ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Простите.

Забывшись, Дайнека со стуком поставила тарелку на стол. Она переводила взгляд с одного лица на другое, пытаясь понять, что происходит. Вспышка ярости, да еще в присутствии патрона, была явно не в стиле Казачкова. Ирина определенно вызывала у него неприязнь.

– Простите, – повторил Казачков. Теперь его голос прозвучал устало и безучастно.

– Да уж лучше и вовсе молчите! – раздраженно поморщился Шепетов.

Иван Данилович побледнел и с ненавистью взглянул на Ирину. Та развела руками.

Шепетов открыл дверь:

– Валентин, принеси нам горячее! – И, обернувшись, спросил: – За что выпьем? За приятное путешествие!

– Спасибо, если не возражаете, я пойду спать, – сказала Ирина.

Она поднялась и, не дожидаясь ответа, ушла. Вслед за ней выскочил Казачков.

– Как вам это нравится? От любви до ненависти… – Шепетов улыбнулся.

Дайнека ничего не ответила.

– Что бы это ни означало, я рад остаться с вами наедине.

– Как ваша машина? – неожиданно вспомнила она.

– Какая машина?.. Ах да! Не будем сейчас об этом.

Шепетов взял ее за руку. Стараясь не смотреть на него, Дайнека проговорила:

– Схожу посмотрю, как там Ирина.

– Не советую.

– Почему? – Дайнека удивленно подняла на него глаза. – На что вы намекаете?

Шепетов улыбнулся.

– Глупости… – сказала она и вышла в коридор.

По удрученному виду охранника девушка поняла, что вечер действительно удался. Спустя мгновение ее худшие предположения подтвердились: из их с Ириной купе неслись громкие голоса. Она оглянулась на Валентина, тот недоуменно пожал плечами.

– Не ори! – прозвучал приглушенный голос Казачкова.

Не задумываясь, Дайнека рванула дверь и тут же об этом пожалела.

Ирина и Иван Данилович стояли посреди купе, обнявшись. Он обернулся и закричал:

– Оставьте нас!

– До свидания, товарищ Казачков, – жестко проговорила Ирина.

Казачков в ярости выскочил из купе и с грохотом задвинул за собой дверь, едва не разбив зеркало.

– Что здесь случилось? Он обидел тебя?

– Я тебя умоляю…

– Тогда почему вы кричали?

– Разве? – Ирина уставилась на нее отрешенным взглядом. – Неужели кричали?

– Я перепугалась, думала, он тебя ударил.

– Глупая…

Вглядевшись в лицо Ирины, Дайнека поняла: она что-то недоговаривает.

Дайнека присела на край постели. В дверь постучали.

– Можно? – это был Шепетов.

– Заходите, Виктор.

– Мне показалось…

– У нас все нормально, – Ирина не была расположена к разговору. – Мы ложимся спать.

– Вы тоже, Людмила? Может быть, посидим у меня?

– Лучше постоим в коридоре.

Шепетов опустил голову и ухмыльнулся:

– Чего вы боитесь?

– Я – ничего.

– Ну что ж, постоим в коридоре.

Когда вышли за дверь, он сказал:

– Иди спать, Валентин, – и в ответ на вопросительный взгляд охранника добавил: – На сегодня твоя служба закончилась.

Пока Валентин заходил в седьмое купе, в конце коридора появились двое мужчин. Они были удивительно похожи друг на друга: оба плотные, коротко стриженные, в одинаковых зеленоватых рубашках, и только брюки отличались оттенком серого цвета.

Дайнека представила, как, освободившись из тюрьмы, эти двое первым делом подались на рынок. И, не выбирая, купили одинаковую одежду и обувь.

«Уголовники, – подумала она, но тут же поняла, что кого попало в этот вагон не пустят. – Воображение разыгралось…»

Переговариваясь и посматривая в их сторону, мужчины вернулись в девятое купе.

– Не притворяйтесь, что вам этого не хотелось так же, как мне.

– Чего не хотелось? – это называется «включить дурочку«.

– Побыть со мной.

– Можно задать вопрос?

– Спрашивайте.

– Вы женаты, Виктор?

– Конечно, – ответил он. – Это важно?

– Для меня – нет, а для вас?

– И для меня… – хрипловато произнес Шепетов и обнял Дайнеку. Через мгновение она почувствовала, что он целует ее, и этот поцелуй был скорее приятен.

Отстранившись, Виктор посмотрел на нее долгим взглядом и, взяв за руку, потянул:

– Пойдем ко мне, Казачкова я отослал…

В ту же минуту дверь восьмого купе отворилась, и в проеме возник Кринберг. Надетая наспех куртка, на бледном ухе – длинные пряди волос, обычно зачесанные на лысину. Он выскочил из купе и побежал по коридору.

– Пойдем… – настойчиво повторил Шепетов.

– Нет, – проговорила Дайнека. Она избегала встречаться с Виктором взглядом, потому что в глубине души хотела согласиться. И все же подняла лицо и твердо произнесла: – Нет.

– Почему?

– Потому что нет.

Ей все больше хотелось ему возражать, и она испытывала от этого удовольствие.

Отступив на шаг, Шепетов поднял на нее тяжелый взгляд:

– Хочешь поиграть? Не боишься?

– Нет, – улыбнулась Дайнека.

– А ведь я могу заставить тебя.

– Попробуйте.

Шаги за спиной Виктора были некстати – это снова оказался Кринберг. Не глядя в их сторону, он юркнул в свое купе.

– Прости, – пробормотал Шепетов. – Иди спать.

Обернувшись, Дайнека увидела черноволосую незнакомку. Та шла навстречу и, казалось, хотела кого-то ударить, таким ненавидящим был ее взгляд.

Дайнека шагнула в купе и с облегчением закрыла за собой дверь.

– У тебя все в порядке? – Ирина приподняла голову с подушки.

– У меня все в порядке, – ответила Дайнека.

Уже привычно звучал мерный стук колес. И в такт ему в голове прокручивались фразы из сегодняшнего разговора с Шепетовым:

«…не люблю, когда мне отказывают…»

«…от любви до ненависти…»

«…а ведь я могу заставить тебя…»

Дайнека открыла глаза – показалось, будто кто-то зовет ее по имени. Сквозь оконное стекло сочился тусклый станционный свет. Зеркало на двери призрачно серебрилось. Ирина тихо посапывала во сне.

Взглянув на часы, Дайнека прошептала:

– Пятнадцать минут первого…

Нащупав ногами кроссовки, открыла дверь, но прежде чем выйти, машинально взглянула в окно коридора. На мгновение показалось, что за стеклом промелькнула какая-то тень. Отшатнувшись, девушка испытала такой ужас, что не сразу смогла взять себя в руки. И все же спустя минуту успокоилась и вышла за дверь.

Охранника в коридоре не было. Боковым зрением Дайнека отметила быстрое появление коренастой мужской фигуры в светлой рубашке. Так же быстро, как появился, мужчина исчез.

Она побрела в туалет и спустя несколько минут вернулась в коридор. Возле второго купе, припав ухом к двери, стоял Петя Круглов. Он до того к ней припиявился, что его согнутая спина казалась продолжением ушной раковины. Через несколько мгновений он резко выпрямился и закрыл ладонями лицо. Петя так и стоял, пока не почувствовал чье-то присутствие. Его руки упали и напряженно дернулись. Не оборачиваясь, он удалился в свое купе, приплясывая от желания казаться непринужденным.

Приблизившись ко второму купе, где только что стоял Круглов, Дайнека услышала голоса. За дверью ссорились двое – мужчина и женщина. О чем говорили, было неясно, но подобным образом могли выяснять отношения только очень близкие люди. Потеряв к ситуации интерес, Дайнека отошла от двери, по собственному опыту зная: примирение после таких сцен наступает весьма скоро.

Внезапно женщина вскрикнула. Судя по резкому сдавленному крику, ее сильно ударили. Этого Дайнека ожидала меньше всего.

«Это не просто влюбленная парочка. За этим что-то кроется…»

Посередине вагона открылась дверь, в коридор вышел Казачков, устремился к окну и открыл его. Дайнеке показалось, он собрался что-то выбросить. Оглянувшись, Казачков заметил ее, поспешно закрыл окно и вернулся к себе.

Дайнека тоже прошла в купе. Было душно и она оставила дверь приоткрытой.

Ирина спала, временами тихонько всхрапывая. И вдруг разразилась таким мощным разрядом, что проснулась. Близоруко вглядываясь в смеющееся лицо Дайнеки, спросила:

– Здорово я… Да?

14
{"b":"221819","o":1}