ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как ты вообще узнал, что он там есть?

– Я слушал запись на обратной дороге. Тишина, тишина, тишина и вдруг мой голос. И Свин сразу издох.

– Совпадение? – произнес Ронан. – Думаю, что нет.

Это должно было означать иронию. Ганси так часто заявлял, что не верит в совпадения, что теперь ему даже не требовалось говорить об этом.

– Так что ты думаешь? – спросил Ганси.

– Святой Грааль найден, – тут же отозвался Ронан, однако в этой реплике не было ничего, кроме сарказма.

Суть же заключалась вот в чем: вот уже четыре года Ганси по крупицам собирал интересующие его сведения, и чуть слышный голос был для него наилучшим подтверждением успеха. Восемнадцать месяцев, проведенных в Генриетте, он потратил на то, чтобы по этим крупинкам составить схему силовой линии – идеально прямой трассы сверхъестественной энергии, соединяющей места силы, – и неуловимой усыпальницы, которая, как он надеялся, должна была находиться где-то на этой прямой. В поисках этой невидимой энергетической линии имелся, правда, профессиональный риск. Все это было… ну, скажем, невидимо.

И, возможно, не более чем гипотеза, но Ганси отказывался принимать такую возможность. За 17 лет жизни он отыскал не одну дюжину вещей, которые, по мнению большинства, невозможно отыскать, и был всецело намерен добавить силовую линию, усыпальницу и ее царственного обитателя к списку своих достижений.

Смотритель музея в Нью-Мексико как-то сказал Ганси: «Сынок, у тебя имеется необъяснимая способность натыкаться на странности». Восхищенный этой же способностью историк из Рима добавил: «Ты догадываешься переворачивать камни, под которые больше никому не приходит в голову заглянуть». А британский профессор, глубокий старик, сказал: «Для тебя, мальчик, мир охотно выворачивает карманы». Хитрость, как выяснил Ганси, состояла в том, чтобы верить в существование необъяснимого; нужно было понимать, что находки составляют часть чего-то большего. Некоторые тайны даются в руки только тем, кто сможет доказать, что достоин их.

Ганси толковал это так: если у тебя есть призвание к поиску всякой всячины, это значит, что ты обязан перед миром заниматься этими поисками.

– Эй, да ведь это Прыщ! – воскликнул Ронан.

Проезжавший мимо автомобиль резко сбросил скорость, и юноши смогли взглянуть на чрезмерно любопытного водителя. Ганси тоже показалось, что он был очень похож на обидчивого учителя латыни – тоже в прошлом выпускника Эглайонби, – носившего, к своему несчастью, имя Баррингтон Велк. Ганси, официальный титул которого звучал как Ричард (Дик) Кэмпбелл Ганси III, привык не обращать внимания на претенциозные имена, но и он не мог не признать, что человек со звучным именем Баррингтон просто не имеет права носить фамилию, которая означает Прыщ (или наоборот).

– Эй, только не вздумай остановиться и лезть с помощью. Без тебя обойдемся! – буркнул Ронан вслед машине. – Ну, Малыш, о чем договорился с Делканом?

Вторая фраза была адресована Адаму, который наконец-то вылез из «BMW», все так же держа в руке телефон Ронана. Он протянул его хозяину, но тот раздраженно мотнул головой. Ронан вообще презирал телефоны, в том числе и свой собственный.

– Он подъедет к пяти, – сообщил Адам.

Адам в отличие от Ронана носил форменный свитер Эглайонби, который достался ему с чьего-то еще плеча, но прилагал много усилий для того, чтобы его одежда выглядела безупречно. Он был высок ростом, тощ, его загорелое, с тонкими чертами лицо окаймляли неровно подстриженные блеклые волосы. Он походил на фотографию в тонах сепии.

– Отлично, – отозвался Ганси. – Ты ведь будешь, да?

– А меня приглашают? – Адам мог порой проявлять чрезмерную деликатность. Когда он в чем-то не был уверен, в его голосе явственно слышался южный акцент, что случилось и сейчас.

В приглашении Адам никогда не нуждался. Наверное, поругался с Ронаном. Что неудивительно. Ронан полез бы в драку даже за номер социального страхования.

– Не валяй дурака, – ответил Ганси и благосклонно принял у Адама покрытый масляными пятнами пакет из кафе быстрого питания, который тот протянул ему. – Спасибо.

– Это Ронан купил, – пояснил Адам. Когда дело касалось денег, он с одинаковой легкостью мог и ссудить их, и перепоручить кому-нибудь все расчеты.

Ганси взглянул на Ронана, который, прислонившись к «Камаро», с отсутствующим видом покусывал один из ремешков, украшавших его запястье.

– Признайся, что на этом бургере нет соуса, – сказал Ганси.

– С удовольствием, – усмехнулся Ронан и выковырял из зубов клочок ремешка.

– И огурца тоже нет, – добавил Адам, скрючившийся позади автомобиля. Он притащил не только две небольшие жестянки присадки к топливу, но взял и тряпку, оберегавшую его брюки от соприкосновения с канистрой. В его исполнении процесс заправки автомобиля выглядел ничем не примечательным делом. Адам из кожи выбивался, чтобы скрыть свое происхождение, но все равно оно давало о себе знать при каждом удобном случае.

Теперь уже Ганси ухмыльнулся; он начал ощущать в себе тепло от состоявшегося открытия.

– В таком случае, мистер Парриш, позвольте блиц-опрос. Какие три вещи появляются вблизи силовых линий?

– Черные собаки, – снисходительно сообщил Адам. – Демонические сущности.

– «Камаро», – вставил Ронан.

Ганси сделал вид, будто ничего не услышал.

– И призраки. Ронан, если тебя не затруднит, повтори нам доказательство.

Они стояли втроем, освещенные лучами солнца позднего утра. Адам завинчивал крышку топливного бака, а Ронан прокручивал назад плеер. Вдали, за много сотен ярдов, над горами тонким голосом кричал краснохвостый сарыч. Ронан снова нажал «ВОСПР», и они еще раз прослушали, как Ганси словно в разреженном воздухе называет свое имя. Адам сдержанно нахмурился, прислушиваясь; его щеки уже раскраснелись от тепла.

Это могло случиться в любое утро последних полутора лет. Ронан и Адам к полудню помирятся, учителя простят им пропущенные уроки, а потом он, Адам, Ронан и Ноа отправятся за пиццей – четверо против Деклана.

– Попробуй машину, Ганси, – сказал Адам.

Не закрывая дверь, Ганси плюхнулся на водительское сидение. Стоявший чуть поодаль Ронан снова прослушивал запись. Непонятно почему, сейчас, когда он услышал голоса с некоторого расстояния, волосы на его руках медленно поднялись дыбом. Что-то в нем говорило, что этот неосознанный им самим краткий разговор знаменовал собой начало чего-то нового, хотя он еще не мог сказать, чего именно.

– Давай, Свин! – выкрикнул Ронан. Кто-то, проносясь мимо по шоссе, нажал на гудок.

Ганси повернул ключ. Мотор провернулся, затих на долю секунды, а потом оглушительно взревел. «Камаро» ожил, чтобы вступить в борьбу с еще одним днем. Даже радио работало и передавало песню Стиви Никса, которая для Ганси всегда ассоциировалась с голубем с одним крылом. Он положил в рот кусочек картофеля фри. Холодный.

Адам наклонился и заглянул в автомобиль.

– Мы проводим тебя до школы. Машина дотянет, но она все равно не в порядке. Что-то с нею не так.

– Отлично, – ответил Ганси; ему пришлось сильно повысить голос, чтобы перекричать мотор, в звук которого влились почти неуловимые слухом басы из аудиоустановки «BMW». – Какие будут предложения?

Адам сунул руку в карман, вынул клочок бумаги и протянул ему.

– Что это? – осведомился Ганси, всматриваясь в причудливые каракули Адама. Буквы в его исполнении всегда выглядели так, будто бежали откуда-то. – Телефон ясновидящего?

– Если в минувшую ночь ты ничего не нашел, следующим шагом должно быть вот это. Теперь у тебя есть о чем их спросить.

Ганси задумался. Ясновидящие обычно говорили, что его ждут большие деньги и что он предназначен для великих дел. Первое он отлично знал и без них и всерьез опасался воплощения второго. Но, возможно, с новым фактом и с новым прорицателем ему удастся узнать что-то новенькое.

– Ладно, – согласился он. – И о чем же я должен их спросить?

Адам протянул ему диктофон. Потом дважды медленно, задумчиво стукнул по тенту «Камаро».

6
{"b":"221812","o":1}