ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Надо сказать, что творческие биографии этих известных артистов Виталий Петрович знал неплохо, так как именно по ним приходилось составлять аннотации к грампластинкам фирмы "Мелодия". Поэтому он без особых затруднений справился с заданием редакции. А вот для статьи-справки о Н. И. Харито не было решительно никакого материала, не удалось установить даже годы жизни. Что предпринять? Ведь это просто несправедливо, если об авторе романсов, которые распевают во всем мире, в Музыкальном энциклопедическом словаре не будет ничего сказано.

Размышляя над этой трудной задачей, Виталий Петрович вдруг вспомнил, что когда-то давно, чуть ли не 20 лет назад, известный киевский коллекционер С. Н. Оголевец на одном из своих воскресных граммофонных концертов обмолвился, что композитор Н. И. Харито будто бы похоронен на Лукьяновском кладбище. А что, если так оно и есть? Ведь на могиле должно быть какое-нибудь надгробие, на котором могут оказаться и даты жизни композитора. Значит, надо искать могилу.

И вот однажды, воспользовавшись свободным временем и хорошей погодой, Виталий Петрович отправился на старейшее в городе Лукьяновское кладбище. Лишь здесь, среди бесчисленного множества памятников, крестов и надгробий, он осознал всю сложность своей задачи. Найти нужную могилу в этом море захоронений было, наверное, не легче, чем сыскать иголку в стоге сена. Нет, нужно действовать как-то иначе, да и точно неизвестно, действительно ли Н. И. Харито похоронен именно на этом кладбище. Но раз он жил в Киеве, значит, в киевских архивах должны сохраниться о нем какие-нибудь сведения.

Для начала Виталий Петрович обратился в Городской архив записей актов гражданского состояния. Но, к сожалению, оказалось, что весь архивный фонд по 1900 год включительно был передан Центральному государственному историческому архиву УССР. Пришлось писать туда. Увы, никаких сведений о Н. И. Харито там не нашлось, но запрос был переслан в Центральный государственный архив-музей литературы и искусства УССР. И здесь неудача. Что же делать дальше? Раз не удается ничего найти, придется прекратить поиск.

В этот критический момент Виталий Петрович припомнил, что в Горархиве ЗАГС ему сказали: в городе есть специалист по захоронениям, составитель Киевского некрополя Людмила Андреевна Проценко. Она, быть может, что-то подскажет.

Оказалось, что в картотеке Людмилы Андреевны действительно имеется указание на захоронение некоего Н. И. Харито, но на могильном кресте, кроме нескольких фамилий, никаких других надписей, в том числе и дат, нет. Виталий Петрович был огорчен и разочарован.

— Жаль! Если уж там нет, то значит, нет нигде. Но все-таки я прошу сказать мне, где расположена могила композитора Харито.

Людмила Андреевна удивилась:

— Композитора? А разве Харито был композитором? Что же он написал?

— Ну, скажем такой знаменитый романс, как "Отцвели уж давно хризантемы в саду…", "Тени минувшего, счастья уснувшего…"

— Странно… Я слышала эти романсы, но не знала, что их написал тот самый Харито…

— Так где же его могила, Людмила Андреевна?

— А вот этого я вам не скажу!

— Почему?!

— У меня есть на это свои причины…

Наверное, у Людмилы Андреевны Проценко действительно были серьезные причины скрыть от энтузиста-коллекционера месторасположение могилы Н. И. Харито, хотя она и не подозревала, что это композитор, автор знаменитых романсов.

Итак, обычный, "нормальный" путь поиска ни к чему не привел: в архивах никаких сведений о Н. И. Харито не было, а составитель Киевского некролога не пожелала поделиться элементарной информацией. Тем не менее, сама того не желая, она подтвердила главное: на Лукьяновском кладбище действительно есть могила композитора. Значит, ее можно найти.

Каждое воскресенье отправлялся Виталий Петрович на Лукьяновское кладбище, ряд за рядом обходил захоронения, вчитываясь в бесчисленные надписи на крестах, стеллах, надгробиях. Окончательно убедившись в малоэффективности такого способа поиска, он обратился к работникам кладбища за помощью. В отличие от некоторых "хранителей тайн" здесь не делали никакого секрета из имеющейся информации, к просьбе Виталия Петровича отнеслись сочувственно и не только разрешили просмотреть кладбищенские книги захоронений, но и сами помогли в них разобраться. Искали фамилию Н. И. Харито.

На третий день, после того, как были просмотрены десятки толстенных фолиантов, пришла удача: нашлась запись, что Н. И. Харито захоронен на участке 22, ряд 11, могила № 44. Дата смерти — 9 ноября 1918 года.

И вот перед глазами энтузиаста предстало то, что лишь очень условно можно было назвать могилой: покосившийся деревянный крест, почти полное отсутствие могильного холмика. На кресте — табличка, надпись очень краткая: "Харито Николай Иванович", ниже — "Надежда Георгиевна" и "Елена Ивановна". Никаких дат не было. Было неясно, кем приходились Николаю Ивановичу эти женщины. Скорее всего родственницы, но какие?

Первый успех вселил надежду. Надо искать дальше, попытаться узнать, кто эти родственницы. Идя уже испытанным путем, Виталий Петрович вновь взялся за кладбищенские книги. Через несколько дней нашлась запись о захоронении Надежды Георгиевны. Оказалось, что это мать композитора и что она подхоронена в могилу сына в возрасте 78 лет в 1948 году. Жила она на улице Жертв Революции. Более подробного адреса не было.

В Городском архиве ЗАГС долго не хотели указать номер дома и квартиры, где жила Надежда Георгиевна Харито. "Справки частным лицам, не выдаются", — так пытались отделаться от назойливого посетителя, который "мешал работать". Наконец, поняв, что таким простым приемом "отшить" заявителя не удастся, решили удовлетворить его просьбу. Выяснилось, что Н. Г. Харито жила по улице Жертв Революции, в доме № 18, квартире 4 и умерла 20 декабря 1948 года. Хоронила ее гражданка В. Филиппова, проживавшая там же.

Однако оказалось, что найти нужный дом далеко не просто. На улице Героев Революции (бывшей Жертв Революции) на четной стороне было всего четыре дома и восемнадцатого номера там даже теоретически быть не могло. В окрестных ЖЭКах ничего не знали о том, почему на улице Героев Революции нет дома № 18. Наконец Виталий Петрович зашел в первый попавшийся дом и стал обходить квартиру за квартирой, всюду спрашивая, где может быть дом, у которого в 1948 году был номер 18. Одна пожилая женщина сообщила, что в прежние времена улица Жертв Революции, начинавшаяся от Крещатика, продолжалась дальше площади имени Калинина (бывшей Правительственной). Сейчас та, верхняя часть улицы называется Десятинной. Значит, бывший дом № 18 должен находиться на Десятинной.

К счастью, война обошла стороной Десятинную улицу и дома старой постройки сохранились почти все. Определив примерно месторасположение искомого дома, Виталий Петрович по очереди звонил в квартиры и спрашивал у жильцов, какой номер имел этот дом раньше, когда улица еще называлась по-сторому, имени Жертв Революции. Оказалось, что никто этого не знал, а фамилии Харито и Филиппова никому не известны.

Удрученный неудачей, Виталий Петрович вышел во двор и присел на скамейку. Интуиция подсказывала ему, что это и есть тот самый дом. Что же теперь делать? Продолжать обход квартир? Нет, на сегодня, пожалуй, хватит. Ведь в каждой квартире приходится объяснять причину непрошенного визита.

Рядом на скамейку присела какая-то женщина. Спрошу-ка еще у нее, решил Виталий Петрович и потом уж пойду домой. Еще раз объяснив свою цель, он назвал Надежду Георгиевну Харито и В. Филиппову.

— Фамилию Харито я не знаю, но помню, что в этом доме раньше жила старушка по имени Вера Ивановна. Не стану утверждать, что ее фамилия была Филиппова, но что-то в этом роде.

Пока женщина объясняла, как найти квартиру, где жила та старушка, к ней подбежала девочка и передала записку. Прочитав записку, женщина помолчала, затем протянула ее Виталию Петровичу:

55
{"b":"221802","o":1}