ЛитМир - Электронная Библиотека

Ире было достаточно одного взгляда на фото. Вот дура! Ещё придумывала, как Борю отмазать!

– Так вас Борис Анатольевич прислал?

– Меня? – оскорблено выдохнул следователь. – Прислал? – это выглядело так натурально, что Ира готова была извиниться. – Придержи свой язык!

Пока девушка поражённо хлопала глазами, гость как-то весь обмяк и неуверенным шагом отошёл обратно к креслу.

– Послушайте… – запнулась Ира. – Если вас интересует этот человек…

– Да, – устало сообщил из недр кресла следователь. – Он меня очень интересует.

– Я расскажу… Только… пожалуйста, обещайте, что об этом не узнают на работе!

– Разумеется, – махнул рукой визитёр. – Нет. Откуда бы им узнать? – он сделал паузу. – Так когда и как вы познакомились с Миктианом Бастом?

Ира хотела было переспросить «с кем?», но в ту же секунду откуда-то из стены послышалось низкое надсадное гудение. Мгновение – и гость уже стоял посреди комнаты, озираясь вокруг.

– Вы что? – Ира испугалась такой реакции, но, всё же, не смогла сдержать улыбку. – Это же просто трубы.

– Трубы? – с нажимом переспросил следователь. Его расширившиеся было глаза вдруг сузились. – Ну да, трубы. Вопрос только, какие трубы, – он подскочил к окну и посмотрел вниз, во двор.

– Обычные, водопроводные. Батарея в стене, – Ира уже засомневалась, а нормален ли он, этот следователь Мечников. Но тот совершенно спокойно отошёл от окна и вернулся в кресло.

– И как давно вы знаете Миктиана Баста?

– Того, что на фото? Я даже не знала, как его зовут.

– Я спросил, как давно? – следователь стиснул зубы.

Вчера вечером у Иры сдох её верный «Туарег 2010» – очередной подарок Бориса Анатольевича. Так как на дворе была пятница, ждать помощи было глупо, и она решила добираться домой на метро. На отвыкшую от общественного транспорта Иру метро со всеми его ужасами вечернего пятничного часа пик произвело поистине неизгладимое впечатление. А где-то на пересадке – кажется, это была Лубянка или Кузнецкий мост, – она увидела его. Не то, чтобы он показался ей мужчиной её мечты, нет… мужчины с бородой ей вообще никогда не нравились… Но лишь мельком увидев его, она почувствовала, что её физически тянет к нему. Что, если сейчас не последует за ним, то вся её жизнь окажется – вот бред! – пустой и ненужной, и Ирочка никогда, до конца своих дней, не простит себе… В общем, она успела протиснуться в его вагон. Когда через пару станций Ира вышла следом за ним, ей не было никакого дела до отдавленных ног и оторванных пуговиц. Он поднялся на поверхность – вроде бы, это были Красные ворота – и свернул в какой-то переулок. Она шла за ним, стараясь не отставать, и едва не расплакалась, когда, завернув за угол, не увидела его впереди. Тогда Ира огляделась и увидела его в подворотне: он смотрел на неё и улыбался. Как во сне она подошла к нему, и…

Словом, ни с одним мужчиной ей ещё не было так хорошо. Всё равно было даже то, что их могут увидеть прохожие… А сегодня утром она проснулась в собственной постели, не имея ни малейшего понятия, как и когда оказалась дома.

– Что? – Ирина с ироничной улыбкой взглянула на мрачно качающего головой следователя. – Осуждаете?

– Вам не следовало связываться с этим человеком, – глядя в пол, тихо проговорил он. – Мне очень жаль. Правда, – когда он поднял глаза, в них стояли слёзы. – Но я… я должен!

На асфальтовой дорожке, которая одним своим концом упиралась в автостоянку, а другим – в подъезд шикарного высотного дома, в глубине которого сквозь стеклянную дверь угадывался столик консьержа, стоял Миктиан Баст.

Он запрокинул голову, но мелкие капельки осеннего дождя, против ожидания, не коснулись его лица, а предупредительно расступались в стороны, словно кто-то держал над ним невидимый зонт. Следов непогоды не было видно и на его костюме. Стоящий рядом с ним мальчик лет восьми с угловатым и совсем не детским лицом, тоже посмотрел вверх. Что-то тёмное отделилось от громады здания и заскользило вниз. Оба наблюдателя проводили бесформенный предмет глазами. Однако, когда через несколько секунд он с глухим влажным стуком ударился об асфальт как раз перед ними, ни тот ни другой даже не пошевелились.

– Вот видишь, – вздохнул Миктиан, не отводя взгляда от распростёртого на дорожке тела Иры, едва прикрытого распахнувшимся в полёте синим шёлковым кимоно. – Видишь, я был прав. С тех пор, как Михаил здесь, он постоянно следит за мной, – мальчик обернулся к нему и с серьёзным видом кивнул головой.

В подъезде послышался грохот, из распахнувшейся двери выскочил какой-то взлохмаченный мужчина в свитере и шлёпанцах. Словно и не заметив странную парочку, он, явно преодолевая отвращение, мелкими шажками приблизился к телу и осторожно заглянул в мёртвое лицо Иры.

Мальчик, наблюдавший за мужчиной в свитере с нарастающей тревогой и гневом, вдруг шагнул вперёд и поднял руку.

– Прекрати, – Миктиан остановил его, положив ладонь на детское плечо. Мальчик обернулся с вопросительным взглядом. – Это всего лишь здешний привратник.

Хлопнула дверь – перепуганный и промокший консьерж скрылся в подъезде.

– Мне нужно позвонить, – бесстрастно изрёк Миктиан. Мальчик, как по команде, встал прямо перед ним. Его рука ласково погладила детскую щёку, а затем повернулась ладонью вверх и начала подниматься; мальчик, словно привязанный, поднялся в воздух вслед за ней. Оказавшись на уровне глаз Миктиана, он открыл рот: там, внутри, в полной темноте вращалось светящееся кольцо, составленное из нескольких зелёных искр.

– И давно ли ты начал убивать невинных людей? – мальчик, к которому, казалось, был адресован этот вопрос, не шевелился, но, тем не менее, из черной дыры его рта послышался голос, который наверняка смогли бы узнать Ира и Полина.

– Невинных? – послышался нервный смех следователя Мечникова. – Я знаю, для чего ты пришёл сюда, Миктиан! И я сделаю всё, чтобы помешать тебе! Даже если мне придётся убить каждую девушку, с которой ты просто заговорил!

– Прекрасно, – кисло улыбнулся Миктиан. – Тогда я сообщу твоему начальству, что ты уже становишься самым обычным маньяком.

Спустя мгновение тело мальчика изогнулось, зелёные искры вылетели наружу, оставляя за собой в воздухе мерцающие следы, и он, захлёбываясь в кашле, опустился на землю.

– Думаю, жестокое обращение с ребёнком ему тоже зачтётся, – задумчиво произнёс Миктиан. Возле подъезда с воем остановилась милицейская машина, и два молодых лейтенанта в бронежилетах не спеша подошли к трупу, тоже как будто не заметив рядом никого лишнего.

– Кстати, – Миктиан взглянул на пришедшего в себя мальчика. – По-моему – самое время показать мне сестричку потерпевшей. Ты, помнится, мне её рекламировал?

– Не понимаю, – голос мальчика мог бы показаться детским, если бы не холодность и сталь в нем. – Зачем вообще надо было обращаться в агентство.

– …Если есть ты? – Миктиан улыбнулся. – Мне было скучно. А, кроме того, ведь так поступают люди, верно?

Глава 3

Высокое – от пола да потолка – стекло, возле которого стоял столик, казалось зеркальным, хотя на самом деле всему виной были ранние осенние сумерки снаружи и яркий свет внутри кафе.

– Ну, что, Лар, с кем ты сегодня? – тонкие пальчики с длинными расписными ногтями поудобней перехватили соломинку, которой пытались выловить из бокала листочек мяты. Та, которую звали Ларой, неопределённо пожала прикрытыми короткой кожаной курткой плечами и придвинула к себе сумочку. За ненавязчивой расслабляющей музыкой, звучавшей в зале, не было слышно, как расстегнулась молния. Восемь визитных карточек веером легли на стол.

– Сейчас узнаем, – Лара поправила чуть сбившуюся ярко-красную арафатку, заменявшую шарф, и принялась тасовать карточки. – Итак… Сегодня счастливчик… – она, не глядя, вытянула из стопки серебристый прямоугольник. – Миктиан Баст.

– Какое странное имя… – листок мяты, придавленный льдинкой, был забыт. – А кто он? – подруга Лары поправила прядку, упавшую на загорелый висок, и подалась вперёд.

3
{"b":"221813","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всё о Манюне (сборник)
Инстаграм: хочу likes и followers
Если с ребенком трудно
Сестра
Дама из сугроба
Без компромиссов
Прочь от одиночества