ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда Михаил Львович Матусовский работал над текстом, он, повинуясь какому-то внутреннему чувству, в точности воспроизвел ритм и размер одного из своих старых, написанных еще в годы войны стихотворений — "Песня об Ильмень-озере":

Утром заводи подморозило
И раскинулось вдаль и вширь
Наше озеро, Ильмень-озеро,
Словно северный богатырь.
От лесов и рек веет славою.
Не сдадут ее никогда
Белоснежные, златоглавые
Древнерусские города…

Как потом выяснилось, такое повторение было неосознанным. Просто где-то в уголке творческой памяти теплился тот старый поэтический напев, носящий ярко выраженный пейзажный характер. И вот теперь, через пятнадцать лет, пейзажи Подмосковья вновь ассоциировались у поэта с теми же напевными ритмами:

Не слышны в саду даже шорохи,
Все здесь замерло до утра.
Если б знали вы, как мне дороги
Подмосковные вечера…
Речка движется и не движется,
Вся из лунного серебра.
Песня слышится и не слышится
В эти тихие вечера…

Мелодия, которую написал к этому тексту Василий Павлович Соловьев-Седой, примечательна одновременно и своей предельной простотой, и исключительной напевностью. Кажется, что для этой песни невозможно даже представить себе какую-то иную мелодию, — настолько органично слилась она с текстом.

Но, как это ни покажется сейчас странным, песня "Подмосковные вечера" не сразу была понята и оценена по достоинству. Хотя ее и включили в фильм, но сделали это неохотно, уступая лишь авторитету авторов. Исполненная в обработке для хора, она и в самом деле прошла по экранам страны фактически незамеченной.

Справедливо говорят, что успех новой песни не всегда зависит от одних лишь ее достоинств. Хотя верно и то, что хорошая песня все равно рано или поздно найдет дорогу к сердцу слушателя. Правда, дорога эта может растянуться на многие годы. Но иногда бывает так, что очень большую и даже решающую роль в ее успехе может сыграть мастерство исполнителя. Так случилось и в этот раз.

В 1956 году, накануне Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве, на песню "Подмосковные вечера" обратил внимание артист МХАТа, популярный певец Владимир Трошин. Когда он исполнил ее по радио в сопровождении хора и оркестра под управлением Виктора Кнушевицкого, в Радиокомитет хлынул поток писем радиослушателей, которые вновь и вновь просили повторить сразу полюбившуюся им песню. Миллионы простых людей несравненно лучше сумели понять и оценить все ее достоинства, чем это сделали специалисты-профессионалы, которые едва не исключили ее из звукового сопровождения фильма "В дни Спартакиады".

В этом же году песня была записана на грампластинку (диск № 27620). Хотя с того времени прошло уже 30 лет, запечатленное на ней исполнение песни Владимиром Трошиным и по сей день считается непревзойденным, эталонным.

Мелодия "Подмосковных вечеров" пленила и видного английского джазового трубача, певца, композитора и руководителя оркестра Кенни Болла. Его исполнение песни, выдержанное в стиле традиционного диксиленда, приобрело широкую известность и на многие годы стало музыкальной заставкой московского радио, вещающего на английском языке.

В Америку мелодию советской песни привез участник и победитель Первого международного конкурса имени П. И. Чайковского в Москве Ван Клиберн. Во время визита в Ленинград он был гостем В. П. Соловьева-Седого и здесь впервые услышал "Подмосковные вечера". Талантливый музыкант сразу проникся очарованием русской мелодии и, сев за рояль, сыграл блистательную импровизацию. "Я знаю множество всяких обработок и аранжировок этой песни, — вспоминал В. П. Соловьев-Седой, — но то, что "с ходу" сделал Клиберн, поразило меня своей виртуозностью, точностью, бережностью воспроизведения темы. Это была не музыка "по поводу", а подлинные "Подмосковные вечера", и по настроению, и по гармоническому рисунку. Это была "ювелирная работа"".

После этого все свои концерты в Большом зале Ленинградской филармонии Ван Клиберн неизменно завершал исполнением по требованию публики "Подмосковных вечеров" в своей интерпретации.

Песня была переведена на многие языки и стала подлинной посланницей мира и дружбы, своеобразной музыкальной визитной карточкой советского искусства за рубежом.

В чем же секрет ее всемирной популярности? Ответ прост: создавая песню, авторы ориентировались не на некий "средне-международный" безликий стандарт (чем, кстати, грешат многие современные наши сочинители шлягеров-однодневок), а опирались на надежный фундамент отечественной песенной традиции. Лишь подлинно национальное произведение может стать интернациональным. Именно такой и стала советская лирическая песня "Подмосковные вечера".

Слушая романс из телефильма "Дни Турбиных"

Когда я впервые смотрел телевизионный художественный фильм "Дни Турбиных", то, признаться, не сразу сумел оценить все достоинства романса, который поют герои фильма. Помнится, что лишь отметил про себя, что романс и по мелодии, и по содержанию, и даже по своему духу очень хорошо вписался в контекст происходящего на экране. При первом просмотре, как правило, больше внимания уделяешь развитию сюжета и лишь впоследствии начинаешь внимательно присматриваться к игре актеров, музыкальному оформлению и вообще к антуражу.

При повторном просмотре фильма я понял, что романс мне нравится. Потом, через некоторое время услышал его по радио в исполнении Людмилы Сенчиной. И вдруг мне открылась подлинная красота и глубина этого замечательного произведения!

Должен сказать, что в моей коллекции есть множество граммофонных пластинок с записанными на них романсами разных лет в исполнении первоклассных певцов. Поэтому каждое, не столь уж частое сейчас появление нового романса я встречаю несколько настороженно, невольно сравнивая его с теми многочисленными полюбившимися произведениями, которые создали славу этому жанру.

И вот — романс Вениамина Баснера на слова Михаила Матусовского. Вообще многолетнее содружество этих двух мастеров советской эстрады всегда было плодотворным: достаточно вспомнить их песни "С чего начинается Родина", "На безымянной высоте" и др. И на этот раз они сумели создать произведение интерес ное, яркое. Удивительно напевная мелодия, внешне простые, но исполненные глубокого смысла слова — их легко петь, и, главное, хочется петь!

В час, когда ветер бушует неистово,
С новою силою чувствую я:
Белой акации гроздья душистые
Неповторимы, как юность моя…

Какой разительный контраст со многими современными, наспех скроенными на иностранный лад модными шлягерами, засорившими в последние годы нашу песенную эстраду. Нет, не забыт жанр, не разучились еще писать романсы!

Заинтересовавшись произведением, я отважился написать письмо автору его музыки Вениамину Баснеру. Вскоре пришел совместный ответ В. Баснера и М. Матусовского. Они подробно рассказали о том, как работали над романсом, почему он получился именно такой, а не иной.

Тому, кто хорошо знает и любит романс как жанр искусства, известен, конечно, и романс-дуэт М. Штейнберга "Белой акации", появившийся еще в начале века:

Белой акации гроздья душистые
Вновь аромата полны.
Вновь разливается трель соловьиная
В тихом сияньи, в сияньи луны
60
{"b":"221802","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Nirvana: со слов очевидцев
Укрощение строптивой
Замок Кон’Ронг
Двойной удар по невинности
Голая. Правда о том, как быть настоящей женщиной
Ветер Севера. Аларания
Источник
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
День коронации (сборник)