ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Вот почему ты лучший», — говорил Гринмантл.

Это правда. Серый Человек, на самом деле, был лучшим.

Было совершенно ясно, они ждали, что Серый Человек остановится, но даже если и так, они не ожидали, что его окно так легко откроется, и из машины заорут The Kinks: «Глупыш, ты саморазрушитель!»

— Добрый вечер, — вежливо поздоровался Серый Человек. На станции пахло очень старой прожаренной едой.

— Привет, старик, — ответил водитель с беспокойством в голосе.

— Я вижу, что вы следите за мной, — сказал Серый Человек.

— Эй, старик… — запротестовал водитель.

Серый Человек осторожно поднял руку.

— Давайте не будем попусту тратить время. У меня нет того, что вы ищете. Я солгал своему нанимателю. Я приврал, что показания были необычными из-за объекта, так что он продолжал платить за мою комнату и еду, пока я разыскивал его. А потом я сказал ему, что забрал его себе, чтобы стрясти с него больше денег. Что, как вы видите, не сработало.

Они уставились на него, слишком растерянные, чтобы ответить сразу.

— Эй, старик, — произнес водитель уже в третий раз. Пассажир потер ладонью по лицу, а затем задумчиво просмотрел на продолжавшие нарастать показания приборов на его коленях. — Откуда нам знать, что ты нам не врешь?

— А для чего мне это делать? — спросил Серый Человек. Он жестом указал на Митсубиши. — Если честно, на этом я легко бы мог оторваться от вас, ребята.

Ну, или он так думал. Скорее всего. На вид машина была быстрой.

Хотя двое из них, похоже, так и считали, потому что они нахмурились.

— Слушайте, я остановился только из профессиональной вежливости, — продолжил Серый Человек. — Вижу, что вы, парни, в отличие от меня, недолго в этом бизнесе, но надеюсь, что вы сделали бы то же самое для кого угодно, окажись он на моем месте. — Он хотел сказать им, что они могут обыскать его машину, но это будет звучать слишком нарочито. Будто он в чем-то провинился. Они подумают, что он нужную вещь скинул.

Парни нахмурились еще сильнее. Тот, что на пассажирском сидении, спросил:

— А что на счет показаний датчиков?

— Я же объясняю вам, что солгал про показания, потому что знал, что у меня не получится выйти сухим из воды. Эти данные только из-за геологической линии пород. Вы можете поехать вверх-вниз по горам и убедиться, если хотите. Следовать за ними довольно просто.

Они так сильно хотели ему поверить. Он видел это по их налитым кровью глазам, сжатым губам. Их послали гоняться за призраком, а не у многих, помимо Серого Человека, хватало на это терпения. Они хотели, чтобы все закончилось, хотели отправиться на поиски более конкретной добычи.

— Но что мы скажем нашему человеку?

— Слушайте, мне-то откуда знать? — сказал Серый Человек. — Я сам в бегах, потому что мой мне не верит.

— Верно подмечено, — прокомментировал парень с пассажирского сидения. Последовала пауза, а потом он добавил: — Мне надо отлить.

Серый Человек победил.

— Вот, запишите мой телефон, — сказала Серый Человек. — Сможем быть на связи.

Они обменялись телефонными номерами. Пассажирское Сидение вышел на станцию, чтобы пописать. Водила вздохнул:

— Блин, черт. У тебя найдется сигарета?

Серый Человек мрачно покачал головой.

— Бросил год назад.

Он никогда не курил.

Водила дернул подбородком в сторону брата Серого Человека, поджидавшего в тени. В бледном свете его фар мелькали дождинки.

— А с ним чего?

— Ты имеешь в виду Скрытного Парня? Не знаю. Думаю, поговорю с ним, где нет камер.

Водила резко оглянулся туда, куда указал Серый Человек.

— О, старик. А я даже не подумал о них.

Серый Человек постучал пальцем по кончику своего носа и произнес:

— Это совет. Ладно, будем на связи.

— Ага, — отозвался водила. — О, эй…

Серый Человек перестал закрывать окно. Он старался не задерживать дыхание.

— Чего?

Водитель выдавил улыбку.

— Мне понравился номерной знак.

Серому Человеку понадобилось мгновение-другое, чтобы вспомнить, о чем это он.

— Спасибо, — сказал он. — С удовольствием сообщу тебе правду, как смогу.

Он закрыл окно и рванул вперед. Как только Серый Человек сдвинулся с места, его брат осторожно вывел и свою машину. Это был гладкий небольшой автомобиль-купе, нечто, что выглядело бы элегантным в Бостоне. Крышу исполосовали огни, как только он последовал вперед за Серым Человеком.

Стоянка грузовиков была лучшим и худшим местом, чтобы убить кого-нибудь. Потому что снаружи перегруженных камерами бензиновых заправок частенько имелась парковка для усталых водителей грузовиков, где они могли часок-другой урвать для сна. Иногда это была всего лишь площадка для десяти-пятнадцати фур. Иной раз для двадцати или сорока. Они редко освещались, и там никогда не велось видеонаблюдение. Всего лишь фуры и одурманенные усталостью водители.

Эта стоянка грузовиков занимала большую территорию, и Серый Человек повел машину брата к дальнему ее краю. Он остановился позади самой неряшливой из фур.

Вот и все.

Это действительно все.

Серый Человек каждой клеточкой кожи чувствовал, как его пронзают десять мечей.

Каждый серый день хотел его. Проще всего было бы просто сдаться.

The Kinks пели, что ночь темна, когда чувствуешь, что она должна быть таковой.

Купе подтянулся к белой Митсубиши, водительская сторона к водительской стороне. И он сидел внутри, невзыскательно и кротко глядя из машины. Он отрастил аккуратную бородку, которая каким-то образом подчеркивала приятный изгиб его густых бровей. Люди всегда считали, что у него дружелюбное лицо. Столько болтают, что у социопатов пугающие глаза, но только не у брата Серого Человека. Когда ему нужно было не выделяться, он умел их сделать теплыми и, как вы надеялись, хорошо знакомыми. Даже теперь, сидя в купе с этой улыбочкой, он выглядел как герой.

«Дин, мы просто попробуем одну штуку».

— Так-так, младший братец, — произнес брат Серого Человека. Он знал из многолетнего опыта, что только один этот голос парализовал бы Серого Человека. Как змея, он дал бы ему достаточно времени, чтобы переварить свою жертву. — Похоже, снова ты и я.

И голос оказал тот же эффект, что и всегда: губительный яд воспоминаний. В голове у Серого Человека промелькнуло десятилетие:

лезвие

порез

срез

жжение

удар острием

пятно

крик

Серый Человек взял пистолет с пассажирского сидения и выстрелил в своего брата. Дважды.

— На самом деле, — сказал он, — только один я.

Он надел перчатку из своего чемодана и переместил стикер с запиской со своего руля внутрь машины брата.

Затем врубил музыку, поднял окно и вернулся на магистраль.

Он ехал домой.

ЭПИЛОГ

Секрет — странная штука.

Существует три вида секретов. Один вид — про него все знают, и для него требуются как минимум двое.

Первый его хранит. Другой о нем никогда не узнает. Второй вид посложнее: когда хранишь тайну от самого себя. Каждый день тысячи признаний утаиваются от их потенциальных исповедников, от каждого из этих людей, чьи никогда не признанные самому себе секреты сводятся к двум простым словам: мне страшно.

А потом идет последний вид секретов, самый сокровенный. Секрет, о котором никто не знает. Возможно, об этом секрете было известно, но потом он канул в Лету. Или, может быть, эта непутевая загадка, заумная и неприкаянная, не была обнаружена, потому что её просто никто не искал.

Иногда, в крайне редких случаях, тайна остается нераскрытой, потому что она слишком большая, чтобы её мог вместить один разум. Она слишком странная, слишком объемная, слишком ужасающая, чтобы размышлять над ней.

У всех нас есть свои секреты. Мы либо сами их храним, либо от нас их хранят. Игроки либо игрушки. Секреты и тараканы — вот что останется нам в конце.

Ронан Линч жил со всеми видами секретов.

83
{"b":"221814","o":1}