ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец, Серый Человек заговорил:

— Если я не вернусь с Грейвореном в День Независимости, они расскажут моему брату, где я, и он убьет меня. Он будет делать это очень медленно.

Ронан верил ему, как не верил большинству вещей в жизни. Это было реально, как воспоминание: этого странного человека замучили бы в ванной одного из мотелей Генриетты, и потом его бы выбросили, и никто никогда бы его не искал.

Серому Человеку не нужно было рассказывать ни одному из них, насколько легко ему было бы просто доставить Ронана его нанимателю. Ему также не нужно было говорить ни одному из них, насколько легко было бы сделать это против воли Ронана. Хоть Кайла и стояла рядом с пистолетом, который она достала из шкафа — теперь Ронан видел, зачем — Ронан не верил в это. Если бы пришлось им противостоять мистеру Грею, он подумал, что мистер Грей бы победил.

Это как слышать приближение ночных кошмаров во снах. Их неизбежность.

Очень мягко Гэнси произнес:

— Пожалуйста.

Мора вздохнула.

— Братья, — сказал Серый Человек. Он не имел в виду Деклана или Мэттью. Тут же сила покинула его. — Меня не заботят птицы.

А затем, спустя мгновение:

— Я не похититель.

Мора бросила довольно многозначительный взгляд на Кайлу, которая притворилась, что не заметила.

— Вы уверены, что ваш брат способен найти вас? — спросил Гэнси.

— Я уверен, что не могу вернуться домой, — сообщил Серый Человек. — У меня там ничего нет, кроме моих книг… Мне нужно оставаться в движении долгое время. У меня ушло два года на то, чтобы он потерял меня. И даже если я уеду, это не остановит других. Они выслеживают энергетические аномалии, проходящие через Генриетту, и прямо сейчас все они указывают на него.

Он посмотрел на Ронана.

Гэнси, пришедший в ужас от идеи Серого Человека, вынужденного отказаться от своих книг, нахмурился еще сильнее.

— Ты мог бы нагрезить Грейворена? — Блу спросила Ронана.

— Я не передаю это никому другому, — проворчал Ронан. Он понимал, что должен быть добрее, они, в конце концов, пытаются ему помочь. — Это уничтожает энергетическую линию. Ты хочешь снова увидеть Ноа? Я останавливаюсь.

А Кавински нет. Это было бы, словно стоять рядом с гигантской мишенью.

— Вы могли бы солгать, — предложила Кайла. — Дайте им что-нибудь, скажите, что это Грейворен, и позвольте думать, будто они недостаточно умны, чтобы разобраться, как он работает.

— Мой наниматель, — сказал Серый Человек, — не очень понимающая личность. Если он когда-нибудь обнаружит или заподозрит обман, будет очень ужасно всем нам.

— Что они мне сделают? — спросил Ронан. Сделают Кавински? — Если вы меня сдадите?

— Нет, — сказал Гэнси, будто отвечал на совершенно другой вопрос.

— Нет, — согласился Серый Человек.

— Не говори «нет», — настаивал Ронан. — Нахрен, расскажи мне. Я не сказал, что поступлю так. Я просто хочу знать.

Серый Человек поставил свой чемодан на стол, открыл его и убрал туда пистолет, положив его поверх аккуратно сложенных брюк. Он закрыл чемодан.

— Его не интересуют люди. Его интересуют вещи. Он найдет то, что заставит тебя работать, и изымет это. Положит в стеклянную коробку с ярлыком, и когда его гостям будет достаточно вина, он приведет их туда, где ты, и будет демонстрировать им то, что внутри тебя. А потом они будут восхищаться другими вещами в других случаях рядом с тобой.

Когда Ронан не дрогнул (Серый Человек не мог знать, что Ронан сделал бы что угодно, только бы не дрогнуть), он продолжил:

— Возможно, он бы сделал для тебя исключение. Но это бы заключалось в том, что он поместил бы всех вас в стеклянную коробку. Он хранитель. Он будет делать то, что ему нужно, для своей коллекции.

Ронан все еще не дрогнул.

Серый Человек сказал:

— Он приказал мне убить твоего отца так жутко, как я только мог, и оставить тело там, где бы его обнаружил старший сын. Так он бы признался, где Грейворен.

Какой-то момент Ронан не двигался. У него ушло много времени, чтобы осознать, что Серый Человек сказал, как убил Найла Линча. Мозг Ронана был идеально чистым. А затем он сделал то, что было нужно: он бросился на Серого Человека. Чейнсо подорвалась в воздух.

— Ронан! — завопили сразу порядка трех голосов.

Серый Человек издал небольшой «уфф» от свирепости столкновения. Три или четыре удара приземлились на его тело. Сложно сказать, было ли это благодаря умениям Ронана или снисходительности Серого Человека. Затем Серый Человек мягко перебросил Ронана через обеденный стол. Подростки и сумки рассыпались по линолеуму на другой стороне.

— Мистер… Грей! — кричала Мора, забыв его фальшивое имя в пылу момента.

Чейнсо кубарем налетела на лицо Серого Человека. Как только он перевел на нее взгляд, Ронан кинулся Серому Человеку в живот. Он как-то умудрился вставить несколько матерных слов во время удара. Серый Человек в поисках опоры ударился затылком о дверной косяк.

— Вы, должно быть, шутите! — Это была Кайла. — Ты! Красавчик! — Она забыла настоящее имя Гэнси в пылу момента. — Останови его!

— Я думаю, это оправданно, — ответил Гэнси.

Серый Человек провел Ронану захват головы и шеи.

— Я понимаю, — обратился он к Ронану. — Но это не было чем-то личным.

— Это. Было. Личным. Для. Меня.

Ронан ударил одним кулаком Серому Человеку по колену, а другим — прямо ему в промежность. Серый Человек отбросил его. Пол резко поднялся и коснулся виска Ронана.

Возникла пауза, заполняемая только дыханием двух запыхавшихся человек.

Голосом, заглушенным плиткой, прижатой к щеке, Ронан произнес:

— Не важно, как много вы для меня сделаете, я никогда вас не прощу.

Серый Человек, согнувшись, оперся на дверной косяк. Он пропыхтел:

— Они никогда не прощают.

Ронан поднялся. Блу вручила ему Чейнсо. Серый Человек выпрямился. Мора вручила ему его пиджак.

Серый Человек вытер ладонь о брюки. Он посмотрел на Чейнсо, а потом сказал:

— На День Независимости, если я не придумаю идеи получше, я позвоню своему нанимателю и скажу ему, что Грейворен у меня.

Остальные уставились на него.

— А затем, — продолжил Серый Человек. — Я скажу ему, что придержу его для себя, и он не сможет им владеть.

Последовала долгая-долгая пауза.

— И что потом? — спросила Мора.

Серый Человек посмотрел на нее.

— Я сбегу.

Глава 56

Адам вел трехцветную машину так скрытно, как только мог, чтобы добраться до поля, где раньше был Энергетический пузырь. Когда он не смог заставить машину ехать дальше, то припарковал её в траве и пошел пешком. Раньше он был здесь с другими, а они использовали GPS и электро-магнитный датчик, чтобы найти Энергетический пузырь. Он же теперь в них не нуждался. Он сам был детектором. Если он сосредоточится, то сможет почувствовать энергетическую линию глубоко под ним. Она потрескивала и мерцала, исчезала и появлялась. Держа свои руки ладонями вниз, он медленно шел через высокую траву, следуя трепещущей энергии. То и дело у него на пути из травы катапультировались кузнечики. Он смотрел себе под ноги, чтобы не наступить на змей. Над головой тлеющее небо уступило дорогу на западном горизонте штормовым облакам. Его не беспокоил дождь, но вот молнии… молнии.

Вообще-то, молнии могли быть полезными. Он сделал мысленную заметку на будущее.

Он поднял взгляд на гряду деревьев по правую сторону от него. Они еще не начали сбрасывать свои листья. Как бы там ни было, у него имелось несколько часов до начала бури. Он пропустил стебли сквозь пальцы.

Давно он уже себя так не чувствовал — будто мог посвятить свои мысли чему-то иному, чем тогда, когда заставлял себя заснуть. Словно его разум был огромным, стрекочущим и голодным. Будто все было возможно, если он только заставит себя очень сильно постараться. Вот так он себя чувствовал до того, как поступил в Аглионбай.

«Мир, я иду».

Он пожалел, что не подумал захватить колоду карт Таро с Фокс Вей 300. То, что Энергетический пузырь мог использовать, чтобы проще общаться с ним. Может, потом он вернется вместе с ними. Сейчас, казалось, куда важнее вернуться на то место, где энергетические линии были самыми сильными.

74
{"b":"221814","o":1}