ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Колыбельная звезд
Три версии нас
Неприкаянные души
Демоническая академия Рейвана
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Вместе быстрее
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Метро 2035: Питер. Война
Метро 2035: Воскрешая мертвых
Содержание  
A
A

Конечно, никакое изложение не в состоянии передать того впечатления, которое производило на слушателей живое исполнение этих куплетов. Ведь Илья Семенович Набатов не просто пел, он еще и мастерски играл роль каждого из персонажей — от лейтенанта Пикапу до самого микадо. В партии микадо, например, он сумел очень ярко показать всю последовательность смены чувств: вначале безмятежное спокойствие и самоуверенность, затем все возрастающее беспокойство и в конце концов — заключительную реакцию микадо, узнавшего, наконец, всю горькую правду о разгроме его войск. Кульминацию действия Илья Семенович изображал одной лишь мимикой.

Эти злободневные куплеты, являющиеся подлинным шедевром остроумной и вместе с тем беспощадно-разящей сатиры, очень быстро узнала вся страна благодаря граммофонной пластинке, напетой И. С. Набатовым в начале 1939 года в сопровождении джаз-оркестра Александра Цфасмана.

Вот так органично вошла в репертуар и стала одним из лучших номеров предвоенной советской эстрады веселая французская песенка "Маркиза".

Знаменитая полька из Збраслава

Это было в 1950 году, когда я только начинал коллекционировать пластинки. Как-то раз ко мне попал иностранный диск с фиолетовой этикеткой "His Master’s Voice". Пластинка эта, по-видимому, прожила довольно бурную жизнь: вся ее поверхность была испещрена многочисленными царапинами и трещинами, а край был вообще отколот. Но записанная на ней мелодия мне сразу же понравилась, и чем больше я ее слушал, тем больше она пленяла меня своей напевностью и простотой. Название мелодии, напечатанное на этикетке, — "Skoda lasky" мне ни о чем не говорило, я даже сразу не мог сообразить, на каком это языке.

С тех пор прошло много лет. И все эти годы "Skoda lasky" была и остается моей самой любимой мелодией. Сейчас в моей коллекции есть полтора десятка различных вариантов исполнения этой вещи, но той, впервые услышанной — увы! — нет. Так больше и не попалась мне та пластинка.

Простая и пленительная мелодия… Сочинил ее в 1929 году в городке Збраславе под Прагой молодой самодеятельный музыкант Яромир Вейвода, руководитель любительского оркестра, игравшего на свадьбах и народных гуляньях. Пианист оркестра Фердинанд Бенатчан оркестровал "Польку" Вейводы, а Вацлав Земан написал к ней текст:

Skoda lasky,
Kterou sem tobe dala.
Ту me oci
Dnes bych si vyplakala;
Moje Mladi Uprchlo tak jako sen,
Na vs’echno my zbyla jenom
V srdci svem vspominka jen…

Сначала эту польку заиграли збраславские оркестры, затем каким-то неведомым путем она попала в репертуар столичных оркестров.

Как-то раз Яромир Вейвода приехал в Прагу и зашел в известное издательство "Вдова Гофман", где он всегда покупал ноты последних музыкальных новинок. Когда в издательстве узнали, что посетитель прибыл из Збраслава, его засыпали вопросами о какой-то польке, ноты которой сейчас спрашивают покупатели. Оказалось, что речь шла о польке Вейводы. Тут же с автором произведения был заключен договор, и в 1934 году "Skoda lasky" была впервые издана. С этого момента полька из Збраслава начала свое победное шествие по всему миру.

Еще в предвоенные годы ноты польки были напечатаны в Германии под названием "Rosamunde", затем в Голландии, Дании, Швеции… В эти же годы популярная мелодия пересекла Ла-манш и зазвучала в Англии под названием "Beer barrel Polka". В Америке ее с упехом исполняло вокальное трио сестер Эндрюс.

В Советском Союзе тоже хорошо знали эту мелодию. В 1939 году она была даже записана на пластинку в исполнении джаз-оркестра Александра Цфасмана ("Первый снег", диск № 9363).

Необычно сложилась судьба польки Яромира Вейводы в годы второй мировой войны. Вряд ли найдется еще такой пример, когда одна и та же мелодия звучала по обе стороны фронта. Луженые глотки гитлеровской солдатни ревели слова краденой песни:

Rosamunde!

Frag’ doch nicht erst die Mama!
А в союзных войсках пели:
Roll out the barrels —
We’ll have a barrel of fan!

Пели эту песню и советские солдаты, избавившие мир от нацистского кошмара. Ожидая демобилизации, они сочинили к популярной мелодии свои слова, пусть и незатейливые, но исполненные радостью чувства скорого возвращения домой, к своим семьям:

В дорогу! В дорогу!
Осталось нам немного
Носить свои петлички,
Погончики и лычки!
Мы будем галстучки с тобой носить,
Без увольнительных в кино ходить,
Под ручку с девушкой гулять
И никому не козырять!

Припев:

До свиданья!
Путь подытожили весь.
До свиданья!
Делать нам нечего здесь.
До свиданья!
Ждет меня город родной.
На прощанье — до свиданья!
Завтра мы уходим домой…

В послевоенные годы полька Яромира Вейводы "Шкода ласки" несколько раз выпускалась в нашей стране и на обычных, и на долгоиграющих пластинках под названиями "Полька" и "Люблю тебя".

Прошли годы. Словно в калейдоскопе менялась прихотливая эстрадная мода. Ярко вспыхивали и быстро сгорали без следа мелодии, имена, стили… Но все это время существовал некий "золотой фонд" эстрады, в который могли попасть только избранные, истинно талантливые произведения, которым не грозит забвение — печальный удел многих модных, но пустых шлягеров. К этому "золотому фонду" мировой эстрады относится, безусловно, и полька чешского композитора Яромира Вейводы "Skoda lasky".

Несколько лет назад в составе специализированной туристической группы я ездил в Чехословакию. У меня в кармане лежал адрес небольшого букинистического музыкального магазина на Мысликовской улице в Праге. По сведениям, полученным от друзей-коллекционеров, уже побывавших в том магазинчике, я знал, что в нем, наряду со старыми нотными изданиями часто продавались и граммофонные пластинки прошлых лет.

И вот, при первой же возможности я отправился на Мысликовскую. Уже издали можно было заметить на витрине магазина голубой патефон и стопку старых пластинок. А в самом магазине стоял большой ящик, в котором аккуратными рядами расположились граммофонные пластинки на 78 оборотов в минуту. Только коллекционеры знают, какое это удовольствие — рыться в старых пластинках. Всегда ждешь чего-то неожиданного, интересного. Так было и на этот раз: сразу попались пластинки оркестра Марека Вебера. Но самый приятный сюрприз — диск с серебристой этикеткой "Эста" с записью польки Вейводы в незнакомом мне исполнении оркестра "Гуртов коллектив 45" с участием Рудольфа Фиалы.

Через несколько дней нашу группу пригласили в кооператив Загорська Весь. После осмотра хозяйства мы побывали на устроенном в нашу честь банкете. Там мое внимание привлек местный самодеятельный оркестр, который в типично чешской манере исполнял вальсы и польки. Мне подумалось, что вот так, наверное, играл когда-то и збраславский оркестр Яромира Вейводы. И я не удержался, передал в оркестр записку с просьбой сыграть вейводовскую польку. Через несколько минут руководитель оркестра объявил: "По просьбе нашего советского гостя исполняем самую знаменитую, никогда не увядающую польку "Skoda tasky""!

48
{"b":"221802","o":1}