ЛитМир - Электронная Библиотека

Беспомощной я себя чувствовала потому, что физически не могла себя защитить.

Не смотря на то, что Роман хорошо меня кормил, я никак не могла набрать прежний вес. И потому ощущение было, будто меня ветром сдует. Должна признать, это не приятное чувство.

Я взяла пульт от телевизора и стала беспорядочно клацать кнопки. Ни один канал не заставил меня отключиться от переживаний за близкого мне человека. Я нервничала, иногда проскальзывала мысль, что его уже схватили и пытают. Время, выделенное для поездки, закончилось.  До рассвета осталось чуть больше часа. В любую секунду могу удариться в слезы. Губы стали предательски подрагивать. Я сцепила руки, не помогло.

Я закрыла лицо руками, и заплакала. Мой Роман. Я не должна была его отпускать. Как же я без него. Он такой замечательный.

Я продолжала мысленно перечислять все его добродетели, нисколько не заботясь о том насколько с моей стороны эгоистично, присвоить его себе, получать комфорт, защиту и его дружбу. Наслаждаться общением. И в итоге считать себя пострадавшей.

Я так углубилась в свои печальные мысли, что совершенно не услышала, как открылась в комнату дверь, только почувствовала холодные руки на своих плечах, и тихий шепот рядом с моим лицом.

-Прости дорогая, прости. Все в порядке, я с тобой, я уже здесь, обещаю, я больше не заставлю тебя волноваться.

Я вцепилась руками в его кофту, и ни капельки не смущаясь своих слез, притянула в свои объятия.

Мы посидели так минут пять. Роман шептал мне всякие глупые слова, о том, что никак не ожидал, что я так расклеюсь из-за такого пустяка, как небольшая задержка. Затем он заметил что еда, оставленная для меня, не тронута, и стал, все так же шепотом, ругать меня за то, что я не думаю о себе.

Как же он ошибается. Только о себе и думаю.

Потому что я безгранично счастлива, что мой друг цел и невредим.

***

Я делала вид, что смотрю фильм, но на самом деле все мои мысли были о Романе и Алексе.

Два мужчины. Совершенно разных, не похожих друг на друга, но оба дороги мне.

Я упорно отказывалась признавать какие либо чувства к блондину, может только разве что, я скучаю по нему.

Без Романа я уже не видела своей жизни. Это как найти свою родственную душу, от нее невозможно отказаться. Ведь никто бы не стал отказываться?

В тоже время, если бы у меня был шанс быть с Алексом, возможно, я бы не отказалась от этого. Или отказалась?

Я не знаю, как совместить двоих мужчин в моей жизни. И нужно ли это делать?

Я окончательно запуталась.

После переживания за Романа, я задумалась, и сделала вывод, что стоит озвучить свою единственную просьбу. Завещание, если на то пошло. Я не осмеливалась раньше произносить этого вслух. Но Роман совершенно другое дело.

Я дождалась, когда закончится фильм, а потом повернулась к нему лицом, и просто, без лишних эмоций выложила, то, о чем хотела его просить.

-Я не просила тебя, тащиться в Нью-Йорк и спасать меня!

Его взгляд явно говорил – С ума сошла? Кто о таком просит? Это же очевидно!

-Я в курсе.

-Но есть кое-что, о чем я бы хотела тебя попросить.

-Я слушаю. – Он был крайне удивлен, потому как раньше я не употребляла слово « попросить»

Он так пристально смотрел на меня, ждал, когда я скажу заветные слова, потому что, любое мое желание, он с радостью исполнит.

Я не сдержалась и опустила глаза на свои сжатые в кулаки руки.

-Если говорить просто, то я хотела бы, что бы, когда я умру, ты отвез мое тело в Россию, и похоронил меня там. Это не будет слишком, просить тебя о таком?

Его глаза расширились, наверно от удивления, потом сузились до щелочек, он поджал губы, и в итоге отвернулся.

-Роман, ты единственный близкий мне человек, которого я могу просить о таком!

Он встал, походил по комнате. Чего он сердится? Не хочет возиться с трупом в мешке? Так он уже через это проходил!

Наконец, он остановился напротив меня, и,  сопя от злости, спросил?

-Выходит, ты дала мне временную отсрочку, и теперь решила, что пришло время, доделать то, к чему ты так стремилась?

Я сразу поняла, о чем он говорит.

-Ох, Роман, нет. – Надо было ему сначала объяснить, а потом говорить о просьбе. – Я не собираюсь лишать себя жизни, и лезть в петлю. Ты показал мне, что жить стоит. Ты слишком многое для меня значишь. И я не хочу лишать нас друг друга. Я самым эгоистичным образом буду держать тебя, рядом с собой, до тех пор, пока не умру. В жизни охотника всякие ситуации бывают. Далеко за примером ходить не надо. Я не планирую умирать до тех пор, пока ты меня не научишь плавать, и водить машину.

-Лучший вариант, был бы, от старости.

Он, наконец, успокоился и сел рядом со мной.

-Значит, ты хочешь, быть похороненной на родине?

-Я не помню своих бабушек и дедушек, но мы с мамой и папой часто их навещали на кладбище. И вспоминая это, хочется, что бы мои кости были  рядом с семьей.

-Звучит ужасно.

-Зато правдиво.

Мы улыбнулись друг другу.

-Я обещаю тебе.

-Спасибо Роман.

За окном стало светлеть, поэтому мой друг поднялся, и пошел закрывать все окна в доме.

Когда он подошел к кровати, что бы лечь спать, я спросила его.

-Почему ты не переоденешься в пижаму?

-Мои джинсы не причиняют мне дискомфорт. Фактически, единственное, что его причиняет это солнце.

-Ладно, как хочешь.

-Они чистые.

-Знаю.

-Не сниму.

-Как хочешь.

-Вот пристала.

Я улыбнулась, и прижалась головой к подушке, рядом улегся Роман.

Такой смешной. Ну, кто ложится спать в штанах и джемпере? Еще ботинки бы одел!

***

Я распахнула глаза, и увидела Романа. Он тоже проснулся и с тревогой смотрел на меня.

 Что происходит?

Он резко вскочил, и в ту же секунду ударилась об стену дверь, в комнату ворвались люди. Со сна, я не сразу поняла, что это охотники. Все события происходили не больше минуты. Профи своего дела.

Я вскочила, хотела закрыть собой Романа, но сильные руки схватили меня сзади, и я почувствовала, как острая игла входит мне в шею.

Он кричал, звал меня. И я видела, как его скрутили. В глазах появился туман. Последнее что я успела увидеть, как комнату залил яркий солнечный свет, а Романа поволокли на улицу.

***

Когда я пришла в сознание, мне было плохо как никогда раньше.

Я совершенно точно знала, где нахожусь, знала, что это не галлюцинации, и что мой единственный друг, которому я с радостью доверила свою жизнь, мертв.

Я открыла глаза и поморщилась, вокруг меня стерильная белизна. Кажется, моя жизнь заключается в том, что меня похищают, и я прихожу в себя в новом месте. Это как то ненормально, даже для меня.

Я находилась, в каком-то боксе. Довольно просторном. Широкая больничная койка, белое постельное, белые стены, стол, двери. Отвратительно.  Вот только напротив меня огромное зеркальное стекло. За мной наблюдают. Я повернулась на другую сторону, спиной к зеркалу, и закрыла глаза, притворившись спящей.

Роман.

Жив ли он?

Незаметно для себя, я задремала, а когда снова проснулась, поняла что не стоит пытаться себя обманывать. Он вампир. Здесь никому даже в голову не придет, оставить его в живых. Здесь больше нет таких ненормальных как я. Пожалеть, меняющего ипостась. Это предательство дела всей твоей жизни. От этих мыслей мне стало плохо, отчаяние сдавило грудную клетку. Сердцем и разумом я понимала, что теперь точно осталась одна на всем свете. Чужая среди своих. Как Роман. Ему тоже было некомфортно рядом со своим видом.

Чтобы убедиться в этом, я хотела позвать кого-то и спросить. Один раз, только один раз, сделайте мне одолжение, и больше мне ничего не надо. Мне уже ничего не надо.

Я попыталась поднять свое тело. Роман жаловался, что, сколько он ни кормил меня, я не могла набрать нормальный вес, я была легкая как пушинка. Но сейчас мне казалось, мое тело было из камня и стали, настолько не подъемное. Мне понадобилось какое-то время что подняться и сесть.

32
{"b":"221804","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Первый шаг к мечте
Арк
Тайная жена
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Прощай, немытая Европа
Сила мифа
Уроки плавания Эмили Ветрохват
Двенадцать ключей Рождества (сборник)