ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

4867. "Песня о маршале Коневе", муз. Н. Щеголя, сл. Т. Орудко. Дирижер 3. Остапенко (С 8505);

4868. "Песня Первого Украинского фронта", муз. 3. Остапенко, сл. Бучинского. Дирижер 3. Остапенко (С 8505);

4873. "Киевлянка", муз. О. Сандлера, сл. О. Новицкого. Исп. Евгений Быковский. Дирижер 3. Остапенко (С 8507);

4874. "Рано, раненько", муз. М. Блантера, сл. неизв. автора. Исп. Л. Троценко, баян — Т. Лата. Дирижер 3. Остапенко (С 8507);

4885. "Песня о Днепре", муз. М. Фрадкина, сл. Е. Долматовского. Исп. Л. Троценко и В. Портнов. Дирижер 3. Остапенко (С 8514);

4886. "У степу, там де курган" (партизанская песня), муз.

3. Остапенко, сл. А. Малышко. Дирижер И. Чижский (С. 8514);

4887. "За Днiпром потоком", муз. Н. Щеголя, сл. А. Малышко. Исп. М. Гербурт и Л. Троценко. Дирижер 3. Остапенко (С 8515);

4888. "Червона хусточка", муз. 3. Остапенко, сл. А. Малышко. Исп. Г. Пуда. Дирижер И. Чижский (С 8515);

4893. "Верховино, свiтку ти наш", муз. Н. Лысенко, сл. народные. Дирижер И. Чижский (8518);

4894. "Гуцулка Ксеня" (монтаж), народная песня Закарпатья, обр. 3. Остапенко. Дирижер И. Чижский (С 8518);

4899. "Смуглянка", муз. А. Новикова, сл. Я. Шведова. Исп. Е. Быковский, Л. Троценко и В. Земляное. Дирижер И. Чижский (С 8521);

4900. "Темная ночь", муз. Н. Богословского, сл. В. Агатова. Исп. В. Портнов, баяны — Т. Лата и Д. Несмеян. Дирижер Н. Щеголь (С 8521).

По свидетельству одного из солистов ансамбля В. Г. Портнова, проживающего в Киеве, тогда было сделано довольно много записей, в том числе и знаменитая "Землянка" (К. Листов — А. Сурков). Если так, то это исключительный случай, ведь Главрепертком, ответственный за репертуар грамзаписи, запретил записывать на пластинку популярную песню, найдя слова "…а до смерти четыре шага" расхолаживающими, деморализующими воина. По той же причине песня не транслировалась по радио. Однако, несмотря на запрет, "Землянка" пользовалась всеобщей любовью и на фронте, и в тылу.

В. Г. Портнов вспоминает, что средства, полученные артистами в качестве гонорара, были переданы в фонд помощи чехословацким детям-сиротам.

Рассказ о грампластинках военных лет будет неполным, если не упомянуть о той роли, которую играла советская грамзапись тех лет за рубежом. Газета "Британский союзник" в 1945 году писала:

"В марте 1943 года …фирма "Декка" выпустила на рынок некоторое количество пластинок, изготовленных по присланным из России матрицам, в том числе Концерт для скрипки Хачатуряна, исполненный Давидом Ойстрахом в сопровождении Государственного симфонического оркестра СССР под управлением Гаука, а также необычайно интересную "Рапсодию еврейских народных мелодий" композитора Кампанейца в исполнении Украинского ансамбля еврейской народной музыки, "Застольную" Бетховена в исполнении А. Доливо и в его же исполнении "Ночь листвою чуть колышет" из музыки к комедии Шекспира "Много шума из ничего" Тихона Хренникова.

Доливо был принят с большим интересом. Редактор ежемесячника "Граммофон" Комптон Маккензи писал по этому поводу: "Советую любителям хорошего пения, не теряя времени, приобрести эту пластинку".

Не только эти, но и все другие грампластинки с записью советской музыки, поступившие в Англию до и после 1942 года, принимались одинаково тепло. Одна песня стала особенно популярной и вошла в репертуары симфонических оркестров, джаз-бандов и военных оркестров. Ее насвистывают и фабричный рабочий, и посыльный, и солдат на марше. В Англии она известна под названием "Степная конница": это "Полюшко-поле" Льва Книппера.

…Постоянный обмен музыкальными произведениями и идеями столь же полезен для обоих народов, как и обмен устным и печатным словом.

В самом деле, тот глубокий интерес, любознательность и восхищение, которые проявляют британцы при всяком упоминании о советских союзниках, стимулируется народной песнью и маршами, составляющими огромную долю продукции советского Треста граммофонных пластинок на протяжении 12 лет. Эти произведения лучше доходят до слушателей, чем сложные и монументальные работы современных советских композиторов.

В бодром марше или в старинной деревенской песенке тонкости граммофонной техники не так существенны, как при записи оперы или симфонического концерта. Интерес к русской музыке в Британии не убывает.

Теперь, как никогда в истории обеих стран, приток русской радио- и граммофонной музыки из СССР способен принести величайшую пользу взаимопониманию двух народов, разделенных пространством, но тесно связанных признательностью и чувством товарищества людей, возвращающихся с фронтов войны к жизни и искусству мирного времени".

Прошло уже более сорока лет со дня окончания Великой Отечественной войны, но лучшие песни, звучавшие тогда, не забыты. Слушая грампластинки военных лет, мы испытываем сейчас те же чувства, ощущаем те же радости и тревоги, которые испытывали люди в то уже далекое, но незабываемое время.

В первые послевоенные годы в стране функционировало несколько предприятий по выпуску пластинок. Это Апрелевский, Ташкентский, Рижский заводы и Экспериментальная фабрика грампластинок в Ленинграде.

Ташкентский завод, созданный на базе эвакуированного в начале войны Ногинского завода грампластинок, начал давать продукцию с 1945 года, прессуя пластинки с матриц, поступающих из Всесоюзной студии грамзаписи в Москве. Однако с 1968 года был сдан в эксплуатацию свой гальванический цех, в котором начали изготовляться матрицы с оригиналов ВСГ.

Рижский завод грампластинок, возникший еще в 1931 году под названием "Беллаккорд Электро", начинает играть все более заметную роль, а Апрелевский завод к 1949 году достигает довоенного уровня производства.

Сложилась парадоксальная ситуация: страна была буквально наводнена трофейными пластинками, а торговля жаловалась на их хроническую нехватку. В различных городах появилось множество артелей и мелких комбинатов, производящих пластинки малых форматов. Матрицы для этих производств поставляла фабрика "Пластмасс" (первоначально артель "Пластмасс"), у которой имелась своя студия записи и даже собственный эстрадный оркестр. В основной своей массе это были пластинки невысокого уровня (по современным меркам). Однако они позволили в значительной мере удовлетворить растущий спрос. В середине 50-х годов, по мере увеличения производства пластинок основными фабриками, "артельные" диски постепенно вытесняются и к началу 60-х годов исчезают совсем.

Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_061.jpg
В. Канделаки прослушивает пластинку с записью напетых им куплетов из оперы В. Долидзе "Кето и Котэ", 1953 г.

Советская граммофонная пластинка продолжала свое поступательное развитие, принимая на вооружение все новинки в области грамзаписи.

1950 г. Освоен выпуск бесшеллачных пластинок, что позволило избавиться, наконец, от импорта дорогостоящего шеллака.

1951 г. Записана первая долгоиграющая пластинка: Д 01–02. П. И. Чайковский. "Первая сюита", соч. 43. Исп. Симфонический оркестр Всесоюзного радио, дирижер А. Гаук.

1960. Выпущена первая стереофоническая пластинка: С 06561-62[16]. П. И. Чайковский. "Симфония № 4". Исп. Государственный симфонический оркестр, дирижер К. Иванов.

1982 г. Записана первая пластинка с применением нового, более совершенного метода — цифровой записи: А 10 00 001. С. В. Рахманинов. "Концерт № 3 для ф-но с оркестром". Исп. П. Донохоу и Большой симфонический оркестр Центрального телевидения и Всесоюзного радио, дирижер В. Федосеев.

1986 г. Освоена и начала применяться запись звука на медный диск, что позволило не только значительно упростить технологию производства пластинок, снизить уровень шумов, но и отказаться от применения дорогостоящих и менее совершенных лаковых дисков.

вернуться

16

В то время стереофонические пластинки еще не имели отдельной нумерации и регистрировались в общем списке с монофоническими записями.

38
{"b":"221802","o":1}