ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я чувствую себя довольно пристыженным, — признал Гэнси.

Ронан пробежался рукой по своей бритой голове.

— Я не хотел спутать свои волосы.

Адам просто наблюдал за рябью, расходящейся по воде.

Только спустя секунду появилась Орла. Как и погружение, ее появление было драматичным: большой пенистый прорыв, заканчивающийся ею, лениво плывущей на спине, закинув руки за голову.

— Там очень темно, — сказала она, закрыв глаза против солнца. Казалось, она не торопится попытаться снова или вернуться в лодку. — Но тут мило и прохладно. Вы все должны зайти в воду.

У Гэнси не было никакого желания присоединяться к ней. Он с тревогой смотрел за борт лодки. Еще секунда, и он собирался…

Блу всплыла рядом с ними. Темные волосы покрывали ее щеки. Побелевшей рукой она ухватилась за край лодки, вытягивая тело наполовину из воды.

— Боже правый, — сказал Гэнси.

Блу бодро выплюнула ему на ноги полный рот коричневой воды. Это намочило ткань над пальцами его ног.

— Боже правый, — сказал Гэнси.

— Теперь это точно лодочные туфли, — ответила она. Махнув свободной рукой, она забросила свой приз, который приземлился на дно лодки с тупым, глухим звуком. Чейнсо тут же спрыгнула с плеча Ронана, чтобы провести расследование. — Там внизу еще что-то. Я возвращаюсь за ним.

Прежде чем Гэнси успел сказать ей хоть что-нибудь, темная вода сомкнулась над ее головой. Он был поражен тем, каким великолепным и бесстрашным животным была Блу Сарджент, и он напомнил себе сказать ей, чтобы она не утонула, пытаясь заполучить вторую вещь, чем бы там она ни была.

На этот раз ее не было всего мгновение. Лодка закачалась, когда она появилась снова, задыхаясь и торжествуя. Она перекинула локоть на борт.

— Помогите мне залезть!

Адам затащил Блу внутрь, будто бы она была уловом дня, растянувшись на дне лодки. Хоть на ней было больше одежды, чем на Орле, Гэнси все же почувствовал, что должен отвести взгляд. Все было мокрым и облегало так, что казалось более захватывающим, чем можно было бы ожидать от гардероба Блу.

Запыхавшись, Блу спросила:

— А что за штука первая? Вы знаете?

Он взял первый объект у Ронана. Да, он знал. Гэнси протер пальцами по скользкой поверхности. Это был поцарапанный металлический диск диаметром около семи дюймов. На нем рельефно выступали три ворона. Должно быть, другие слишком глубоко были похоронены в иле, чтобы их уловил экран эхолокатора. Невероятно, что они увидели даже один из них. Было так легко диску совсем зарыться в ил. Еще проще опознать птицу, покрытую коркой и спрятанную водорослями.

Некоторые предметы хотят, чтобы их нашли.

— Это центральная выпуклость в щите, — с удивлением сказал Гэнси. Он пробежался большим пальцем по неровному краю. Все в нем говорило о возрасте. — Или умбон[28]. От щита. Он закреплялся в центре щита. Остальное, должно быть, сгнило. Наверное, это было дерево или кожа.

Это было не то, что он ожидал найти здесь или где бы то ни было. Из того, что он помнил из истории, щиты типа такого не были популярны во времена Глендовера. Хорошая броня делала их ненужными. Хотя это мог быть церемониальный щит. Конечно, тонкая работа казалась лишней для рабочих частей вооружения. И это действительно походило на одну из вещей, которую бы похоронили с королем. Он провел пальцами по воронам. Три ворона, размечающие треугольник. Герб Уриена — мифологического отца Глендовера.

Кто еще прикасался к этому диску? Ремесленник, чей разум занят замыслом Глендовера. Солдат, погружавший его на корабль, чтобы пересечь Атлантику.

Может, даже сам Глендовер.

Его сердце было охвачено пламенем с этим предметом.

— Итак, он древний, — сказала Блу с другого края лодки.

— Верно.

— А что с этим?

От тона ее голоса он поднял глаза на большой объект, лежащий прямо у нее на бедрах.

Он знал, что это было. Он только не знал почему.

Он сказал:

— Ну, это диск от колеса Камаро.

И это был он.

Выглядел в точности так же, как те диски, что сейчас установлены на Свинье, за исключением того, что этому было несколько сотен лет. Обесцвеченная поверхность была шероховатая и бугорчатая. Со всеми повреждениями элегантный симметричный диск не казался чем-то лишним рядом с макушкой щита. Если только не обращать внимания на разбитый логотип Шевроле в центре.

— Ты помнишь, как потерял его где-то не так давно? — поинтересовался Ронан. — Например, пятьсот лет назад?

— Мы знаем, что энергетическая линия путает время, — тут же сказал Гэнси, но он ощутил себя незавершенным. Не совсем незавершенным, скорее непришвартованным. Слетевшим с колеи логики. Когда правила времени стали эластичными, будущее, казалось, содержало в себе слишком много возможностей перемещений. Этот диск от колеса обещал прошлое, содержащее в себе Камаро, прошлое, которого и не происходило, и которое произошло. Не происходило, потому что ключи все еще в кармане Гэнси, а машина все еще припаркована у Фабрики Монмаут. Произошло, потому что Блу держала диск от колеса в своих влажных руках.

— Думаю, стоит оставить все это со мной, пока ты ездишь к маме на выходные, — предложила Блу. — А я увижу, смогу ли убедить Кайлу поработать с ними.

Лодка направлялась назад к берегу, Орле вручили ее брюки-клеш, ноутбук упаковали в сумку, а эхолокатор вынули из воды. Адам устало помог закрепить лодку к трейлеру перед тем, как залезть в грузовик — Гэнси собирался с ним поговорить, хотя и не знал, что бы сказать; было бы неплохо поехать из города вместе — а Ронан отправился к БМВ, чтобы назад возвращаться за рулем самому. Вообще-то, Гэнси нужно было поговорить и с ним, хотя он тоже не знал, что бы ему сказать.

Блу присоединилась к нему в тени лодки, держа в руках середину щита. Это открытие было не Энергетическим пузырем, и не Глендовером, но это было чем-то. Гэнси понял, что становился жаждущим, голодным до Глендовера и только Глендовера. Таких дразнящих подсказок обычно было достаточно, чтобы поддерживать его. Теперь он хотел только сам грааль. Он чувствовал, как старел под своей молодой кожей. «Я устал от чудес», — думал он.

Он наблюдал, как оранжевое бикини Орлы исчезает с надеждой в БМВ. Хотя его мысли были далеко: все еще поглощены тайной древнего диска от Камаро.

Тихим голосом Блу выразительно спросила:

— Достаточно видел?

— Че… ох, Орлы?

— Ага.

Вопрос его раздражал. Он осуждал парня, а в этом случае, тот не чувствовал, что сделал что-то, чем бы его заслужил. Гэнси не касался интересов Блу, не таким образом.

— Почему тебя заботит, — начал он, — что я думаю об Орле?

По некоторым причинам чувствовалась опасность. Он, возможно, не должен был этого спрашивать. Оглядываясь назад, ошибкой был не сам вопрос. Ошибкой было то, как он его задал. Его мысли были далеко, и он не подозревал, как выглядит со стороны, а теперь слишком поздно, он слышал, как упали его собственные слова. Как интонация, казалось, содержала в себе вызов.

«Давай же, Гэнси, — думал он. — Ничего не разрушай».

Блу непоколебимо выдержала его взгляд. Она решительно ответила:

— Нипочему.

И это была ложь.

Не должна была быть, но была, и Гэнси, который ценил честность выше почти всего другого, знал это в тот же момент, как услышал. Блу Сарджент заботило, был ли он заинтересован Орлой или нет. Ее это очень заботило. Когда она повернулась к грузовику, пренебрежительно покачав головой, он ощутил неприличного рода удовольствие.

Лето прорывалось в его вены. Он забрался в грузовик.

— Вперед, — сказал он остальным и надел солнечные очки.

Глава 25

Разумеется, Серому Человеку необходимо было избавиться от двух тел. Это была всего лишь мелкая неприятность, не более. Те, кто вламываются в дома в поисках сверхъестественных артефактов, обычно относятся к людям, которые не числятся пропавшими без вести. Например, вот Серый Человек не числился бы без вести пропавшим. Однако ему нужно было стереть с тел отпечатки пальцев, а потом увезти куда-нибудь в более подходящее место, где бы они придавались смерти. В багажнике Мерзости Цвета Шампанского у него имелись полные канистры с топливом и два перуанских горшка, слишком крутые, чтобы быть проданными, завернутыми в одеяла «Доры-путешественницы», поэтому он положил тела на заднее сидение, пристегнув их, чтобы они не слишком сильно катались по салону. Досадно, что он был на пути к созданию дискредитирующего его пятна в другой арендованной машине. Его отец был прав: прошлая работа действительно, казалось, была лучшим индикатором будущей работы.

вернуться

28

Умбон — металлическая полусфера в центре круглых щитов.

38
{"b":"221814","o":1}