ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Великий русский
Циник
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Предсказание богини
Стрекоза летит на север
Скиталец
Русь сидящая
A
A

Внушительное чувство, как намек на нечто большее.

Мора внимательно наблюдала за Гэнси. Блу подозревала, что это было не из-за того, что Гэнси ничего не говорил, а потому что она ждала, когда он выпьет какое-то отвратительное зелье, которое она заварила в стоявшей перед ним чашке.

— Я знаю, что ты собираешься сказать, — вмешалась Блу, остановившись на йогурте. На дне лежали фрукты, но она их не тронет. Она упала на стул возле стола. — Ты собираешься сказать: «Что ж, тогда вы не берете Блу».

Её мать слегка тряхнула рукой так, дескать, если знала, зачем спрашиваешь?

Гэнси сказал:

— Что? О, потому что Блу делает вещи громче?

Раздраженная Блу поняла, что Гэнси так часто звал её Джейн, что было странно слышать, когда он назвал её настоящее имя.

— Да, — ответила Мора. — Но, вообще-то, я не собиралась этого говорить, хотя это и правда. Я собиралась сказать, что у того места, должно быть, есть правила. Все, что имеет дело с энергией и духом, имеет правила… Просто мы не всегда их знаем. Поэтому для нас это кажется непредсказуемым. Но на самом деле все от того, что мы идиоты. Ты уверен, что хочешь вернуться туда?

Гэнси отпил своего целебного чаю. Подбородок Моры выпятился, когда она наблюдала за его глотком. Его лицо не изменилось, и он абсолютно ничего не сказал, но спустя мгновение, он сжал руку в некрепкий кулак и постучал им себя по груди.

— От чего, говорите, это помогает? — спросил он вежливо. Его голос был слегка странным, пока он не прокашлялся.

— Общеоздоровительный, — ответила Мора. — Кроме того, предполагается, что этот чай помогает управлять снами.

— Моими снами? — поинтересовался он.

Мора приподняла всеведущую бровь.

— Чьими еще снами тебе бы хотелось управлять?

— Ммм.

— Кроме того, чай помогает с юридическими вопросами.

Гэнси выпил столько своего странного кофе, сколько возможно не дыша, но остановился и поставил со звоном бутылку на стол.

— А мне нужна помощь в юридических вопросах?

Мора пожала плечами.

— Спроси экстрасенса.

— Мам, — сказала Блу. — Серьезно. — А Гэнси она напомнила. — Энергетический пузырь.

— О, ну ладно. Что ж, никто больше со мной не пойдет, — сказал он. — Но остается неоспоримым тот факт, что я ищу загадочного короля на энергетической линии и в загадочном лесу на энергетической линии. Я не могу сбрасывать со счетов это совпадение. Мы можем поискать где угодно, но, мне кажется, Глендовер там. И я не хочу понапрасну тратить время, когда энергетическая линия пробуждена. Я чувствую, как время уходит.

— Ты уверен, что все еще хочешь отыскать его? — спросила Мора.

Блу уже знала, что этот вопрос был неактуален. Не бросая взгляд на него, она уже понимала, что увидела бы. Она увидела бы богатенького мальчика, одетого как манекен и как телекомментатор — но глаза его были подобны спящему озеру в Энергетическом пузыре. Он очень хорошо спрятал своё ненасытное желание, но теперь, когда она увидела это желание однажды, не могла перестать видеть его. В конце концов, это было все, что она могла увидеть. Но он бы не смог объяснить это Море.

И ему никогда, на самом деле, не надо было объяснять это Блу.

Это было чем-то большим.

Он ответил очень формально:

— Да, уверен.

— Это может убить тебя, — сказала Мора.

И вот тогда наступил неловкий момент, который случается, когда двое из трех человек в комнате знают, что третий, вероятнее всего, умрет меньше, чем через девять месяцев, а тот самый, кто должен умереть, не в курсе.

— Да, — сказал Гэнси. — Я знаю. Со мной уже такое было. Смерть, я имею в виду. Тебе не нравятся кусочки фруктов? Это же самое вкусное. — Он адресовал последние два высказывания Блу, которая отдала ему свой практически пустой стаканчик йогурта. Он очень четко дал понять, что разговор о смерти закончен.

Мора, сдаваясь, вздохнула, и как раз в этот момент на кухню ворвалась Кайла. Кайла не была зла. Она просто то и дело врывалась. Она резко распахнула холодильник и выхватила из него стаканчик пудинга.

Кайла повернулась с ненавистным пудингом в руке и тряхнула им в сторону Гэнси, пригрозив:

— Просто помни, что Энергетический пузырь — это видео игра, в которую многие играют гораздо дольше тебя. И все они знают, как перейти на следующий уровень.

Она зашагала в комнату. Мора следом.

— Ну… — начал Гэнси.

— Да, — согласилась Блу. Спустя секунду она задвинула свой стул, чтобы отправиться за Морой, но Гэнси протянул руку.

— Подожди, — сказал он, понизив голос.

— Подождать чего?

Взглянув в сторону холла и гадальной, он произнес:

— Хмм, Адам.

Тут же Блу подумала об Адаме, потерявшем самообладание. Щеки потеплели.

— Что с ним?

Гэнси провел по нижней губе большим пальцем. Это был привычный жест задумчивости, проделываемый так часто, что было удивительно, как у него нет никакого налета на нижних зубах.

— Ты рассказала ему про беспоцелуйное проклятие?

Если до этого Блу думала, что ее щеки теплые, то это было ничто по сравнению с пламенем, бушующим в них теперь.

— Ты же не сказал ему, правда?

Он выглядел изящно обиженным.

— Ты же просила не говорить!

— Ну, нет. Не рассказала.

— А ты не думаешь, что надо?

Кухня не казалась очень личной, и они оба неосознанно склонились друг к другу так близко, как было возможно, чтобы удержать голоса от подслушивания. Блу прошипела:

— Все очень даже под контролем. На самом деле, из всех людей именно с тобой мне бы меньше всего хотелось это обсуждать.

— «Из всех людей!» — повторил он. — Что же я тогда за человек?

Сейчас она не имела понятия. Смущаясь, она ответила:

— Ты не… моя… бабушка или типа того.

— Ты бы говорила об этом со своей бабушкой? Я даже не могу себе представить обсуждение моей личной жизни с моей. Я полагаю, она чудесная женщина. Если тебе нравятся лысые расисты. — Он осмотрел кухню, будто искал кого-то. — Где твои, кстати? Разве в этом доме не каждая женщина — твоя родственница?

Блу неистово зашептала:

— Не будь таким не…

— Воспитанным? Неотесанным?

— Неуважительным! Обе мои бабушки умерли.

— Ладно, Боже. От чего они умерли?

— Мама всегда говорила «от вмешательства не в свои дела».

Гэнси полностью забыл, что они сохраняли секретность, и оглушительно рассмеялся. Это было мощно. Его смех. Он сделал это всего один раз, но его глаза продолжали хохотать.

Что-то внутри нее непонятно дернулось.

«О, нет! — подумала она. Но затем успокоила сама себя. — У Ричарда К. Гэнси III милый рот. Теперь я знаю, что у него еще и красивые глаза, когда он смеется. Но это все еще не любовь».

Она также думала: «Адам. Помни об Адаме».

— Имеет смысл, что у твоего состояния есть семейная история, — сказал он. — Вы съедаете всех мужчин в семье? Куда они деваются? В этом доме есть подвал?

Блу отодвинула стул и встала.

— Это как исправительный лагерь. Они не могут его взломать. Бедняжки.

— Бедный я, — вздохнул он.

— Да! Жди здесь. — Было небольшим облегчением оставить его за столом; пульс стучал, будто она бежала. Она нашла Мору и Кайлу в холле, тихо о чем-то совещающихся. И сказала матери: — Слушай. Мы определенно идем в Энергетический пузырь. После обеда, когда Ронан освободится. Такой план. Мы придерживаемся плана.

Мора проявила гораздо меньше огорчения этим заявлением, чем опасалась Блу. Фактически, она вообще не выглядела сильно подавленной.

— Почему ты мне это говоришь? — спросила Мора. — Почему твое лицо такое красное?

— Потому что ты моя мать. Потому что ты авторитетное лицо. Потому что, как предполагается, ты информируешь людей о своих походных планах, когда отправляешься по опасному маршруту. И так мое лицо выглядит всегда.

— Хмм, — сказала Мора.

— Хмм, — сказала Кайла.

Блу с подозрением спросила:

— Вы не собираетесь говорить мне не ходить?

— Не в этот раз.

20
{"b":"221814","o":1}