ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Далее. Не сохранилось никаких документальных данных, позволяющих назвать точную дату выполнения граммофонных записей речей В. И. Ленина в 1920 году. Сейчас ориентировочно принято, что они были сделаны в конце марта во время работы IX съезда РКП (б). Думается, "конец марта" не подходит даже в качестве ориентировочной даты. Почему?

IX съезд РКП (б) проходил с 29 марта по 5 апреля 1920 года. Следовательно, понятие "конец марта" совпадает с числами 29, 30 и 31 марта. Дата 29 марта отпадает сразу, так как первое заседание съезда, проходившее в Большом театре, началось во второй половине дня и закончилось поздно вечером. Если рассуждать формально, то записи действительно могли быть сделаны 30 или 31 марта. Но если говорить по существу, то представляется совершенно невероятным, чтобы Владимир Ильич мог наговорить на пластинку речь, скажем, "О работе для транспорта" еще до обсуждения этого вопроса и до принятия съездом соответствующей резолюции. А принята была резолюция "О мобилизации на транспорт" в последний день работы съезда, утром 5 апреля.

Готовый к записи речей аппарат стоял в Митрофаньевском зале. Поэтому, если предположить, что запись трех речей 1920 года была выполнена 5 апреля, то против этого трудно найти какие-либо возражения.

Датировка записи речей 1921 года затруднена тем, что у нас нет ни одной косвенной "зацепки", которая помогла бы определить хотя бы ориентировочную дату. Правда, рукописи речей "О продовольственном налоге или продналоге", "О концессиях и о развитии капитализма" и "О потребительской и промысловой кооперации" датированы 25-м апреля. Но, во-первых, это дата написания рукописей речей, а во-вторых, Б. Ф. Малкин ясно писал, что "эту запись (она оказалась последней) пришлось отложить на несколько дней, так как у нас испортился записывающий аппарат". За неимением более точных данных, примем (до уточнения в будущем) дату проведения последнего сеанса записей 25 апреля 1921 года.

Теперь, когда известно количество записанных речей, место выполнения и даты записей, впервые появляется возможность составить достаточно точную дискографию речей В. И. Ленина.

Дискография речей В. И. Ленина 19 марта 1919 г., Центропечать

1. 001. "Памяти председателя ВЦИК тов. Я. М. Свердлова";

2. 002. "Третий Коммунистический Интернационал";

3. 003–004. "Обращение к Красной Армии" (2 части).

23 марта 1919 г., Кремль

4. 005. "О погромной травле евреев";

5. 006. "Что такое Советская власть";

6. 007. "Сообщение о переговорах по радио с Бела Куном".

30 марта 1919 г., Кремль

7. 008. "О крестьянах-середняках";

8. 004. "Обращение к Красной Армии" (2 часть, перепись).

5 апреля 1920 г., Кремль

9. 2276. "О работе для транспорта" (1 часть);

227а. "О работе для транспорта" (2 часть);

10. 228. "О трудовой дисциплине";

11. 229. "Как навсегда спасти трудящихся от гнета помещиков и капиталистов".

25 апреля 1921 г., Центропечать

12. 288. "О продовольственном налоге или продналоге";

13. 289. "О продовольственном налоге или продналоге и о свободном обмене хлебных излишков";

14. 290. "О потребительской и промысловой кооперации";

15. 291. "О концессиях и о развитии капитализма";

16. 292. "Беспартийные и Советская власть".

Какая фабрика выпустила первый тираж ленинских пластинок?

Вопрос, поставленный в заглавии этого очерка, на первый взгляд может показаться праздным. Разве не известно доподлинно, что и первый, и все последующие тиражи пластинок с речами В. И. Ленина были изготовлены Апрелевской фабрикой? Ведь об этом пишут едва ли не в каждой публикации, рассказывающей о ленинских пластинках.

К сожалению, авторы статей на столь важную тему, являясь специалистами в какой-то определенной области, имеют, как правило, весьма смутное, поверхностное представление об истории отечественной грамзаписи. Этим и объясняются многочисленные ошибки и противоречия, в изобилии встречающиеся в ряде публикаций, когда речь заходит о технической стороне записи и выпуска ленинских пластинок.

К числу самых распространенных заблуждений относится и утверждение, будто первые пластинки с речами В. И. Ленина были выпущены Апрелевской фабрикой. Чтобы рассеять это заблуждение, нужно точно установить, какие именно фабрики грампластинок находились в ведении Центропечати.

В одной из последних работ, претендующих на новое слово в биографии ленинских грампластинок, указывается следующее:

"Центропечать получила в свое распоряжение все граммофонное хозяйство страны: две фабрики в Москве-…братьев Пате на Бахметьевской улице и так называемую серпуховскую фабрику "Пишущий Амур", расположенную на улице Щипок, одну ("Метрополь Рекорд") — под Москвой, на станции Апрелевка, в сорока двух верстах по Брянской (теперь Киевской) железной дороге, и одну — в Петрограде, принадлежавшую прежде русско-американскому акционерному обществу "Граммофон"…"

Эта интересная цитата заимствована из статьи Г. Скороходова "Слушая заново" (Юность. 1986, № 2). В ней что ни слово, то ошибка. Во-первых, завод "Пишущий Амур" не принято называть "серпуховским", во-вторых, фабрика "Метрополь Рекорд" с середины 1914 года переименована в граммофонную фабрику Русского акционерного общества граммофонов. В-третьих, никогда не существовало русско-американского акционерного общества "Граммофон". В Петрограде было отделение английского акционерного общества "Граммофон" (фабрика пластинок в Риге) и Русское акционерное общество граммофонов (РАОГ). Смешивать названия этих совершенно разных обществ не следует. Ну и самое главное: в ведении Центропечати никак не могло быть 4 граммофонных фабрики, если заведующий отделом "Советская пластинка" А. Я. Бронштейн, выступая в мае 1920 года на Втором Всероссийском съезде работников Центропечати, говорил, что "в Советской Республике всего насчитывается три фабрики: две по изготовлению пластинок, одна по изготовлению граммофонов…" А заведующий Центропечатью Б. Ф. Малкин в своих мемуарах неоднократно указывал: "Речи Владимира Ильича расходились в десятках тысяч, и мы не успевали их изготовлять. Впоследствии мы открыли вторую фабрику в Ленинграде".

Итак, в ведении Центропечати было не 4, а всего 2 граммофонных фабрики. Нам лишь остается уточнить, какие именно.

На первый взгляд, ответ на этот вопрос есть в свидетельстве Б. Ф. Малкина, который в своих воспоминаниях писал: "С самого начала восстановления нами единственной в России Апрелевской фабрики (под Москвой) Владимир Ильич проявлял очень большой интерес к ее работе и всячески помогал нам наладить это сложное, трудное дело, прося немедленно его известить, когда можно будет приступить к записи речей".

Прежде всего следует разъяснить, что название "единственной в России", употребленное по отношению к Апрелевской фабрике, следует понимать не в количественном смысле, так как в России были и другие фабрики, а в качественном. Апрелевскую фабрику сразу стали называть единственной, потому что только на ней полностью выполнялись все технологические процессы, связанные с обработкой записанных восков, изготовлением матриц, отливкой массы и прессовкой пластинок.

В приведенном отрывке из воспоминаний Б. Ф. Малкина речь идет о том периоде, когда Центропечать пыталась восстановить работу Апрелевской фабрики, но к записи речей еще не приступала. Имеются достаточно убедительные свидетельства того, что, так и не дождавшись восстановления работы Апрелевской фабрики, Центропечать обратилась к Владимиру Ильичу за содействием в изъятии из ведения Наркомпрода другой граммофонной фабрики, менее мощной, зато работавшей исправно. Вот как об этом рассказывает сам Б. Ф. Малкин:

67
{"b":"221802","o":1}