ЛитМир - Электронная Библиотека

-За короткое время, что мы дружим, ты стал мне кем-то большим, чем просто друг. Хм. Если бы у меня был бы брат, я бы хотела, что бы он был похож на тебя.

Даже в самой больной своей фантазии не думал, что докачусь до такого. Надо же. Меня возвели до ранга родственника. Было горько осознавать, что никогда не услышу в свою сторону слово любовь, но все же проговорил в ответ.

-Так в чем дело, сестричка?

Она улыбнулась.

-Отнеси меня в кровать, братик, очень устала.

Я уложил ее спать, потом убрал все на пляже. И сам устроился рядом с названной сестренкой. Перед тем как заснуть, я посмотрел на спящую Ли, и подумал, что все равно счастлив. Быть рядом  с ней это все чего я желал. Я мысленно пообещал ей справиться на отлично, с ролью ее брата.

Глава 16.

-Ты же знаешь, я не переношу тупости. – Он помолчал, а потом добавил. – Ты уверена? Никакой ошибки?

-Да, Кристофер. Ошибки быть не может. Она сбежала.

Ее голос был твердым, уверенным, и умело скрывавшим внутреннюю дрожь, из-за страха за собственную шкуру. И хотя она считалась одной из его любимиц, все же кто-то должен быть наказан.

 -Значит, ты говоришь, что она сбежала! А каким образом она смогла сбежать, если вы ей ноги переломали? Ты регулярно пила ее кровь, откуда у нее могли появиться силы для того, что бы пройти через охрану?

Глава могущественного, процветающего клана вампиров, говорил ровно и спокойно, практически равнодушно.

Вечеринка, устроенная по его приказу, прошла удачно. Он завязал новые связи, подписал многообещающие контракты. У него было почти хорошее настроение. Почти. Потому как после того, как он узнал о смерти своего наследника Маркуса, у него кроме злости не было никаких других эмоций. Лишь немного его гнев поутих, когда виновницу его проблем привели связанную и избитую. Слишком много сил, и терпения он потратил на Маркуса, так что наказание для девчонки должно было быть соответствующим.

И вот теперь, когда он решил подарить ей смерть от собственных рук, оказывается, она смогла убежать.

Стефания, наконец, ответила.

-Ей помог вампир.

-Кто именно?

Кристофер сидел в своей любимой библиотеке. В кожаном кресле с высокой спинкой, за массивным столом, который принадлежал ему вот уже двести лет. Высокие окна занавешены тяжелыми шторами, под которыми были спрятаны защищающие от дневного света жалюзи. Само помещение было огромных размеров, и выдержанно, скорее, в темных тонах. Картинам места здесь не было, потому как это главная, и самая любимая библиотека хозяина, и потому собрал здесь самые ценные экземпляры. Книги. Вот для чего была предназначена эта комната. А картинами можно полюбоваться в другом помещении.

Напротив его стола, не было ни одного стула для его гостей, потому как не привык, чтобы его подчиненные садились в его присутствии, когда он отдыхает.В былые временна, Стефания не боялась вести себя расковано в присутствии главы клана, и спокойно могла забраться на стол. Как любимице, ей многое прощалось. Однако, это в прошлом.

-Я видела его лишь один раз. Это друг Эрика и Тони. Господин, они уже наказаны за то, что привели его.

-Каким образом?

-Их долгое время избивали.

-Значит, они еще живы?

-Как прикажет господин?

Кристофер махнул рукой своему телохранителю, и тот понял приказ без лишних слов.

Виновники будут отправлены в специальную камеру, в которой потолок состоял из звуконепроницаемого стекла, совершенно прозрачного.

После того как закрылась дверь, он посмотрел на троих его учеников. Самых лучших. Нет. Маркус был самым лучшим. Но из-за его самоуверенности, и беспечности он погиб от руки тех, кого ему казалось, он контролирует. Но видимо ошибался. Как и Маркус. Он также был уверен в своих силах.

Гнев, который казалось, поутих, вспыхнул внутри главы клана с новой силой. Будто раскаленная лава, растекалась внутри него.

Он сжал кулак, и с неистовой силой обрушил его на крышку стола. От произведенного грохота все три приближенных вампира подпрыгнули, и наконец, обнаружили свой испуг.

-Найдите ее, и приведите мне, любой ценной.

***

Он просил о чем-то запредельно невозможном.

Как я смогу произнести вслух все свои страхи, обиды, мечты? Во многих я до сих пор так и не разобралась и не призналась себе до конца. Возможно, есть какие-то вещи попроще, то, с чего можно начать. Я ведь обещала попытаться.

Два дня спустя, мы решили, что на руку нет смысла накладывать повязку. Кость срослась, и я понемногу разрабатывала ее. С правой ногой было куда сложнее. Я не могла ступить на нее. Без рентгена не обойтись. Но мы не могли высовывать нос. Так что, постельный режим. Или наручный, это слово придумал Роман. Он постоянно меня носит на руках, что бы я ни прыгала на одной ноге. С этим тоже есть проблемы. Что-то явно не так. Мой организм давно должен был восстановиться, но я до сих пор чувствую себя слабой, и быстро устаю.

Сидя за столом и наблюдая, как Роман ловко режет овощи и мясо. Я вдруг вспомнила, что ни разу не рассказывала про Кети.

Час спустя, я сытая и довольная, а Роман, слегка ошарашенный, сидели и смотрели в окно на звездное небо.

Рассказывать особо не чего было.

Встретила ребенка, спасла, приютила, полюбила. Я сильно скучала по нашим с ней посиделкам, по сладкому, которое впихивала в себя, что бы показать ей, что мы с ней на одной волне.

Удивительно, но после того, как я рассказала Роману о своей почти, дочери, мне стало легко, я поняла, что это отличная идея, общение, я имею ввиду. Я конечно и раньше не скрытничала с ним. И многое рассказала из того, что обо мне другие не знают.

 Мы с ним легко разговаривали на русском языке, мне даже почти удалось избавиться от акцента.

-А блондин знал про Кети?

-Нет. Никто не знал.

-А вдруг он не нашел ее? В худшем случае, что может произойти?

-Скорее всего, он отправился ко мне домой, что бы наорать за то, что не поднимаю трубку после нашей ссоры, а там как раз Кети.

-После, какой ссоры?

Я опустила голову, и уставилась в пол, высматривая трещинки в кафеле.

-Нуу. Знаешь, у меня ведь паршивый характер, я всех предупреждаю заранее.

-Не увиливай от ответа. Что произошло?

-Хочу на пляж.

Он поднял меня на руки, и пошел в сторону шезлонгов, которые мы оставляем на пляже круглосуточно. Это отдаленное место, и никто сюда не забредает.

Устроившись поудобнее, я решила признаться. В конце концов, все уже в прошлом, а прошлое стоит отпустить.

-Знаешь, я противник заводить детей. – Он, молча, слушал. – Дело не в том, что я не хочу завести ребенка, в некотором роде я испытываю нежность к младенцам. Но в связи с тем, что моему биологическому ребенку передастся мой ген охотника, то я сразу решила, что заводить семью это не мой вариант. Хотя нет, немного не так. Я в первую очередь не собиралась заводить семью, мужа. Как то так. Малыша в принципе можно и без законного мужа организовать. – Я улыбнулась ахинее, которую несу, ну что за бред. – Вот. А оказалось у Алекса имелись виды на меня. Видите ли, он влюблен, ну и так далее и тому подобное, я сильно разозлилась, стукнула его. – Сказать или не сказать? Боже, какой дуррой я буду выглядеть в глазах Романа!  Я посмотрела ему в глаза, и продолжила. – Выяснилось, что я уже некоторое время, ну, как бы, беременна. Поняв свою ошибку, я разозлилась еще сильнее, и ушла. Я была сильно на взводе и не услышала, как  сзади подкрались.

Роман был в шоке или ужасе, не знаю точно, но, кажется, он побледнел сильнее обычного.

-Ли…

В его голосе была вселенская грусть.

-Да, я знаю. Мне тоже. Не хочу об этом говорить, ничего не изменить, так что…

-Алекс наверно с ума сходит.

-Я не знаю. Плевать.

Он помолчал немного, и продолжил разговор.

-Ты наверно любишь его?

-С чего тебе в голову забралась такая шальная мысль?

28
{"b":"221804","o":1}