ЛитМир - Электронная Библиотека

Всю ночь он просидел с включенным диктофоном, внимательно глядя по сторонам, ожидая… чего-нибудь, возле чудовищной, выстроенной в стиле модерн церкви Спасителя. Обстановка была отнюдь не магической. Возможно, это было не лучшее место для того, чтобы установить контакт с теми, кому предстоит умереть, но Ганси возлагал большие надежды на силу кануна дня Святого Марка. Не то чтобы он рассчитывал увидеть мертвых. Во всех источниках говорилось, что бдящие около церкви должны обладать «вторым зрением», а Ганси не мог похвастаться и первым, пока не обзавелся контактными линзами. Он лишь надеялся на…

На что-то. И именно это получил. Вот только он не был точно уверен, что это что-то было на самом деле.

С диктофоном в руке Ганси присел около заднего колеса, чтобы машина защищала его от порывов ветра, поднимаемого проходящими машинами. По другую сторону обочины до леса тянулось зеленое поле. А еще дальше возвышались таинственные голубые горные хребты.

На покрытом пылью носке ботинка Ганси нарисовал в виде дуги вожделенную линию сверхъестественной энергии, которая и привела его сюда. Ветер с гор, врываясь ему в уши, напоминал приглушенный крик – не шепот, а громкий вопль, звучащий где-то настолько далеко, что услышать его в действительности было невозможно.

Дело было в том, что Генриетта производила впечатление места, где могут случаться чудеса. Долина, похоже, шепотом выбалтывала тайну за тайной. Легче было поверить в то, что они не пожелают раскрыться Ганси, чем в то, что их нет вообще.

Только, пожалуйста, скажите, где вы прячетесь.

От стремления к этим тайнам у него ныло сердце, и это ощущение не делалось менее болезненным из-за того, что его было трудно объяснить.

Сзади к «Камаро» медленно подкатила машина Ронана Линча – «BMW» с акульим носом. Сейчас трудно было угадать, что она окрашена в цвет древесного угля, так как от налипшей пыльцы она сделалась зеленой. Ганси ощутил ногами вибрацию земли от басов стереоустановки машины раньше, чем узнал мелодию. Когда он поднялся, Ронан уже открывал дверь. На пассажирском сидении находился Адам Парриш, третий из ближайших друзей Ганси. Галстук у Адама был повязан поверх воротника джемпера. Одной тонкой рукой он крепко прижимал к уху сотовый телефон Ронана.

Открывая свою дверь, Адам обменялся с Ганси короткими взглядами. Вскинутые брови Адама означали вопрос: «Нашел что-нибудь?», а расширившиеся на мгновение глаза Ганси отвечали: «Вот ты и скажи мне».

Потом Адам вдруг нахмурился, убавил громкость музыкальной установки и что-то сказал в телефон.

Ронан хлопнул дверью машины – он всегда хлопал дверьми – и направился к багажнику.

– Мой говнюк-братец хочет, чтобы сегодня вечером встретиться с нами у «Нино», – сказал он на ходу. – С ним будет Эшли.

– Это с ним разговаривает Адам? – осведомился Ганси. – И что есть Эшли?

Ронан извлек из багажника канистру с бензином. Он не слишком старался держать ее подальше от себя, чтобы не пачкать одежду. Как и Ганси, он носил форменную одежду Эглайонби, но умудрялся выглядеть в ней совершенно непрезентабельно. Узел галстука совершенно не заслуживал этого благородного названия, а полы не заправленной в брюки рубашки вызывающе торчали из-под джемпера. Тонкая усмешка, редко сходившая с его губ, казалась язвительной. И его «BMW», несомненно, усвоил акулье выражение у своего хозяина.

– Нынешняя подружка Деклана. Нам велено выглядеть хорошо и не позорить его перед нею. – Ганси возмущало, что перед старшим братом Ронана, старшекурсником Эглайонби, приходится ходить на задних лапках, но понимал необходимость этого. В семействе Линч свобода имела довольно сложную структуру, и на данный момент ключи от нее находились в руках Деклана.

Ронан забрал у Ганси диктофон и вручил ему канистру.

– Он хочет встретиться сегодня, потому что знает, что у меня занятия.

Горловина бензобака у «Камаро» находилась под укрепленным на пружине номерным знаком; Ронан молча смотрел, как Ганси сражался одновременно с крышкой бензобака, канистрой и номером.

– Мог бы и сам сделать, – сказал Ганси. – Ты же все равно не боишься запачкать рубашку.

Ронан, нисколько не проникнувшись сочувствием, поскреб старый побуревший струп под пятью узловатыми ремешками, которые носил на запястье. На прошлой неделе они с Адамом по очереди возили друг друга на тележке под «BMW», и оба до сих пор щеголяли отметинами после этого развлечения.

– Лучше бы спросил, нашел ли я что-нибудь, – сказал Ганси.

Ронан, вздохнув, ткнул диктофоном в сторону Ганси.

– Нашел что-нибудь?

Судя по голосу, Ронану это было совсем не интересно, но, с другой стороны, равнодушие являлось частью фирменного стиля Ронана Линча. Угадать, насколько ему в действительности был неинтересен вопрос, было практически невозможно.

Горючее тонкой струйкой текло на дорогие брюки Ганси; за месяц он портил уже вторую пару. Это не значило, что он настолько уж небрежен, хотя Адам снова и снова повторял ему именно это: «Ганси, вещи стоят денег», – просто он никогда не умел предвидеть последствия своих поступков, пока не станет слишком поздно.

– Что-то нашел. Записал около четырех часов звука, и среди них… что-то записалось. Вот только понятия не имею, что это значит. – Он указал на диктофон. – Запусти-ка его.

Повернувшись спиной к шоссе, Ронан нажал кнопку «ВОСПР». Некоторое время стояла тишина, которую нарушали только сверчки своими трелями, похожими на звук пересыпавшихся льдинок. Потом раздался голос Ганси.

– Ганси, – произнес он.

Последовала продолжительная пауза. Ганси медленно провел пальцем по нечистому хромовому покрытию бампера «Камаро». Ему все еще было странно слышать в записи свой собственный голос и при этом не помнить, чтобы он произносил эти слова.

Потом словно откуда-то очень издалека прозвучал женский голос: «И все?»

Ронан, вскинувшись, стрельнул глазами на Ганси.

Ганси предостерегающе поднял палец: подожди. Из диктофона донеслись негромкие голоса; слов разобрать было нельзя, понятно было только, что кто-то задавал вопросы, а кто-то отвечал. А потом из аппарата вновь послышался бестелесный голос: «И все?». «Да, это все».

Ронан оглянулся на стоявшего возле машины Ганси и скорчил рожу, которую тот называл «курящим Ронаном»: медленно втянул воздух трепещущими ноздрями, а потом так же медленно выдохнул через приоткрытые губы.

Вообще-то Ронан не курил. Предпочитал иной порок, от которого остается похмелье. Он выключил диктофон и сказал:

– Чувак, ты льешь бензин на портки.

– А спросить, что происходило, когда я это записывал, ты не хочешь?

Ронан не стал спрашивать. Он просто смотрел на Ганси, что и обозначало непроизнесенный вопрос.

– Ничего не происходило. Я сидел, пялился на стоянку, где не было ничего, кроме попадавших жуков, – наверное, помрут все после такой-то ночи – а кроме них – ничегошеньки.

Ганси далеко не был уверен, что заметил бы что-нибудь на стоянке, даже если бы оказался в нужном месте. Охотники за сверхъестественными явлениями, с которыми ему доводилось общаться, считали, что линии, соединяющие места силы, могут иногда передавать голоса на всем своем протяжении, так что звуки можно услышать за несколько сот миль и несколько десятков лет от места и мгновения, когда они раздались. Нечто вроде свободного поиска в радиоэфире, непредсказуемая передача, приемником которой может оказаться что угодно, оказавшееся на силовой линии: такой вот диктофон, стереосистема, пара человеческих ушей, наделенных особо острым слухом. Ганси, не имея такого достоинства, брал с собою диктофон; частенько шумы удавалось расслышать только при воспроизведении записи. Но странным было не наличие в записи других голосов, а его собственный голос – у Ганси не было ни малейшего сомнения в том, что он-то ни в коем случае не призрак.

– Ронан, я ничего не говорил. За всю ночь не произнес ни слова. Так каким же образом мой голос попал в диктофон?

5
{"b":"221812","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Незнакомка, или Не читайте древний фолиант
Сториномика. Маркетинг, основанный на историях, в пострекламном мире
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Невидимая девочка и другие истории (сборник)
Драйв, хайп и кайф
Любовь рождается зимой
Шарко
Книга земли