ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А 014. Ю. М. Стеклов. "Привет мировой революции";

А 015. А. М. Коллонтай. "К работницам";

А 016–017. Я. И. Подвойский. "Для чего нужна Красная Армия";

А 018. Вл. Кириллов. "Матросы", стих. В. Кириллова;

А 019. Вл. Кириллов. "Железный мессия", стих. В. Кириллова;

А 020. А. В. Луначарский. "На смерть К. Либкнехта и Р. Люксембург";

А 021. Л. В. Луначарский. "Кем были К. Либкнехт и Р. Люксембург";

А 022. Демьян Бедный. "Песня старика", стих. Демьяна Бедного.

Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_056.jpg
Обложка первого каталога советских агитационных грампластинок

Прежде всего следует отметить, что приведенные в этом списке матричные номера записей не указывают на последовательность, очередность их выполнения. Известно, что фонограммы речей В. И. Ленина были сделаны в марте 1919 года. В то же время А. М. Коллонтай писала в своем дневнике в январе 1919 года:

"Недавно пришлось говорить две речи для советской граммофонной пластинки. Говорил также симпатичный пролетарский поэт Кириллов. Снимались вместе с Подвойским, которого я очень уважаю и ценю".

Из этого текста нетрудно установить, что в январе 1919 года были записаны пластинки А 010 — А 019. Далее следует пластинка с двумя речами А. В. Луначарского, записанная 1 февраля 1919 года.

Из вышесказанного можно сделать следующий вывод: первые девять номеров каталога "Советская пластинка" были зарезервированы для записи речей В. И. Ленина (из них было использовано только восемь). Далее последовательность записей соответствует возрастанию матричных номеров.

Владимир Ильич Ленин придавал агитационным пластинкам очень большое значение. Ведь они несли миллионам безграмотных тружеников живое слово партии, в ясной и доступной форме разъясняли трудящимся всю сложность стоящих перед новой властью задач, указывали пути преодоления этих трудностей. Заведующий отделом Центропечати "Советская пластинка" А. Я. Бронштейн в связи с этим вспоминал:

"…Владимир Ильич как-то интуитивно почувствовал немаловажную роль граммофонной пластинки в деле пропаганды и отнесся к этому вопросу с исключительным вниманием.

…Участие Владимира Ильича послужило сигналом всем, что роль граммофона, в особенности в период 1918–1920 гг., должна быть широко использована.

Между прочим, особенно упорствовал, не желая записываться, Феликс Эдмундович Дзержинский: "Ну, какой я оратор, чтобы говорить для масс", — повторял, оправдываясь, Феликс Эдмундович.

Этого не удалось скрыть перед всем интересовавшимся Владимиром Ильичем, и на вопрос, почему не записан т. Дзержинский, я рассказал мотивы, по которым Феликс Эдмундович отказывается.

Выслушав меня, Владимир Ильич через слегка скрываемую улыбку заметил: "А вы его вызовите сейчас же к телефону и скажите, что я его арестую, если он не запишется"".

Это была угроза самому председателю ВЧК.

Я слово в слово повторил по телефону сказанное Владимиром Ильичем. На это Феликс Эдмундович добродушно ответил: "Я, товарищ, не оратор, но если мне угрожает арест, то заеду… Так, прошу, и успокойте товарища Ленина"[12].

Нет никакого сомнения, что Феликс Эдмундович сдержал данное Владимиру Ильичу слово и записал-таки свое выступление на граммофонную пластинку. Однако этой пластинки нет ни в Центральном партархиве ИМЛ, ни в Центральном государственном архиве звукозаписей СССР. Мало того, пластинка с записью речи Ф. Э. Дзержинского не упоминается ни в одном из граммофонных каталогов 1919–1929 гг., и это заставляет нас предположить, что сделанная тогда запись не удалась по техническим причинам.

Надо, однако, отметить, что запись и производство граммофонных пластинок не занимали слишком заметного места в широкомасштабной деятельности Центропечати. Поэтому производственные дела граммофонной фабрики "Братья Пате" день ото дня ухудшались, и в середине 1919 года производство пластинок пришлось прекратить. Фабрика полностью перешла на сборку граммофонных аппаратов. Правда, осенью удалось ненадолго запустить Апрелевскую фабрику и с 1 октября по 31 декабря она сумела выпустить 200 825 пластинок, из них по заданию Центропечати 92 876 агитационных. Всего Центропечатью за период с 1919–1921 гг. было сделано более 200 записей, в том числе речи В. И. Ленина, А. М. Коллонтай, Ю. М. Стеклова, Н. И. Подвойского, А. В. Луначарского, Н. В. Крыленко, М. И. Калинина, Н. А. Семашко и других видных деятелей партии.

И тем не менее надо признать, что подчинение производства граммофонных пластинок Центропечати, первоначально сыграв положительную роль, стало постепенно сдерживать развитие репертуара записей, так как агентство рассматривало пластинку лишь как средство преодоления бумажного кризиса и использовало ее только в агитационных целях. Заведующий отделом "Советская пластинка" А. Я. Бронштейн, выражая отношение Центропечати к грампластинке, в своем докладе на Втором Всероссийском съезде работников Центропечати назвал ее "младшей сестрой газеты".

Между тем огромный культурный, да и коммерческий тоже, потенциал грамзаписи не исчерпывался только агитацией, записями речей и маршей. Высший Совет народного хозяйства РСФСР все более настойчиво требовал вывести Апрелевскую фабрику из подчинения Центропечати. Однажды, во время выполнения последних пяти записей речей В. И. Ленина, заведующий Центропечатью Б. Ф. Малкин рассказал Ильичу о своей тяжбе с ВСНХ по поводу граммофонной фабрики.

"Хотя к Центропечати и агитпунктам фабрика непосредственного отношения не имеет, — сказал Владимир Ильич, — но вы дело уже поставили, а от перехода и от реорганизации оно может пострадать — не советую отдавать. Вы мне позвоните, когда будут сильно нажимать"[13].

Фабрику тогда отстоять удалось, но постепенно с ней произошло то же самое, что и с фабрикой "Братья Пате" в середине 1919 года: Центропечать по характеру своей деятельности не могла обеспечить должный уровень технического и хозяйственного руководства предприятием в условиях все усиливающейся разрухи. К тому же в конце 1921 года Центропечать вообще была реорганизована в "Товарищество на паях контрагентства печати". Отдел "Советская пластинка" был ликвидирован, а производство пластинок на Апрелевской фабрике снова прекратилось.

Трудное начало

Новая страница истории советской грамзаписи началась в 1922 году, когда производство пластинок было подчинено Госпросснабу-организации Наркомпроса, специально созданной для государственного, централизованного снабжения школьно-просветительным имуществом учреждений народного образования.

В феврале 1922 года в составе Госпросснаба возникло объединение "Граммопластинка", которому и было поручено наладить производство пластинок на московской фабрике. Старое название предприятия — "Братья Пате" — потеряло в новых условиях всякий смысл, поэтому его стали вначале называть так же, как и объединение — "Граммопластинка", а позже, в ознаменование пятой годовщины Октябрьской революции — фабрикой 5-летия Октября.

Все лето на фабрике шла реконструкция — устанавливалось технологическое оборудование, перевезенное с закрывшегося в 1918 году завода "Пишущий Амур". Сюда же были переданы все сохранившиеся оригиналы записей и матрицы дореволюционного репертуара.

С 1 октября начался выпуск продукции и до конца 1922 года было произведено около 12000 пластинок. В 1923 году производство достигло 100 000 штук, а в 1924 году, когда фабрика была передана в ведение новоорганизованного Музпреда НКП, — 160 000 пластинок.

вернуться

12

Бронштейн А. Я. Голос Ленина увековечен. — В кн.: Ленин в зарисовках и в воспоминаниях художников. М., 1928.

вернуться

13

Малкин Б. Ф. Голос Ильича. — Молодая гвардия. 1924. № 2–3.

32
{"b":"221802","o":1}