ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На мой взгляд, количество фонограмм — 13 — объясняется так. В 1919–1920 гг. было записано не 10, а 11 речей, но одна из них погибла при выполнении технологического процесса. Какое это выступление и при каких обстоятельствах погибла запись, рассказано в разделе "Возможны ли находки неизвестных пластинок с выступлениями В. И. Ленина". А раз речей было 11, значит, металлических оригиналов должно быть 13.

Теперь остановимся еще на одной цифре-16. Впервые она была названа Б. Ф. Малкиным в статье "Неопубликованные речи Владимира Ильича" (подзаголовок "Голос Ленина"), опубликованной в газете "Правда" 21 января 1928 года: "В течение трех лет (1919–1921 гг.) нам удалось в Центропечати записать 16 речей Владимира Ильича на граммофонной советской пластинке…"

Сейчас мы знаем лишь 15 записанных выступлений. Что же это за 16-я речь? Гадать не приходится, так как здесь же в статье приведено ее название: "Особенно большой успех имели речи Владимира Ильича о середняке (1919 г.), продналоге (1921 г.) и помещаемая ниже "О Советской власти" (1920 г.).

…Из всех произнесенных Владимиром Ильичей речей печатаемая ниже речь "О Советской власти" считается наиболее технически удачной в смысле наибольшего приближения к голосу Ильича".

Там же дается текст этого выступления, слово в слово совпадающего с текстом речи "Что такое Советская власть", записанной еще в 1919 году. Значит, одна речь В. И. Ленина имеет 2 названия: "О Советской власти" и "Что такое Советская власть". Этот простой вывод подтверждается в заметке, напечатанной в газете "Вечерние известия Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов" 2 апреля 1919 года. Там под рубрикой "Москва" читаем: "Советская пластинка". При Центропечати возник новый отдел — "Советской пластинки".(…) Третьего дня "Советской пластинкой" записаны речи т. Ленина: 1) "К середняку-крестьянину", 2) "О погромной агитации", 3) "Первое впечатление о переговорах по радио с Бела Куном", 4) "О Советской власти", 5) "О 3-м Интернационале", 6) "Обращение к Красной Армии" и др.

Отсюда ясно следует, что "О Советской власти" — первоначальный, репортерский вариант названия выступления Ильича "Что такое Советская власть". Б. Ф. Малкин ошибся, учтя в своих подсчетах оба названия речи, получив таким образом 16 выступлений, вместо 15. Работая над последним вариантом своих воспоминаний, он замечает и исправляет эту досадную ошибку, больше не упоминая название "О Советской власти". И вновь возвращается к цифре 15: "В течение трех лет (1919–1921) нам в Центропечати удалось записать пятнадцать речей Владимира Ильича на советскую граммофонную пластинку" (см.: Б. Ф. Малкин. Запись ленинских речей. — Сов. искусство. 1936, 22 янв.).

Сравнительно недавно ошибка, допущенная Б. Ф. Малкиным, но затем им же исправленная, вновь всплыла в ряде публикаций. Толчком послужило присланное в 1968 году в ЦГАЗ СССР письмо сына одного из сотрудников отдела Центропечати "Советская пластинка". В нем приводился список шестнадцати записанных на пластинку речей В. И. Ленина, а в качестве шестнадцатой называлась речь "О Советской власти". И хотя в письме по сути не было ничего нового, авторы некоторых публикаций поспешили сообщить, что "…стало известно название шестнадцатой речи В. И. Ленина — "О Советской власти" (ее не надо путать с известной речью 1919 года "Что такое Советская власть")"[27].

Призывая нас "не путать", авторы этих публикаций, не разобравшись в сути дела, вновь вносят путаницу в вопрос подсчета точного количества ленинских фонограмм. Итак, на основании вышеизложенного мы можем с документальной точностью говорить только о пятнадцати фонограммах ленинских речей.

Кем выполнялись граммофонные записи?

В своей брошюре "Голос, сохраненный на века" Л. Ф. Волков-Ланнит утверждает, что "все записи речей В. И. Ленина проводил немецкий инженер Оскар Блеше". Проверим, справедливо ли это утверждение.

Всмотримся в фотографию, на которой В. И. Ленин запечатлен с группой сотрудников Центропечати. В первом ряду, рядом с Владимиром Ильичей сидит заведующий Центропечатью Б. Ф. Малкин. С другой стороны, по правую руку Ильича — секретарь партячейки Центропечати М. Г. Штегер. Рядом с ней, в кителе полувоенного образца, сидит заведующий отделом "Советская пластинка" А. Я. Бронштейн. Во втором ряду, в белой рубашке навыпуск, подпоясанной шнурком, стоит С. А. Скарбек-Бенедикт, который впоследствии сражался в Испании в интернациональных бригадах, защищая республику. Справа в полуоборот стоит невысокий человек с бритой головой. Это уполномоченный Центропечати по Западному фронту С. Б. Вольшоник. И наконец, самый молодой из всей группы сотрудников Центропечати — 24-летний Б. В. Гольцев, в кожаной куртке, стоящий во втором ряду в центре.

Фотография эта известна достаточно хорошо. Гораздо менее известен тот факт, что сохранилась она в двух вариантах. В целом они почти идентичны, сделаны в одно время, с одной и той же точки. Разница между ними заключается в том, что на второй фотографии снято еще два человека: один сидит рядом с Б. Ф. Малкиным, второй стоит во втором ряду предпоследним справа (в очках). Кто эти двое и почему один из вариантов фотографии сделан без них, долгое время оставалось не выясненным. И наконец мне посчастливилось расшифровать эту загадку.

Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_073.jpg
Один из двух вариантов фотографии В. И. Ленина с группой сотрудников Центропечати, 1921 г., 25 апр.

То обстоятельство, что на одном из вариантов фотографии отсутствуют именно эти двое, словно подсказывало, что они не являются членами коллектива сотрудников Центропечати. Но, с другой стороны, их присутствие на втором варианте снимка убеждало: они непременно имеют какое-то отношение к выполнению записи речей В. И. Ленина.

При таком ходе рассуждений сам собою напрашивался вывод: это могли быть только немецкие специалисты звукозаписи О. Блеше и А. Кибарт, чьи фамилии упоминаются в связи с ленинскими граммофонными записями.

"Технически самую запись производил немец-иностранец, который на вопрос Ильича, доволен ли он службой, ответил резким недовольством на то, что получаемое жалованье… не может отправлять жене в Германию", — вспоминает заведующий отделом "Советская пластинка" А. Я. Бронштейн. А заведующий фото-отделом Л. Я. Леонидов, автор обоих вариантов фотографии, уточняет: "Во время съемки, пока я усаживал группу, произошло характеризующее Владимира Ильича объяснение с прибывшим из Берлина спецом-механиком граммофонных аппаратов. Немец гр. Кибарт пожаловался Владимиру Ильичу, что с ним нарушают договор: он должен был получать свое жалованье в иностранной валюте, а ему выдают "русише папирбонен"".

Значит, на групповом снимке непременно должен быть А. Кибарт.

Об участии О. Блеше в выполнении записи ленинских пластинок свидетельствуют его инициалы "О. В. L.", имеющиеся на первых пластинках с речами В. И. Ленина.

Но как узнать, кто из двоих на фотографии А. Кибарт, а кто О. Блеше? Удалось сделать и это.

В подшивке дореволюционного журнала "Граммофонная жизнь" за 1911 год (№ 15) я обнаружил фотографию А. Кибарта. А в журнале "Граммофонный мир", № 15 за 1912 год нашлась и фотография О. Блеше.

Казалось бы, дело сделано, личности установлены: в первом ряду справа сидит О. Блеше, а во втором, предпоследний справа стоит А. Кибарт. Но вот незадача — то, что отчетливо видел я, не убеждало тех, кому я показывал фотографии. Мнения разошлись. Одни сомневались, что рядом с Б. Ф. Малкиным сидит тот же человек, что и на фотографии из журнала "Граммофонная жизнь". Другие никак не могли уловить черты сходства с портретом А. Кибарта у стоящего во втором ряду человека в очках. Значит, нужна настоящая экспертиза, выполненная специалистами-профессионалами по всем правилам портретной идентификации.

вернуться

27

Белкин А. М. Слушаем Владимира Ильича. О грамзаписях речей Ленина. М. 1982. С. 55.

63
{"b":"221802","o":1}