ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты потрясающее создание, — произнес Гэнси. Его восторг был безусловным и заразительным, как и его широкая улыбка. Адам отклонил голову назад, наблюдая, что-то тихое и далекое расположилось вокруг его глаз. Ноа выдохнул «Вау», продолжая держать ладонь поднятой, будто бы ожидая, что самолет возвратится на нее. А Ронан стоял там, руки на пульте управления, глаза — в небе, не улыбаясь, но и не хмурясь. Его глаза были пугающе живыми, кривая губ дикой и довольной. Внезапно вовсе не казалось удивительным, что он был способен доставать предметы из своих снов.

В этот самый момент Блу была немного влюблена во всех них. В их магию. В их поиск. В их величественность и странность. В ее воронят.

Гэнси толкнул Ронана в плечо.

— Ты знал, что Глендовер путешествовал с магами? Чародеями, я имею в виду. Колдунами. Они помогали ему контролировать погоду… Может, мы смог бы нам пригрезить похолодание?

— Ха.

— А еще они предсказывали будущее, — добавил Гэнси, повернувшись к Блу.

— Не смотри на меня, — коротко отрезала она. О ее нехватке экстрасенсорных талантов ходили легенды.

— Или помогали ему предсказывать будущее, — продолжил Гэнси, что особо не имело смысла, но показало, что он не пытался раздражать ее. Вспыльчивость Блу и ее способность усиливать чужие экстрасенсорные таланты тоже были легендарны. — Пойдем?

Блу кинулась поднимать телескоп, пока он не смог добраться до него, он только бросил на нее взгляд, а другие парни подняли карты, камеры и электро-радио-магнитные датчики. Они отправились по совершенно прямой энергетической линии. Взгляд Ронана все еще был направлен вверх на его самолет и на Чейнсо, белую птицу и черную птицу на лазурном потолке мира. Внезапный порыв ветра метнулся по траве, принося с собой запах движущейся воды и камней, скрытых в тени, и Блу снова и снова ощутила сильный трепет от осознания того, что магия была реальна, магия была реальна, магия была реальна.

Глава 2

Деклан Линч, старший из братьев Линч, никогда не был одинок. Он никогда не был со своими братьями, но никогда не был одинок. Он был машиной с вечно работающим двигателем, которая питалась за счет энергии других: здесь, перегнувшись через стол друга в месте разреза пиццы; там, в уединении с девичьей рукой у его губ; тут, смеющийся над капотом мерседеса пожилого мужчины. Собрание вокруг него было настолько естественным, что невозможно было сказать, Деклан ли был притягивающим магнитом, или опилки притягивались.

Что создавало Серому Человеку не так уж мало трудностей, найти возможность поговорить с ним. Ему пришлось слоняться вокруг кампуса академии Аглионбай добрую часть дня.

Ожидание не было совсем неприятным. Серый Человек оказался весьма очарован школой, заслоненной дубами. Университетский городок обладал потертой многозначительностью, появление которой было возможно только с возрастом и достатком. Общежития были более нелюдимыми, чем во время школьного семестра, но они не были пусты. В них все еще оставались сыновья генеральных директоров, едущих в страны третьего мира для фотосессий, сыновья гастролирующих панк-музыкантов, взявших более тяжелые вещи, нежели семнадцатилетних нежданных-негаданных отпрысков, и сыновья тех, кто уже умер и никогда не вернется и не заберет их.

Сыновей лета было мало, но они не были полностью бесшумны.

Студенческое общежитие Деклана Линча было не таким хорошим, как другие постройки, но с деньгами оно выглядело по-прежнему солидно. Такой след семидесятых, десятилетия ярких цветов, которое так любил Серый Человек. Входная дверь должна была быть доступна только при введении кода, но кто-то подложил ластик, чтобы та не закрывалась. Серый Человек неодобрительно цокнул. Разумеется, закрытая дверь не стала бы для него препятствием, но подобная мысль учитывалась.

Вообще-то, Серый Человек не был уверен, что верил этому. В таком деле все учитывалось.

Внутри общежитие предлагало нейтральные тона, встречая подобно неплохому отелю. За одной из закрытых дверей бушевал колумбийский хип-хоп трэк, нечто соблазнительное и насильственное. Это не было музыкой Серого Человека, но он мог слышать призыв. Он взглянул на дверь. Комнаты общежития Аглионбая не пронумерованы, вместо них каждая дверь была украшена названиями, которые, как надеялась администрация, выпустившиеся студенты заберут с собой. На этой двери значилось «Милосердие». Эта была не та комната, которую искал Серый Человек.

Серый Человек пошел в противоположном направлении, читая надписи (Трудолюбие, Щедрость, Благочестие), пока не дошел до двери Деклана Линча. Шипение.

Серого Человека назвали однажды шипящим, в статье. Он был абсолютно уверен, что это из-за его очень ровных зубов. Даже зубы, по-видимому, являются предпосылкой для шипения.

Он гадал, хорошие ли зубы у Деклана Линча.

Никаких звуков не доносилось из-за двери. Он мягко попробовал ручку. Закрыто. Хороший мальчик.

Вниз по коридору музыка стучала, как апокалипсис. Серый Человек сверил часы. Прокат автомобилей закроется через час, а если он и презирал что-либо, то это общественный транспорт. Все должно быть кратко.

Он толкнул дверь.

Деклан Линч сидел на одной из двух кроватей внутри. Он был очень красив с копной темных волос и довольно выдающимся римским носом.

У него были превосходные зубы.

— И что это? — сказал он.

В качестве ответа Серый Человек поднял Деклана с кровати и швырнул в соседнее окно. Раздался странно приглушенный звук; самой громкой частью было надрывное дыхание парня, когда его позвоночник уткнулся в подоконник. Но затем он опомнился и бросился в бой. Он не был дрянным боксером, и Серый Человек ожидал, что эффект неожиданности даст ему преимущество.

Но Серый Человек знал еще до прибытия, что Найл Линч научил своих сыновей драться. Единственное, чему отец Серого Человека научил его, было как произнести «требушет»[1].

Мгновение они боролись. Деклан умел драться, но Серый Человек мог больше. Он бросил парня через всю комнату и использовал плечо Деклана, чтобы смахнуть стипендию, кредитные карты и ключи от машины с тумбочки. Звук удара его головы об шкаф был неотличим от басов дальше по коридору. Деклан потерянно покачнулся. Серый Человек сбил Деклана с ног, швырнул его к стене, ударив о мебель, и приготовился к очередному раунду, остановившись, только чтобы поднять мотоциклетный шлем, скатившийся на середину комнаты.

С неожиданной скоростью Деклан поднялся при помощи тумбочки, а затем вытащил из ящика пистолет.

И направил его на Серого Человека.

— Стоять, — просто сказал он. И снял предохранитель.

Серый Человек не ожидал такого.

Он остановился.

Несколько различных эмоций боролись на лице Деклана, но среди них не было шока. Было понятно, что пистолет не предназначался для нападения, он хранился для особого случая.

Серый Человек задумался, на что походило жить вот так, всегда ожидая, что твою дверь вышибут. «Неприятно, — решил он. — Возможно, совсем неприятно».

Он не думал, что Деклан Линч откажется в него стрелять. В его позе не было и намека на колебания. Рука дрожала слегка, но Серый Человек считал, что это из-за травмы, а не страха.

Серый Человек размышлял мгновение, а затем пнул шлем. Парень выстрелил, но не получилось ничего, кроме шума. Шлем ударил его по пальцам, и пока он был ошарашен, Серый Человек шагнул вперед и вырвал пистолет из его онемевшей руки. Ему хватило момента, чтобы вернуть себе безопасность.

Потом Серый Человек ударил оружием Деклана по щеке. Он проделал это несколько раз, только чтобы убедительно изложить свою точку зрения.

Наконец, он позволил Деклану опуститься на колени. Парень довольно мужественно старался оставаться в сознании. Ботинком Серый Человек прижал его к земле, а затем перевернул на спину. Глаза Деклана сфокусировались на вентиляторе на потолке. Из носа бежала кровь,

вернуться

1

Требушемт, также требюше (от фр. trйbuchet — «весы с коромыслом») — средневековая метательная машина гравитационного действия для осады городов.

3
{"b":"221814","o":1}