ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кра? — каркнула Чейнсо с руки Ронана. Он издал мягкий звук в ее сторону, прежде чем опустить ее на стол Гэнси, она скрылась в черной от дождя тени под ним. Переложив лом в правую руку, Ронан указывал им Гэнси на канцелярский нож до тех пор, пока тот не догадался его поднять. Он с сомнением выдвинул и задвинул лезвие несколько раз перед тем, как взглянуть на Ноа. Последний, казалось, выглядел так, будто был готов исчезнуть от недостатка то ли энергии, то ли мужества.

— Готов? — поинтересовался Ронан.

— Для чего я себя готовлю?

За дверью что-то царапало пол.

Тккк-тккк-тккк. Будто молоток протащили по стиральной доске. Что-то в сердце Гэнси задрожало от страха.

Ронан произнес:

— Для чего-то из моей головы.

Гэнси не думал, что был способ собраться с духом для подобного. Но он помог Ронану убрать книжную полку с дороги.

— Гэнси, — позвал Ронан. Ручка двери поворачивалась по собственной инициативе. Он потянулся и удержал ее. — Следи… следи за своими глазами.

— Каков наш план? — внимание Гэнси было приковано к захвату Ронаном дверной ручки. Его пальцы побелели и с усилием удерживали ручку от поворота.

Ронан ответил:

— Убить это.

Он распахнул дверь.

Первым, что увидел Гэнси, был бардак: клетка Чейнсо расплющена, насест расколот. Ячеистое покрытие динамика было согнуто, будто моллюск вблизи речного порога. Клавиатура компьютера была воткнута в опрокинутый стул. Разорванные в лохмотья рубашка и джинсы валялись на полу, на первый взгляд, в форме трупа.

А потом он увидел ночной кошмар.

Оно двигалось от ближайшего угла. Будто тень, а потом оно стало сущностью. Быстрой. Черной. Больше, чем он ожидал. Реальнее, чем он ожидал.

Такое же высокое, как он. На двух ногах. Одетое во что-то рваное, черное, грязное.

Гэнси не мог перестать пялиться на клюв.

— Гэнси! — зарычал Ронан и после замахнулся ломом.

Существо бросилось на пол. Оно выскользнуло из досягаемости Ронана, когда он снова замахнулся. Гэнси заметил коготь. Нет, когти, десятки когтей. Массивные, блестящие, завитые в кружево иглы. Они пытались схватить Ронана.

Гэнси кинулся на него, полосуя ножом конечности. Одежда существа расходилась на части под лезвием. Оно вскочило прямо на Ронана, который блокировал его ломом. С сильным хлопком существо метнулось по воздуху и взгромоздилось на дверной косяк, руки между ногами, цепляясь, словно паук. В нем не было ничего человеческого. Оно шипело на парней. Глаза с красными зрачками закрывались и открывались. Птица. Динозавр. Демон.

Неудивительно, что Ронан никогда не спал.

— Закрой дверь! — резко выкрикнул Ронан. — Мы же не хотим здесь в прятки играть!

Спальня казалась слишком маленькой, чтобы вместить их вместе с монстром, но Гэнси знал, что Ронан прав. Он захлопнул дверь, когда существо полетело на него. Когти и клювы, черные и закрученные. В то же мгновение Ронан бросился вперед, толкая Гэнси на пол.

В один краткий и ясный момент, когда сцепились Ронан и существо с клювом, Гэнси заметил, как когти поймали руку Ронана, и с чрезвычайным осознанием видел соответствующие болячки под свежими ранами. Клюв устремился к лицу Ронана.

Гэнси вонзил лезвие канцелярского ножа в мягкую черную плоть между когтями.

Сущность не издала ни звука, когда встала на дыбы. Ронан замахнулся ломом снова, и, когда лом отскочил от существа, он прицелился кулаком. Они вдвоем задели угол кровати. Ночной кошмар оказался поверх Ронана. Оба боролись беззвучно, Ронан мог умереть, а Гэнси мог бы и не узнать этого сразу.

Пошарив рукой по столу Ронана, Гэнси схватил бутылку пива и разбил ее о череп существа. Тут же комнату наполнил запах алкоголя. Ронан выругался из-под монстра. Гэнси схватил одну из конечностей твари (это была рука? или это было крыло? спазм прошел вверх по его горлу) и ударил по ней канцелярским ножом. Он ощутил, как лезвие вступило в контакт, впилось в грязную плоть. Внезапно, вокруг его шеи появился коготь, коготь проткнул тонкую кожу его подбородка. Насадил, как рыбу.

Он осознал, насколько крошечным было лезвие канцелярского ножа. Насколько хрупким, по сравнению с острым когтем этого существа. Он чувствовал тонкую струйку за воротником рубашки. Легкие заполнились плодородным запахом гнили.

Ронан ударил ломом голову сущности. И затем ударил снова. И еще раз. Оба, Гэнси и тварь, рухнули на пол; вес существа был якорем на коже парня. Он был пойман, пронзен, опутан этим захватом.

Канцелярского ножа больше не было у Гэнси. Он, видя, что собирается делать Ронан, протянул руки к этому все еще цепкому клюву. Теперь это было существо, схватившее Гэнси, схватившего существо. И тут Ронан перерезал сущности горло. Это не было ни быстро, ни бескровно. Скорее, рвано и медленно, будто резать мокрый картон.

Все было кончено, и Ронан аккуратно отцепил коготь от кожи Гэнси.

Освободившись, Гэнси выкарабкался из-под существа. Он нажал тыльной стороной ладони на рану на подбородке. Нельзя было сказать, где была его кровь, где кровь сущности, где кровь Ронана. Они оба задыхались.

— Ты убит? — Ронан спросил Гэнси. Царапина спускалась с его затылка через бровь к щеке. Следи за своими глазами.

Мягкое ощупывание кончиками пальцев Гэнси показало, что, фактически, рана на его подбородке была довольно маленькой. Но воспоминание о том, как он был пойман на коготь, его покинет не скоро. Он чувствовал себя опасливо незавершенным, будто ему нужно за что-то ухватиться, иначе его смоет. Он даже удержал свой голос:

— Думаю, да. Оно мертво?

— Если нет, — сказал Ронан, — то этот кошмар хуже, чем я думал.

Теперь Гэнси нужно было сесть, очень медленно, на край растерзанной простыни. Потому что это было невозможно. Самолет и коробка-паззл (неодушевленные объекты) было куда легче принять. Даже Чейнсо, во всех отношениях обычную ворону, кроме ее происхождения, было проще признать.

Ронан наблюдал за Гэнси поверх тела существа — оно казалось даже больше после смерти — и его выражение лица было настолько беззащитным, насколько Гэнси никогда не видел. Он понимал, что вот оно, осознание. Взгляд Гэнси на то, кем на самом деле был Ронан все то время, что он его знал.

Что за мир, полный чудес и ужасов, и Глендовер — только один из них.

Наконец, Гэнси выдал:

— Сенека. Вот кто это сказал, верно?

Пока его тело дралось с кошмаром, его подсознание вело битву с латынью, которой Ронан его встретил.

«Quemadmodum gladius neminem occidit; occidentis telum est».

Улыбка Ронана была острой и изогнутой, как один из когтей существа.

— «Поскольку меч никого не убивает, он лишь инструмент в руке убийцы».

— Не могу поверить, что Ноа не остался, чтобы помочь.

— Конечно, можешь. Никогда не доверяй мертвым.

Тряхнув головой, Гэнси указал на болячки, которые заметил на руке Ронана во время борьбы.

— Твоя рука. Это от драки с ним, пока я был в Свинье?

Ронан медленно покачал головой. В другой комнате Чейнсо издала встревоженный звук, беспокоясь о его судьбе.

— Кра?

— Было еще одно, — произнес он. — Оно ушло.

Глава 19

— Джейн, как ты относишься к тому, чтобы совершить нечто незаконное и определенно неприятное? — поинтересовался Гэнси.

Спина Ронана была уже липкая от жары. Труп человека-птицы лежал в багажнике БМВ, несомненно, подверженный смертельному научному процессу. Ронан не сомневался, что процесс состоял в том, чтобы труп стал только более пахучим в связи с разгорающейся жарой.

— Зависит от того, участвует ли в этом вертолет, — ответила Блу, стоя в дверях Фокс Вей 300. Она почесала икру босой ногой. Она была одета в платье, и Ронан подумал, что она похожа на абажур. Неважно, какой тип ламп ему был бы нужен, Гэнси определенно хотелось такую иметь.

Ронан не был поклонником ламп. И у него на уме было совсем другое. Его пальцы нервно дрожали.

Гэнси пожал плечами.

27
{"b":"221814","o":1}