки московских любимцев — артистов Императорской сцены: Д. X. Южина, Р. Ф. Бернарди; кроме того, записаны популярные танцы в исполнении г-на Лабади, модные куплеты С. Ф. Сарматова, мелодекламация Д. А. Богемского, романсы известного баритона г. Макса. Все эти новости скоро выйдут в продажу, точно так же, как и нижеследующие пьесы, исполнения кумира Москвы, знаменитого баса Императорской оперы Ф. И. Шаляпина и одобренные и разрешенные им в продажу: 573 — „Ах, ты, солнце красное“, муз. М. Слонова, тон с-молль; 575 — „Фауст“, „Песнь о золотом тельце“, муз. Ш. Гуно, тон с-молль; 577 — „Соловейко“, муз. П. Чайковского, тон с-молль».

Сообщение о первой записи голоса Ф. И. Шаляпина на граммофонную пластинку появилось и в других московских газетах, так, например, в «Курьере» от 8 февраля 1902 года:

«Для фиксации голоса Ф. И. Шаляпина на граммофонических пластинках фабрикантами граммофонов была организована комиссия, которая в полном своем составе и прибыла в Москву. Процесс самого записывания происходил в гостинице „Континенталь“. Ф. И. Шаляпин пропел арию из оперы „Фауст“ и два романса, и комиссия вручила ему за каждый пропетый романс по 2000 руб.»

Анализируя приведенные выше сообщения газет, можно прийти к однозначному выводу: первые пластинки Федора Ивановича Шаляпина могли быть записаны только в начале 1902 года, в январе или в первых числах февраля.

Далее. Если расположить первые граммофонные записи Ф. И. Шаляпина по мере возрастания матричных номеров, то обнаружатся два самостоятельных сеанса записи: первый сеанс охватывает №№ 572х-577х, второй — №№ 621х-623х. Кроме того, ясно видно, что сначала была записана баллада Ф. Кенемана «Как король шел на войну» (матричный номер 572х, номер пластинки по каталогу — 22820). В то же время в газетных сообщениях с непонятным постоянством утверждается, что первыми были записаны: ария из оперы Ш. Гуно «Фауст» (куплеты Мефистофеля) и два романса — «Ах, ты, солнце красное» М. Слонова и «Соловейко» П. Чайковского. Чтобы понять, в чем тут дело, нужно обратить внимание на фразу, напечатанную в заметке из «Московского листка» от 7 февраля, имеющую решающее значение: «…одобренные и разрешенные им в продажу…» В сообщениях говорилось не о всех записанных тогда пластинках певца, а только о тех, которые он разрешил пустить в продажу. В таком случае, возникает вопрос: почему Ф. И. Шаляпин не разрешил выпустить остальные пластинки? Давайте поставим на диск проигрывателя первую запись — «Как король шел на войну». Так вот оно что! Исполняя балладу, певец допустил досадную ошибку: вместо слов «Тешат взор вожди отважные» он нечаянно спел «Тешат взор вожди булатные». Такая же неточность обнаруживается и при прослушивании пластинки с записью романса П. Чайковского «Разочарование»: вместо слов «Леса, где с весною вместе любви и блаженства пора настала» фонограмма зафиксировала «Леса, где с тоскою вместе…».

Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_037.jpg
Реклама пластинок акционерного общества «Граммофон» с записями выдающихся русских певцов: Л. В. Собинова, Ф. И. Шаляпина, А. В. Неждановой, Д. А. Смирнова
Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_038.jpg
Реклама торгового дома Г. И. Индржишека в Киеве
Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_039.jpg
Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_040.jpg
Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_041.jpg
Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_042.jpg
Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_043.jpg
Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_044.jpg
26
{"b":"221802","o":1}