ЛитМир - Электронная Библиотека

Алекс вышел за дверь, та со щелчком закрылась. Меня снова заперли на замок. Но мне плевать. Сейчас в моих мыслях был только Роман.

Я понимала, что шанс на то, что он еще жив, ничтожно мал. Из ста процентов, даю один на то, что он где-то в этом или соседнем здании. Но этот крохотный луч надежды, поселился в душе, и мне вдруг стало немного теплее. Я готова держаться до последнего за хрупкую надежду, до тех пор, пока Алекс не вынесет окончательный приговор.

…………………..

Блондина не было несколько часов. Что там происходило, меня мало волновало, лишь бы принес добрые вести.

Лежа на кровати, прикрыв глаза, мне вдруг вспомнился еще один сон. Он приснился мне примерно тогда, когда Роман уговорил меня жить дальше. И я перестала морить себя голодом. Я ни разу не вспоминала о нем, но вот сейчас, не могу не думать, вспоминать детали.

Я видела огонь. Языки оранжево-красного пламени разрастались, лизали кирпичные стены, и крышу. Они все поднимались и поднимались, казалось в их планы входит поглотить само небо.

Словно огромная улитка, оставляя свой черный след. Жар заставлял прикрывать глаза и лицо рукой, но сил уйти не было, мне нужно досмотреть до конца.

Вдруг пошел снег. Я ненадолго обрадовалась, ведь он потушит пожар, и возможно даже сможет отбелить стены. Отвратительная копоть покрыла все вокруг.

Но присмотревшись, поняла, это не слипшиеся друг с другом снежинки танцуют в небе. Своеобразный, воздушный танец, исполнял пепел.

Отвратительный сон, оставивший после себя тяжелый, липкий осадок. Он напоминал мне о том страхе, что я пережила в плену, когда меня облили бензином, и хотели поджечь, словно живой факел. В этом сновидении, я будто почувствовала, как горит моя душа. Боли не было, но беспокойство ни на минуту не покидало меня.

Мне понадобилось много сил, что бы выбросить из головы эти воспоминания. В конце концов, я совсем извелась. Тарелка с остатками пищи, лежала совсем рядом, но мне кусок в горло не лез. Наконец-то долгожданный щелчок открывшейся двери,  и на пороге появился Алекс.

Раздраженный, Алекс.

Он пришел с новым подносом, заставленным тарелками и чашками. Уговорил меня поесть, иначе ничего не расскажет. Пришлось согласиться, думаю, новости должны быть хорошими. Чует мое сердце, если бы Роман оказался мертв, он бы пришел ко мне с улыбкой на лице.

У Алекса стандартная реакция. Правильная, надо признать.

Вот вампир, его надо уничтожить. О чем еще могут быть разговоры? Ну, максимум на опыты.

Я чуток поворчала, потому, как не привыкла, что бы Алекс мною командовал. Напоследок тихо обозвав его шантажистом, проглотила все, что было на подносе.

Он же с улыбкой наблюдал за мной.

Какой-то суп, какое-то мясо, и непонятный гарнир. Да я ела, но из-за волнения  вкуса абсолютно не заметила. Единственное что привлекло мое внимание, это дольки апельсина.

Совершенно не думая, что делаю, я протянула их Алексу. Он с удовольствием съел их. После того как он убрал посуду подальше, сел рядом со мной.

Я, молча, ждала, когда он начнет говорить. Но тот, задумавшись о чем-то, игнорировал мои гневные взгляды. Наконец, мое терпение лопнуло.

-Ну?

Он посмотрел на меня.

-В подземелье его держат. Жив вампир.

Я думала, что от накатившего облегчения, голова пойдет кругом и я упаду в обморок. К глазам невольно подступили слезы.

-Он жив. – Прошептала я.- Мой Роман жив.

Я посмотрела на блондина, и недолго думая, притянула к себе его голову и поцеловала.

Закрыв глаза, и ощутив вкус цитруса на его губах, я почувствовала себя счастливой. Почти такой, как раньше.

***

Я очнулся с сильной головной болью. Шишка на голове пульсировала, но какая разница, главное, проснулся. Не знаю, каким чудом, но я все еще жив.

На мне был джемпер тонкой вязки и джинсы, которые я не захотел снимать, когда ложился спать. С удивлением, я обнаружил недалеко от себя мои ботинки. Дотянулся до них, и тут же натянул на ноги.

Оглядевшись, понял, что я в камере. Толстые бетонные стены и тяжелая металлическая дверь. Мебель отсутствовала, не было даже стула, чтобы присесть. Поэтому я, молча, лег на пол, спиной к двери. Я попытался убедить себя, что меня не убьют, из-за Ли, я им для чего-то нужен. Пусть лучше так. Может, мне повезет настолько, что я  еще раз ее увижу.

Не расставаясь с болью в голове, я задремал.

Скрип открывающейся двери разбудил меня, а  запах подсказал - принесли обед. Подавив свой инстинкт, я заставил свое тело не шевелиться, игнорировать бутылку с кровью. Было тяжело, но я справился. Я чувствовал боль в грудной клетке. Эта боль, будто кислота, разъедала сердце. Временами, не хватало воздуха, и казалось можно задохнуться. Мне знакомы эти ощущения, они лишь немного отличаются. Раньше вспышки, были по всему телу, резкие, непредсказуемые, заставляющие стиснуть зубы, чтобы сдержать крик.

Это боль Ли.

Еще до того, как она попала в плен, я понял, что имею какую-то непонятную с ней связь. Я улавливал все ее остро переживающие чувства. Физические и эмоциональные.

И сейчас она страдала.

Пульсация в области сердца разрасталась, добравшись до живота. Что-то было не так. И я не знал, как ей помочь. Если попытаюсь выбраться отсюда, меня могут прикончить. Какая от этого будет польза.

Единственно, что я могу, это объявить голодовку. Хотя кому до этого есть дело?

Прошли сутки. Боль не проходила, она лишь временами усиливалась. Спустя несколько часов, я попытался немного отвлечься. Хотя моя собственная боль тоже давала о себе знать. Из-за голода, клыки начали болезненно ныть, желудок сжимался, становилось все труднее. Я стал прислушиваться к давящей тишине вокруг моей камеры.

Здесь было холодно, но я не замерзал, после смерти моего тела, холод или жара уже не были для меня проблемой. Кажется, я находился под землей.  Остается молиться, чтобы меня не запихнули в камеру, в которой держали саму Ли.

Я лежал на боку, кажется, уже вторые сутки, точно не уверен, из-за голода, я немного потерялся во времени. Пульсация в грудной клетке постепенно стала спадать, надеюсь Ли лучше. Но я продолжал игнорировать свой голод, и все также не прикасался к бутылкам крови, которые приносили дважды. Мои тюремщики не заговаривали со мной, а я не обращал внимания на них.

Вдруг, совершено неожиданно, я услышал мужской голос, властный, уверенный в себе мужчина, разговаривал по телефону. Я поднапряг слух, но что ему отвечали, не мог разобрать.

-Кристофер, это невозможно. Меня возмущает сам факт того что ты ее схватил и мучил в течение месяца. Но о том, что бы вернуть ее тебе, не может быть и речи……..- откуда ей было знать, что этот убийца твой ученик? … Не знаю, можешь поставить клеймо своим слугам. …Да, я вполне знаком с твоим характером, но ничего поделать не могу, она нужна мне живой… - Не вижу никакого выхода из этой ситуации, тебе стоит отступиться…..Я свое решение принял, и не поменяю его. Прощай Кристофер.

Он отключился, и в помещении раздался стук.

- Войдите.

-Добрый вечер Виктор.

-Приветствую Дерек. Что тебя привело ко мне?

-Кристофер отстанет от нее?

-Сомневаюсь. Скорее он затаится, и через год, два, когда мы потеряем бдительность, начнет охоту.

- Тебе придется потратить много сил, что бы уберечь ее.

-Да, но оно того стоит. Что с обследованием?

-Рентгены показали множество переломов. А в правой ноге кость неправильно срослась. Я уже вызвал хирурга-ортопеда.

В комнате воцарилось молчание.

-Что ни будь еще?

-Да Виктор, меня интересует, - после небольшой паузы, голос продолжил. -  Чем ты думал, когда отдавал приказ?

-Дерек, почему ты вечно лезешь в мои дела?

-Виктор ее нужно отпустить.

-Глупости, ты видел какие у нее гены? Я хочу, чтобы она родила наследников братству. А отцом ее детей будет Александр.

-Ты сломал ее. Она была лучшая, до тех пор, пока она не узнала про обман. Вот и сейчас история повторяется.

36
{"b":"221804","o":1}