ЛитМир - Электронная Библиотека

Я бы добровольно пошла под плеть, только бы время вернулось вспять, и ничего с матерью и отцом не произошло.

В комнату вошел задумчивый Алекс. Положил передо мной бордового цвета ноутбук, и сел на корточки рядом со мной. Он, молча, смотрел, на меня и ждал, что же я буду делать.

В принципе мне не чего было скрывать. Чий ни секрет. Подумаешь, моих родителей спалили в собственном доме, и я, не смотря на то, что верю своему другу, хочу это увидеть собственными глазами.  Хотя, хочу ли я удостовериться в том, что ошибки нет, или просто хочется еще раз провернуть самый большой нож в своем сердце. Вопрос спорный.

Но я приняла решение. Алекс ничего не узнает. Роман также будет стоять в стороне.

С дикой жадностью во взгляде, я чуть ли не слюни пускала на компьютер. Я накрыла его рукой, и медленно провела ладонью по шероховатой поверхности. Жест мог показаться обычным, вроде, от нечего делать я решила погладить крышку, но на самом деле я боялась. Боялась, что блондин передумает, и заберет компьютер, и я останусь ни с чем.

Неужели не понятно? Мне необходимо одиночество.

-Алекс. Ты не мог бы?

-Что? – прошептал он.

Я посмотрела ему в глаза, и просто произнесла это.

-Мне надо побыть одной. Пожалуйста.

Времена ни те. Да и я сама изменилась. Я уже ни чувствую превосходства, над кем бы то ни было. Потому не считаю зазорным произнести вежливые слова, да и вообще о чем-то просить.

Алекс смотрел на меня некоторое время, потом поднялся, осторожно поцеловал в лоб, и молча, вышел.

Посмотрев на закрытую дверь, я прошептала короткую молитву, попросив у Бога то, о чем вообще ни разу не просила. Спасения моих родных. Не помню, когда я в последний раз молилась. Кажется, это было в глубоком детстве. В последний раз, я молила Его, что бы Он вернул меня родителям. Но этого не произошло. И открыв крышку ноутбука, со слезами в глазах, я знала, что и сейчас не поможет.

Я быстро разобралась, где интернет, и по памяти набрав необходимые пароли и координаты, смотрела на три маленьких окошка.

Я открыла первый.

Ничего.

Тогда я открыла второе окно.

Видеокамера также не работала.

Третья камера находилась на улице, вне пределов двора, в котором жили мои родители. Она была прикреплена на бетонном столбе. И она работала.

Мое лицо не выдавало никаких эмоций, я четко осознавала, что Алекс не ушел, он наблюдает за мной в соседней комнате, через одностороннее зеркало. Я просто замерла, глядя на то, что осталось от того места, что я считала своим настоящим домом.

Пепелище.

Я не знаю, сколько времени прошло, я просто смотрела.

Легкий осенний ветерок трепал, какое-то тряпье из выбитых окон. Чертова крыша рухнула вовнутрь дома. Пепел вперемешку с опавшими листьями поднимался при более сильном порыве холодного ветра. Пепел был вообще повсюду. Черные следы копоти на кирпичах. Все как в моем сне. Разве так бывает?

Вот, ты знаешь, что где то, пусть и не рядом, но есть люди, родившие тебя. И вот их нет.

Со стороны может показаться моя любовь к ним больной. Чрезмерной. А может для меня это естественная преданность. Те чувства, что я хранила к ним все эти годы, не были воображаемыми. Эта любовь впиталась вместе с материнским молоком. Проникла в каждую пору. Мысли о том, что они живы и в безопасности, давали мне возможность двигаться. Просто двигаться и дышать. Я не пыталась быть счастливой, зная заранее, что обречена на поражение. Мне было больно, просто знать, что они все эти годы скорбели, потеряв единственную дочь.

Я нажала на клавишу, и камера приблизилась на интересующем меня объекте.

Мои детские качели, стояли на том же месте, что отец, когда то поставил для меня. Не розовые. Черные.

Силы покинули мое тело. Я выключила ноутбук, предварительно уничтожив данные, которыми я пользовалась.

Положила обе ладони на закрытый ноутбук, и, зажмурившись, изо всех сил пыталась унять дрожь во всем теле. Хотелось ломать, крушить, уничтожать. Но я держала свой щит крепко, мое безразличие – это единственная броня, что осталась в моем арсенале.

Какое-то время спустя, я почувствовала теплые руки на своих напряженных плечах. Они притянули меня к крепкой, мужской груди, и положили на кровать. В кольце этих рук, я была в безопасности. Я была дома. И я была кому-то нужна. Пусть это все временно, но мне приятно. И определенно я почувствовала облегчение от того, что смогла расслабиться, пусть и на время, но я забыла о своей злости.

Чуть позже Алекс уговорил меня поесть. Я беспрепятственно подчинилась ему. Мне были необходимы силы.

Он ни о чем меня не спрашивал, но я видела, как это тяжело ему дается.

Через некоторое время я смогла соображать более связно, и потому я решила озвучить просьбу, которую давно обдумала.

-Алекс, мне кое, что нужно от тебя!

-Говори. – Вот так просто?

-Есть вещи, о которых я бы тебя не просила, но в связи с обстоятельствами…

-Я знаю, что ты хочешь! – перебил он меня.

-Правда? – с сомнением спросила я его.

-Ты хочешь, чтобы я отпустил вампира!

Я задержала дыхание, боясь, что он добавит, какая я дура, раз решила, что он сделает это для меня. Что посчитает меня сумасшедшей, если думаю, что существует хоть один кровосос, которого стоит отпустить на все четыре стороны.

Но он этого не говорил. Лишь тихо ответил.

-Хорошо.

Я прижалась к его груди сильнее, мысленно благодаря его за этот подарок.

Алекс уложил меня в кровать, и сам лег рядом. Я подняла на него глаза, и долго всматривалась в каждую черточку лица. Такой красивый, родной. Я подняла ладонь к его щеке, нежно погладила, он закрыл глаза и подался мне ближе. Я почувствовала его дыхание на своем лице. Алекс обвил вокруг меня свои руки и прижал ближе к себе. Я решила не медлить и поцеловала его. Он осторожно отвечал мне, но когда я захотела углубить наш поцелуй, он отстранился от меня.

-Ангел. Не стоит.

Он явно дал понять, что близость между нами не возможна. Между бровями залегла глубокая морщина, кажется, он был недоволен моим поведением.

Кажется, он недооценивает меня!

Пусть в интимном плане я новичок, и кокеткой я никогда не была. Но все же я женщина, и умение хитрить мне свойственно.

Я невинно потупила глазки, и дрожащим голоском заговорила.

-Конечно, я уже не так привлекательна как раньше.

-Что ты такое говоришь? – он явно был в шоке.

-Ты не хочешь меня? – я подняла глаза, наполненные фальшивыми слезами, и в упор смотрела на него.

-Нет! Не говори таких глупостей, Ангел. Ты всегда желанна для меня. Просто…

Он замолчал, подбирая слова.

-Просто? – поторопила я его.

-Просто ты сейчас не в форме, что бы развлекаться подобным образом. Я забочусь о тебе.

-То есть ты хочешь сказать, пока я тощая, ты не станешь заниматься со мной любовью? – я намеренно не употребила слово секс.

-Я имею ввиду, что у тебя болит нога. Через пару дней сюда прилетит какой-то супер хирург-ортопед, и сделает тебе операцию. Ты должна отдыхать.

-Алекс, но мы лежим. И если хочешь, я не буду напрягаться. – Я погладила его живот, проворно пробравшись под футболку. Он вздрогнул от моего прикосновения, и, закрыв глаза, вдруг тяжело задышал. Затем я подвинулась к нему максимально близко, и прошептала ему прямо в губы. – Я хочу тебя Алекс. Не заставляй меня умолять.

Я боялась, что он не уступит, но открыв глаза, я увидела в них пламя желания.

Для меня все вокруг исчезло. Его руки гладили мое тело, губы обжигали страстными поцелуями. Он истосковался по мне также сильно, как и я по нему. Наши ноги сплелись будто лианы. Мои руки хотели украсть его тепло, потому что мне было холодно. Я тянула его жар на себя.

Алекс не стал медлить, и уже через минуту мы оба были голые. Я жадно целовала его губы, шею, и затем спустилась к груди. Его запах и вкус пьянил. Он заставлял меня хотеть жить. Но я знала, знала, что это только до тех пор, пока мы оба раздеты.

41
{"b":"221804","o":1}