ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И еще один эпизод, связанный с мелодией польского композитора. Кто не помнит впечатляющих кадров из кинофильма "Судьба человека": из высокой кирпичной трубы крематория в фашистском концлагере валит черный зловещий дым, а за кадром звучит мелодия "О, донна Клара".

У композитора Ежи Петерсбурского, когда он впервые увидел эти кадры, сделался сердечный приступ. Недобросовестный звукорежиссер, подобрав, как ему казалось, подходящую музыку, даже не потрудился узнать фамилию композитора и спросить у него разрешения на использование его мелодии, тем более в таком ужасном контексте. Ведь давно установлено и признано во всем мире, что музыка является собственностью композитора, и без его разрешения использовать ее для каких-либо целей запрещено.

Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_067.jpg

В этом списке указаны все известные мне выпуски советских пластинок с танго Е. Петерсбурского:

1. 2115. "О, донна Клара", сл. Ф. Ленер-Беды. Казимир Малахов (на немецком языке), 1932 г.

2. 02281. "Польское танго". Джаз-орк. п/у Я. Скоморовского, 1932 г.

3. 2409. "Танго "Милонга"". Джон Данкер (гавайская гитара), 1932 г.

4. 16197. "Южное небо", муз. Е. Петерсбурского — В. Кручинина. Эстр. орк. Всесоюз. радио п/у В. Кнушевицкого, 1948 г.

Конечно, вы заметили, что в этом списке есть "Польское танго", о котором мы еще не говорили. Об этом сочинении Е. Петерсбурского будет подробно рассказано в одной из последующих глав, здесь же ограничимся лишь основными сведениями. Настоящее название этого танго "Juz nigdy" ("Уж никогда"), его текст написал Анджей Власт. Впервые оно прозвучало в музыкальном ревю "Улыбка Варшавы" в исполнении Веры Бобровской, солистки театра-варьете "Морское око". Она же напела это танго на граммофонную пластинку в 1932 году "Одеон", № 236089).

Еще одно, не менее знаменитое танго Е. Петерсбурского называется "Та ostatnia niedziela" ("То последнее воскресенье"), написанное в 1936 году на слова поэта Фридвальда. Целый год это танго удерживало первенство среди самых модных шлягеров (случай довольно редкий), а граммофонная фирма "Сирена-Электро", выпустившая пластинку, получила небывалую в своей практике прибыль. Исполнитель танго популярный польский певец Мечислав Фогг за этот шлягер был премирован золотыми запонками.

Сюжет танго "То последнее воскресенье" такой: некий влюбленный умоляет девушку, которая предпочла ему более богатого жениха, встретиться с ним в последний раз в воскресенье, а там — будь, что будет…

Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_068.jpg

Несмотря на всю простоту и даже банальность, этот сюжет в сочетании с мелодией нес в себе сильнейший эмоциональный заряд, который оказывал на слушателей прямо-таки магическое воздействие. Пластинка шла нарасхват, а безнадежно влюбленные даже стрелялись под это танго.

Разумеется, этот популярный шлягер очень быстро стал известен и у нас. Правда, переиздавать его в первозданном виде не представлялось возможным, слишком уж не подходила его фабула к морально-этическим традициям нашей жизни. Поэтому все песни в ритме танго, напетые советскими артистами на эту мелодию, имели иное содержание.

Первым из советских музыкантов обратил внимание на польскую песню руководитель джаз-оркестра композитор Александр Цфасман, сделавший обработку мелодии. А поэт-песенник И. Альвэк написал под нее текст. Отталкиваясь от содержания оригинала, он постарался хотя бы в общих чертах сохранить его дух (расставание двух влюбленных). Новую транскрипцию текста так и назвали: "Расставание". Правда, у Альвэка расставание перестало быть трагическим, оно превратилось в умиротворенное, устраивающее обе стороны соглашение. А голос певца Павла Михайлова вообще придал песне характер элегии.

Клавдия Ивановна Шульженко тоже не осталась равнодушной к очарованию мелодии Ежи Петерсбурского. Она включила ее в свой репертуар с другим, разумеется, текстом, который сочинила для нее поэтесса Аста Галла. Польская мелодия вызвала в поэтическом воображении Асты Галлы образы черноморского побережья, плеск ласкового моря, шум кипарисов. А Клавдия Ивановна своим мастерством одухотворила этот заурядный "курортный" текст.

Была еще одна советская песня, написанная на мотив польского танго. В 1938 году пианист джаз-оркестра А. Варламова Александр Рязанов создал свой вокальный джаз-квартет. В то время во всем мире успешно выступали различные вокальные трио, квартеты, терцеты и даже целые хоры, исполнявшие эстрадные песенки. Трудно сейчас установить, откуда пошла эта мода — от американских сестер Босвел или братьев Миллс, а может, польских коллективов, таких, как хор Дана, хор Юранда, хор Эриана или хор Орланда — во всяком случае и в нашей стране очень успешно выступал "Джаз-Гол" В. Канделаки.

В состав вокального джаз-квартета А. Рязанова (ф-но) вошли артисты МХАТа А. Акимов, П. Нечаев, Н. Семерницкий и Н. Славинский. Среди разных песен в их репертуаре было и танго на слова А. Волкова "Листья падают с клена". В этой вокальной миниатюре мелодия Е. Петерсбурского хотя и сохранила присущий ей оттенок печали, но печаль эта стала спокойной, умиротворенной. Надо отдать должное мастерству музыкантов — песня "Листья падают с клена" в исполнении квартета А. Рязанова вызывает доброе чувство светлой грусти и слушается с удовольствием.

Вот все известные граммофонные записи советских песен, написанных на мелодию польского танго "То последнее воскресенье":

1. 5922. "Расставание", сл. И. Альвэка. П. Михайлов и джаз-орк. п/у А. Цфасмана, 1937 г.

2. 1-233 В. "Песня о юге", сл. Асты Галлы. К. Шульженко, рояль — Мих. Корик, 1938 г.

3. 7103. "Листья падают с клена", сл. А. Волкова. Вок. джаз-квартет п/у А. Рязанова, 1938 г.

Когда-то, еще в самом начале 50-х годов для нас, начинающих коллекционеров, одним из источников пополнения коллекции была прозаическая толкучка. Каждое воскресенье в определенном месте Киевской городской толкучки, располагавшейся тогда возле Байкового кладбища, выставлялись патефоны и начиналась бойкая торговля довоенными и трофейными пластинками. Наверное, невозможно назвать хотя бы одну граммофонную фирму, чья продукция не была бы здесь представлена.

Теперешним коллекционерам уже никогда не придется испытать тех ощущений, когда, сжимая в потной ладони несколько мятых рублей, роешься в стопках пластинок с самыми невероятными этикетками, выискивая ту жемчужину, которая станет украшением домашней фонотеки. Пластинки, о которых может только мечтать современный коллекционер, стоили недорого. Были, конечно, и дорогие — Петра Лещенко, Константина Сокольского, Вадима Козина. Зато диски дореволюционных выпусков (акустические) были самые дешевые.

Тогда меня интересовали лишь пластинки с записями танцевальных оркестров, и все деньги, предназначавшиеся на завтраки и обеды, попадали в руки толкучечных жучков-спекулянтов.

Как-то раз я принес с базара пластинку, на которой было записано танго с романтичным названием "Аргентина". На этикетке значилась и фамилия композитора: Гордон. Мелодия этого танго меня буквально потрясла. Снова и снова я ставил его, и "Аргентина" все больше пленяла меня своей причудливой и прекрасной мелодией. Неизвестный певец, хотя и по-русски, но с легким иностранным акцентом старательно выводил:

Ночью,
Ночью в знойной Аргентине,
Под звуки танго шепнула: "Я люблю тебя!"
Объятий страстных Черноокой сеньорины
И Аргентины я не забуду никогда!
Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_069.jpg
53
{"b":"221802","o":1}