ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но если речи 1921 года массовым тиражом не выпускались, то как же в таком случае понимать утверждение Б. Ф. Малкина о том, что "…речь о середняках, как и две речи Владимира Ильича о продналоге, имели наибольший спрос. Из деревень и из Красной Армии усиленно требовали этих речей, за ними приезжали специально крестьянские ходоки". Видимо, крестьянам демонстрировались пробные пластинки с речами о продналоге. Но совершенно очевидно, что до выпуска этих речей массовым тиражом дело не дошло.

В чем же причина низкого качества фонограмм 1921 года? Ответить на этот вопрос нетрудно. В одном из предыдущих разделов уже описывался эпизод, имевший место во время выполнения последних пяти записей выступлений В. И. Ленина перед рупором. Немецкий инженер А. Кибарт пожаловался Владимиру Ильичу на то, что Центропечать нарушает заключенный с ним договор и выплачивает ему жалованье не в валюте, а советскими бумажными деньгами, которые он не может отсылать семье в Германию. "Надо уметь выполнять договор с иностранцем. Немедленно урегулируйте этот вопрос в Наркомфине", — так по свидетельству Л. Я. Леонидова распорядился Владимир Ильич. А заведующий отделом Центропечати "Советская пластинка" А. Я. Бронштейн, к которому относилось это распоряжение, впоследствии вспоминал: "Мне тут же пришлось выслушать от Владимира Ильича тихо произнесенную реплику: "Если товарищ иностранец не будет в трехдневный срок удовлетворен, то вы сядете в тюрьму до тех пор, покуда научитесь договоры выполнять…" В то время было так же сложно раздобыть валюту для указанной цели, как снабдить население по карточкам птичьими сливками, однако после нечеловеческих усилий валюта была раздобыта, и я научился, таким образом, "договоры выполнять"".

Разруха в стране, казалось, достигла своего апогея. В этих условиях о регулярной выплате жалованья в иностранной валюте не могло быть и речи. Обиженный Кибарт в середине мая 1921 года вернулся в Германию, где его уже ждал выгодный контракт с фирмой "Armit — Schallplatten". Записанные воски с пятью речами В. И. Ленина так и остались необработанными.

Другой немецкий инженер звукозаписи О. Блеше тоже был первоклассным специалистом, но, к сожалению, иного профиля — он был звукотехником, то есть в совершенстве владел всеми тайнами записи звука. А здесь требовался специалист, знающий технологию дальнейшей обработки уже записанных восков — графитирование, гальванопластику, изготовление матриц, прессовку пластинок. Кроме А. Кибарта, обеспечить качественное выполнение всех этих тонких процессов было некому.

Как раз в это время Севцентропечати с большим трудом удалось наладить производство граммофонных пластинок на фабрике бывшего Русского акционерного общества граммофонов. Пять ленинских восков отправили в Петроград и, несмотря на все трудности, сумели их обработать и даже изготовить некоторое количество пробных пластинок, качество которых оказалось удручающе низким. Поэтому пришлось отказаться от выпуска массовым тиражом фонограмм пяти речей Ильича, произнесенных перед рупором звукозаписывающего аппарата 25 апреля 1921 года.

Наш друг граммпластинка. Записки коллекционера - i_080.jpg

Как же обстояло дело с выпуском трех речей, записанных в 1920 году? В брошюре Л. Ф. Волкова-Ланнита "Голос, сохраненный на века" читаем: "Голос Ленина должен быть сохранен для потомков. Еще при жизни Владимира Ильича приняли меры к сбережению подлинников записей. Восковые звуконосители обратили в более стойкие — металлические. Это сделали в 1923 году… Гальванодиски изготовила фабрика пластинок "Имени Пятилетия Октября"".

Тот, кто хотя бы в общих чертах знаком с технологией записи и производства пластинок, сразу обратит внимание на следующее обстоятельство: записанные воски обращают в металлические гальванодиски вовсе не потому, что те более пригодны для длительного сбережения, чем восковые, а по требованию технологии массового производства пластинок. Причем они могут быть обработаны в гальванической ванне только один раз: при отделении от них нарощенных оригиналов воски теряют качество и к дальнейшему использованию непригодны. Следовательно, если записанные воски, о которых идет речь в брошюре Л. Ф. Волкова-Ланнита, впервые были обработаны в 1923 году и с них впервые были сняты металлические копии — гальванодиски на фабрике "Пятилетия Октября", открытой лишь в 1922 году, то с полной уверенностью можно утверждать, что речи В. И. Ленина, записанные на грампластинки в 1920 году (3 речи), впервые были тиражированы лишь в 1923 году.

Такой вывод, однако, будет справедлив лишь в том случае, если сообщенный Л. Ф. Волковым-Ланнитом факт о первоначальной обработке восков в 1923 году достоверен. Автору этих очерков не удалось отыскать первоисточник, из которого взяты данные сведения, хотя во многих современных публикациях такая версия неоднократно повторяется. Во всяком случае представляется маловероятным, чтобы записанные воски могли пролежать необработанными более двух лет. Вопрос этот требует дальнейшего изучения.

Возможны ли находки неизвестных ленинских пластинок?

Неоднократно высказывались предположения о возможном существовании еще неизвестных нам граммофонных записей речей В. И. Ленина. Вероятно ли это?

Некоторые исследователи возлагают основные надежды на поиск гипотетической речи, которую принято называть "О Советской власти". Выше уже было доказано, что на самом деле "О Советской власти" и "Что такое Советская власть" — одна и та же речь, так что поиск в этом направлении бесполезен.

Но есть источники, которые либо прямо, либо косвенно указывают на возможность существования не учтенных еще граммофонных записей выступлений В. И. Ленина. Так, в своем отчетном докладе на Втором Всероссийском съезде работников Центропечати 17 мая 1920 года Б. Ф. Малкин говорил: "В тот момент, когда заготовка литературы была мала, удалось использовать фабрики, которые имелись, чтобы наладить советскую пластинку. В течение последнего времени нам в этой области удалось многого достигнуть, и сейчас в связи с польским фронтом нам удалось записать ряд речей тт. Троцкого, Ленина и т. д."

Здесь обращают на себя внимание слова "в связи с польским фронтом нам удалось записать…". Известны три речи Ильича, записанные на пластинку 5 апреля 1920 года. Это "О работе для транспорта", "О трудовой дисциплине" и "Как навсегда спасти трудящихся от гнета помещиков и капиталистов". По своему содержанию они никак не связаны с польским фронтом и, главное, записаны еще до нападения войск панской Польши. Не имел ли в виду заведующий Центропечатью какие-то другие, неизвестные нам речи (или одну речь) В. И. Ленина, записанные уже после открытия польского фронта?

Надо сказать, что это на первый взгляд зыбкое предположение неожиданно находит свое документальное подтверждение. Как уже говорилось, в траурные дни 1924 года специальная комиссия взяла на учет все имеющиеся в наличии на фабрике "Пятилетия Октября" металлические оригиналы и матрицы граммофонных записей речей В. И. Ленина. Всего было десять речей, две из них размещались на обеих сторонах пластинки ("Обращение к Красной Армии" и "О работе для транспорта"), следовательно, общее количество оригиналов было равно 12 — по одному для каждой стороны пластинки. А теперь посмотрим письмо, направленное граммофонной фабрикой руководству Музпреда 14 апреля 1924 года:

"Настоящим фабрика "Пятилетие Октября" доводит до Вашего сведения, что из произведенной записи тов. Ленина в Центропечати техником О. Г. Блеше в количестве 13 номеров, каковые поступили в дальнейшую обработку на фабрику, находящуюся на станции Апрелевка, вышло годными только 12 номеров.

По наведенным справкам у рабочих, работавших на фабрике в 1920 году, тт. Каштанова П. А. и Хазикова Р. И. выяснилось, что во время процесса последнего первого оригинала на второй оригинал произошло повреждение контрзаписи вследствие большой проводимости тока, от чего контрзапись первого оригинала подгорела и пришла в негодность…".

69
{"b":"221802","o":1}