ЛитМир - Электронная Библиотека

На пороге комнаты стоял Михаил. Весь его вид говорил о том, что спуск по лестнице дался ему не без приключений. Расширенные глаза будто пытались прожечь Ларису насквозь.

– Лариса – Михаил, Михаил – Лариса, – нарушил тишину голос Миктиана. Он как будто вывел Михаила из оцепенения, и тот, почему-то с испугом обернувшись на оставшиеся позади ступеньки, нетвёрдым шагом приблизился к девушке. Баст наблюдал за ним со снисходительной усмешкой.

– Лариса… Мне надо с вами очень серьёзно поговорить… – хрипло выговорил Михаил. – Знаю, в это будет трудно поверить, но… – он протянул к ней раскрытую ладонь. В тот же миг послышался странный скребущий звук, и Михаил, отдёрнув руку, отскочил назад, споткнулся о низкий стеклянный столик и растянулся на полу, глядя на свои пальцы с выражением крайнего удивления и возмущения.

Пока Лара разыскивала и извлекала из сумочки повинный в переполохе айфон, хозяин склонился над поверженным гостем.

– Между прочим, – прошептал он, помогая Михаилу встать, – сейчас мать сообщает ей одну очень грустную новость. Ну, как? Желание поговорить не пропало? Только имей в виду: я тоже молчать не стану.

Ответить Михаил не успел. Когда они оба почти одновременно обернулись к Ларисе, та молча смотрела на них пустыми сухими глазами, тонкие пальцы судорожно сжимали айфон.

– Лара? Что случилось? – Миктиан бросился к девушке. Его ладонь коснулась её щеки.

– Ирка… Сестрёнка… – её губы почти не пошевелились.

– Что с ней? – в его голосе звучало самое искреннее сочувствие.

– Она… Её… больше нет.

Если бы Лариса в эту минуту вдруг позабыла о своих переживаниях и взглянула на Михаила, она бы заметила, что его колотит крупная дрожь. Он закрыл ладонями лицо.

* * *

Когда Лара в своей курточке, наброшенной на её плечи заботливым Миктианом, покорно уселась в машину, чёрной пантерой замершую возле крыльца, Михаил, до того неподвижно стоявший прислонившись к столбу ворот, открыл глаза.

– Я тоже поеду, – мрачно проговорил он. Открывший было водительскую дверь Миктиан остановился.

– Ты хочешь сказать, что посмеешь? После всего, что ты… – он взглянул на Ларису, отрешённо замершую на переднем сиденье, и захлопнул дверцу. Что-то изменилось. На первый взгляд всё оставалось как раньше, но куда подевался ветер, только что трепавший волосы Миктиана и раскачивавший ветки над его головой? Почему заглохла до того исправно гудевшая машина? Отчего из-за ворот перестал доноситься привычный уличный шум? Тишина и неподвижность окутывали теперь всё вокруг.

– Знаешь, братишка, – продолжал Баст, направляясь к Михаилу, – по-моему, алкоголь, и правда, действует на тебя как-то странно. На твоём месте я бы – не то что ехать… постыдился бы даже на глаза показываться этой девушке… Которая, между прочим, только что получила из-за тебя сильнейшую психологическую травму, – говоря всё это, он дружески обнял Михаила за плечи и неторопливым шагом отвёл его за машину. Бросив ещё один короткий взгляд на неподвижный затылок Ларисы, Миктиан неожиданно левой рукой крепко схватил своего собеседника за подбородок и притянул почти вплотную к себе. Михаил попытался освободиться, но пальцы сжались сильнее, из-под них начал подниматься дымок, и напрягшееся тело обмякло. Указательный палец свободной руки коснулся его лба и вывел на нём вспыхнувшую зеленоватым светом спираль.

– Марш отсюда! – холодно, безо всякого выражения сказал Баст ставшему уже полупрозрачным Михаилу, отчего тот подёрнулся рябью, сделавшей нечёткими черты его лица и контуры тела.

Когда призрачная фигура растворилась в воздухе, Миктиан наклонился, поднял с земли перепачканный плащ и, не глядя, бросил его в багажник.

– Напрасно, – послышался детский голос.

– Вздумал меня пожурить? – всё так же холодно поинтересовался Баст.

– Он вернётся. У него разрешение высшей степени. Ему дали карт-бланш, – мальчик внимательно посмотрел ему в глаза. У Миктиана это сообщение вызвало весьма странную реакцию: он расхохотался.

– Я знаю, – выговорил он наконец. – Только к этому визиту мы уже будем готовы. Не так ли?

* * *

Мальчик исчез. Миктиан снова взглянул на замершую Лару, потом поднял глаза на неподвижную ветку дерева.

– Нет, нервы всё-таки надо беречь, – он щёлкнул пальцами. В то же мгновение из-за ворот опять послышался обычный шум улицы, двигатель чёрной машины вновь задышал на холостом ходу, а Лариса вздрогнула и принялась искать что-то в сумочке.

Глава 5

Мальчик возник прямо возле огромной круглой кровати, занимавшей теперь всю середину преобразившейся спальни. Отражение обнажённого Миктиана в зеркальном потолке потянулось и хлопнуло в ладоши. Ультрафиолетовая подсветка кровати погасла, шторы на окнах скользнули в стороны, пропуская внутрь солнечные лучи, а на постели тут же появился атласный чёрный халат.

Небрежно набросив халат на плечи, Миктиан спустился с возвышения, на котором стояла кровать.

– Говори, – он ободряюще кивнул мальчику и направился к сияющей лампами стеклянной нише бара, по сторонам которой стояли кресла.

– Уже неделю о Михаиле нет никаких известий.

– Что неудивительно, – в руках у Миктиана блеснул коктейльный стакан, в котором слой красной жидкости парил над слоем голубой.

– Вам известно, что с ним случилось?

– Ничего особенного, – Баст пригубил верхний слой напитка, после чего потянул через соломинку нижний. – Во всяком случае, лично я с ним вообще ничего не делал. Если не считать… – его палец начертил в воздухе спираль.

– Но его нигде нет.

– Разумеется. Я подыскал ему восхитительное местечко для самобичевания, – рассмеялся Миктиан. – Потрясающий шведский стол для любителя есть себя. Удержаться невозможно: он же так виноват, он – убийца. А уж искать его там, где он сейчас, вряд ли придёт кому-нибудь в голову.

– Вы собираетесь держать его в плену вечно?

– Держать в плену? – Миктиан поставил стакан и снова засмеялся. – В этом нет необходимости. Он держит себя сам. Вернее – его комплекс вины. Мне даже интересно, как скоро он догадается, что это ловушка.

– Он догадается. И тогда он вернётся, – убеждённо сказал мальчик.

– Вернётся. И что? – безмятежно полюбопытствовал Баст.

– Он… будет вам мешать. Что вы планируете делать с ним дальше?

– Посмотрим… – неопределённо отозвался Миктиан и опустился в кресло. Мальчик занял второе кресло по другую сторону бара.

– Вы стали слишком мягким. Вы мягким, а… – начал он.

– …А Михаил – убивает людей? – улыбнулся Баст. – По-моему, это замечательно. Я не мягкий, – улыбка исчезла с его лица. – Я просто блюду соглашение.

– Почему вы выбрали роскошь? – поинтересовался вдруг мальчик, погладив мягкую обивку подлокотника.

– Это приятно.

– Разумеется. Особняк в самом центре Москвы, неограниченные средства, – он посмотрел на Миктиана в упор. – Мне показалось, или вы собирались пожить как обычный человек?

– Не будь занудой, – беззлобно отозвался Миктиан. – Тем более, Ларисе это нравится.

– Ещё бы, – мальчик недобро усмехнулся. – Вот поселились бы вы в коммуналке. Пусть даже в центре города, но в коммуналке… – он не успел договорить.

– Тогда, боюсь, были бы жертвы, – Миктиан улыбнулся, но уже не так безмятежно. – А зачем нам лишний раз беспокоить ангелов?

– Действительно, – мальчик бросил на собеседника очень странный взгляд. – Зачем? Можно, например, спокойно пойти открывать дверь, оставив одного из них в собственной спальне, а потом даже не потрудиться узнать, что он там делал всё это время…

– И что он там делал? – насторожился Миктиан.

– Я хотел посмотреть, но не вышло, – он опустил глаза.

– Ну, если он там что-то делал, мы об этом узнаем…

– Ещё бы! – ехидно усмехнулся мальчик, уставившись на Баста в упор. – Рано или поздно.

– Исчезни! – тихо, но жёстко приказал тот.

* * *
6
{"b":"221813","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Зона Посещения. Расплата за мир
Фатальное колесо. Третий не лишний
Крушение пирса (сборник)
Метро 2035: Красный вариант
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Йога между делом
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Закон торговца
Она ему не пара