ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ронан, жевавший кожаные браслеты, отбросил их от зубов и сказал:

— Невозможно прийти к соглашению, имея три яйца.

Такого рода шутки были нормальны в отношении Ноа. Но Ноа здесь не было.

А в доме экстрасенсов просыпался Адам. Согласно Море, он перекинул ноги через диван, прошелся до кухни, где выпил четыре стакана гранатового сока и три чашки одного из наиболее ядовитых лечебных чаев, поблагодарил Мору за пользование их диваном, сел в свой трехцветный автомобиль и уехал, проделав все это за десять минут.

Спустя пятнадцать минут, как сообщила Мора, Персефона спустилась вниз с сумочкой в форме бабочки и в паре заметных ботинок на трехдюймовом каблуке и со шнуровкой до бедра. Подъехало такси, и она забралась в него. Такси увезло ее в том же направлении, где скрылась трехцветная машина.

Через двадцать минут Кавински написал Ронану: «Мошонка».

Ронан ответил: «Говнюк».

Кавински: «Придешь на День Независимости?»

Ронан: «Ты бы остановился, если бы узнал, что это уничтожит мир?»

Кавински: «Боже, это было бы шикарно».

— Ну? — поинтересовался Гэнси.

Ронан сказал:

— Я бы не стал ставить на переговоры.

Семь минут спустя Мора, Кайла и Блу уселись в измученный Форд и поехали забрать Ронана и Гэнси, чтобы направиться в кипящий день.

Гэнси выглядел, как король, даже сидя на потертом заднем сидении общего автомобиля Фокс Вей. Возможно, особенно, когда сидел на заднем сидении общего автомобиля. Он поинтересовался:

— Что мы делаем?

Мора ответила:

— Действуем.

Глава 55

— Почему мы здесь, чувак? — спросил Ронан. Его глаза следовали за Чейнсо, которая с тревогой скакала по столешнице. Он приносил ее в достаточное количество новых мест, чтобы ее это долго не беспокоило, но она не была бы по-настоящему счастлива, пока не исследовала бы весь периметр. Она остановилась, чтобы клюнуть абсолютно милую, раскрашенную на птичью тему банку для печенья. — Здесь больше проклятых петухов, чем в фильме Хичкока.

— Ты про «Птицы»? — поинтересовался Гэнси. — Потому что я не припомню в нем цыплят. Хотя, это было давно.

Они стояли в домашней, подземной кухне в подвале «Pleasant Valley. Ночлег и завтрак». Кайла рыскала по шкафам и ящикам, возможно, это была ее версия исследования комнаты, типа Чейнсо.

Она уже обнаружила вафельницу и пистолет и положила оба предмета на круглый обеденный стол.

Блу стояла в дверях, осматриваясь вокруг, наблюдая, куда ушла ее мать. Ронан предположил, что она, должно быть, поругалась с Гэнси; она держалась от него так далеко, как только могла. Рядом с Ронаном Гэнси дотянулся и провел пальцами по одному из темных, выставленных на виду бревен. Ему явно было некомфортно после рассказа Моры про Адама во время поездки. Гэнси был человеком привычки, и он хотел здесь Адама, он хотел здесь Ноа, он хотел всем нравиться, и он хотел быть главным.

Ронан понятия не имел, чего он хотел. Он проверил телефон. Его интересовало, правда ли то, что сотворил Кавински. Он задавался вопросом, гей ли Кавински. Он обдумывал, стоит ли ему идти на вечеринку Дня Независимости. Его интересовало, куда подевался Адам.

— Линч, — обратился к нему Гэнси. — Ты вообще слушаешь?

Он поднял голову.

— Нет.

На столешне Чейнсо отрывала кусочки от рулона бумажных полотенец. Он щелкнул пальцами, и она с наглым бульканием перелетела со столешни на стол, когтями издав царапающий звук при приземлении. Ронан неожиданно почувствовал удовлетворение в ней, как в создании из сна. Он даже не просил о ней. Его подсознание на этот раз послало ему что-то хорошее вместо чего-то смертоносного.

Гэнси спросил у Кайлы:

— Почему мы здесь?

Кайла эхом повторила:

— Да, Мора, почему мы здесь?

Мора вышла из другой комнаты, позади нее Ронан мельком увидел угол кровати и серый чемодан. Раздался звук лязгания пузырьков, протекшего крана.

Она отряхнула ладони и присоединилась к ним на кухне.

— Потому что когда мистер Грей придет сюда, я хочу посмотреть ему в глаза и убедить его не похищать тебя.

Гэнси толкнул Ронана локтем.

Ронан резко поднял взгляд.

— Что? Меня?

— Да, тебя, — продолжила Мора. — Мистер Грей был послан сюда, чтобы получить объект, который позволяет владельцу доставать предметы из снов. Грейворен. Как тебе известно, это ты.

Он ощутил легкий трепет при слове «Грейворен».

«Да, это я».

Кайла добавила:

— И, невероятно, но на твое обаяние выпадает убедить его пощадить тебя.

Он злобно улыбнулся ей. Она злобно улыбнулась в ответ. Обе улыбки говорили: «У меня есть твой номер».

Не было ни одной части Ронана, которая бы удивилась этой новости. Какая-то часть, как он понял, была удивлена, что на это ушло так много времени. Он чувствовал, что кое-что должно было это ему подсказать: ему говорили не возвращаться в Барнс, а он вернулся. Его отец говорил ему никому не рассказывать о своих снах, а он рассказал. Одно за другим он нарушал каждое правило в своей жизни.

Конечно, кто-то искал. Конечно, они его нашли.

— Он не единственный, кто ищет, — внезапно вмешалась Блу. — Не так ли? Вот к чему все эти взломы.

Вполне невероятно она предъявила розовый складной нож, сделав акцент на этом предложении. До сих пор маленький нож был самой шокирующей штукой в беседе.

— Боюсь, что так, — ответила Мора.

«Грабители», — неожиданно вспомнил Ронан.

Гэнси сказал:

— Они…

Но Ронан перебил:

— Он тот, кто избил моего брата? Я должен купить ему открытку, если это он.

— А это важно? — спросила Мора в тот же момент, когда Кайла задала свой вопрос:

— Думаешь, твой брат кому-нибудь что-нибудь рассказал?

— Уверен, что да, — мрачно сообщил Ронан. — Но не волнуйся… ничего из этого не является правдой.

Гэнси взял контроль в свои руки. Ронан слышал в его голосе облегчение, что он знал о ситуации достаточно, чтобы так поступить. Он интересовался, правда ли, что мистер Грей хотел похитить Ронана, знал ли его наниматель, что Грейворен определенно в Генриетте, что было известно другим.

Наконец, он спросил:

— Что будет с мистером Греем, если он вернется ни с чем?

Мора поджала губы.

— Позвольте использовать слово «смерть» как краткую версию последствий.

Кайла добавила:

— Но для целей принятия решения предположим что-нибудь похуже.

Блу пробормотала:

— Он может взять Джозефа Кавински.

— Если они заберут другого парня, — сказала Кайла, — они вернутся за змеем.

Это было сказано с резким движением ее подбородка в сторону Ронана. Затем ее глаза переместились к Море.

Серый Человек стоял в дверном проеме позади Моры с серым чемоданом в одной руке и серым пиджаком, перекинутым через другую. Он положил их вниз и выпрямился.

Повисла тяжелая тишина, которая иногда бывает, когда наемник входит в комнату.

Казаться чрезмерно заинтересованным чем-либо было против природы Ронана, но он ничего не мог с этим поделать и уставился на Серого Человека. Это был мужчина из Барнс, мужчина, который забрал коробку-паззл. Он бы никогда не употребил слово «наемник» в отношении него. Для Ронана «наемником» было что-то другое. Вышибала. Бодибилдер.

Герой действий. Этот осторожный хищник не был ничем таким. Его строение было скромным, все движения хитрыми, но его глаза…

Ронан вдруг был им напуган. Он был напуган им так же, как он был напуган ночными кошмарами. Потому что они убивали его раньше, они бы убили его снова, и он точно помнил боль каждой смерти. Он ощущал страх в груди, в лице и в затылке. Острый и колючий, как монтировка.

Чейнсо взобралась на плечо Ронана и низки пригнулась, глядя на Серого Человека. Она пронзительно каркнула всего один раз.

В свою очередь, Серый Человек смотрел на них со сдержанным выражение лица. Чем дольше он смотрел на Ронана и Чейнсо, тем больше хмурились его брови. И чем дольше он смотрел, тем ближе подвигался Гэнси к Ронану, почти незаметно. В каком-то смысле, это заставило Серого Человека глядеть на пространство между ними, а не на Ронана.

73
{"b":"221814","o":1}