ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Ничего, до завтра она немного успокоиться, а утром он как штык будет у ее дверей вымаливать прощение. В который раз.

* * *

Звук смс нарушил тишину.

— От него….? — С придыханием спросила Саша, подперев лицо ладонью.

— Да… — Отозвалась я, всматриваясь в телефон. 'Оленьем я тебя дюбдю. прости'

— Что пишет?

— Вот, почитай.

Я передала девушке телефон. Прочитав послание, Саша тихонько рассмеялась. -

Пьет. — Констатировала она. — Да так, что Т9 ему не под силу.

— Пусть хоть упьется….

— Не простишь?

— Ооо, нет, с меня хватит. Я и так с ним натерпелась. И раз уж вместе у нас не получается, значит лучше порознь.

— Оль, ты уверена?

— Уверена ли я? Саша, я уверена как никогда в своей жизни, что нам надо разойтись. Тем более условия завещания мы выполнили, даже продержались чуть больше, так что проблем не возникнет.

— Но, он любит тебя…!

— Знаешь, иногда одной любви недостаточно для того, чтобы построить крепкие отношения… а у нас после всего случившегося уже ничего не получится… ничего.

Глава 21

Открыв глаза, я тут же их закрыла. Веки были опухшими от пролитых слез, и сильно болели. Голова гудела, а все тело ломило: всю ночь я проворочалась без сна и заснула только под утро.

Проведя рукой по лицу, я слегка помассировала лоб, чтобы хоть немного взбодриться и прогнать тупую боль. Хотелось пролежать так целый день, укутавшись в одеяло и всецело отдаться своему горю.

Всеми силами я гнала воспоминания о вчерашнем дне, однако как ни старалась полностью забыть о случившемся я не могла. Едва проснувшись, у меня перед глазами всплыла вчерашняя картина: полуголая девица виснет на Максиме. Подумать только, она была в одном нижнем белье, и все это у него на работе, в рабочем кабинете.

— Он изменял мне… — Хриплым голосом прошептала я, сильно сжав одеяло. — Спал с ней и со мной! Ненавижу!

В горле стоял ком, тяжело дыша, я широко распахнула глаза, чтобы остановить вновь навернувшиеся слезы. Было ощущение, что мое сердце истоптали, а в душу плюнули. А потом еще и посмеялись.

Сколько я так лежала неизвестно, и сколько бы пролежала еще тоже было под вопросом. Звонок в дверь заставил меня подняться. Накинув поверх пижамы, состоящей из широких штанов и футболки, теплую домашнюю кофту, я пошла открывать дверь, прекрасно зная, кто, стоит за дверью. Бегать от Макса я не видела смысла.

— Можно войти?

Худяков выглядел не лучшим образом. Куртка была расстегнута, джинсы внизу немного грязные. На лице присутствовали следы вчерашней попойки плюс запах перегара и легкая небритость. Не смотря мне в глаза, он самым что ни на есть виноватым видом изучал свои ботинки.

Распахнув дверь, я отошла в сторону, давая ему возможность пройти.

— Можешь начинать! — Усмехнувшись, проговорила я. Собрав всю волю в кулак, я заставила себя вспомнить все то, что он мне сделал. Как меня обижал, оскорблял. И в довершении ко всему, спал с другой!

Я не хотела растаять от одного его доброго слова, нежного взгляда. Не хотела вновь оказаться в подобной ситуации.

— Оль… — Не смело начал Макс и замолчал.

— Ой, вот только давай быстрее. У меня сегодня много дел. — Небрежно поправив волосы, я бросила мимолетный взгляд на часы. Семь пятнадцать. Раненько он, однако, пришел.

— Не надо. Мне и так нелегко. Я всю ночь не спал.

Ну, вот. Его раскаивающийся тон, несмелый взгляд и он уже пробил брешь в моем сердце, еще пять минут назад полном решимости не сдавать позиции.

— Ммм да? А я можно подумать веселилась. Хотя знаешь, надо было оторваться, как следует. Чтобы уж все те слова, которыми ты меня называл наконец-то стали соответствовать действительности. И еще, чтобы исправить одну маааленькую несправедливость. Хотела в полной мере насладиться всем тем, чего я так долго была лишена, и в чем ты меня так очаянно упрекал. — Я понимала, что веду себя как последняя сука, но ничего не могла с собой поделать. Горечь и обида наполнили всю меня изнутри. Чаша моего терпения была переполнена, и сейчас я хотела, как можно сильнее и больнее задеть Худякова. Может это и по-детски, но зато так необходимо.

Выдавив из себя легкую полуулыбку, я сложила руки на груди.

Крепко сжав руки в кулаки, Максим изо всех сил сдерживался, чтобы не схватить девушку в охапку и не закрыть ее прелестный ротик крепким поцелуем, чтобы она прекратила нести всякую чушь и злить его. Но он не мог. Не в том положении он сейчас находился, чтобы командывать.

— Прости меня. — Просто сказал Худяков сдерживая эмоции. — За все. Я люблю тебя. Я Не изменял тебе с Марго…

— Марго? А имя ей подходит. — Перебила я его.

— Да, я спал с ней. Но спал до того, как нам пришлось зарегистрировать наши отношения. А потом только один раз. Через два дня после регистрации. Клянусь. Это было всего один раз.

— А один раз не считается?

— Нет, я не это имел в виду. Просто тогда я тебя не любил, но потом, когда понял что влюбляюсь в тебя, я закончил с ней все отношения. Это правда. После этого я ее даже не видел! А помнишь, когда ты застала ее у меня пару месяцев назад, и тогда ничего не было. Именно в тот день, я и сказал, что наши с ней отношения должны прекратиться.

— Ты закончил? — Как можно небрежнее поинтересовалась я.

Похоже, Максим не ожидал подобного вопроса.

— И это все, что ты мне можешь сказать?

— Если у нас тобой нет никаких претензий к друг другу, то развод оформим в течение месяца.

— Какой развод? Оля, я не хочу этого! — Резко ответил Макс, подходя ко мне. Схватив меня за плечи, он слегка встряхнул меня, словно хотел привести в чувство. — Я не отпущу тебя!

— Будь добр, убери руки. — Спокойно попросила я его, не смотря ему в глаза.

— Черт! Почему ты так спокойна, да на твоем лице нет ни одной эмоции, тебе что все равно?

— Да! Разжав руки Максим отошел в сторону, устало потирая лицо.

— Человеку свойственны ошибки. Понимаешь? И я признаю каждую, совершенную мной. Дай мне шанс все исправить. Я не смогу без тебя.

Сдерживать слезы становилось все труднее. Закусив нижнюю губу, я покачала головой, в знак отрицания.

— Оль, подумай. Зачем Леша сделал все это? Ну, не просто же так. Давай попытаемся еще раз.

— Теперь мы уже не узнаем, чего он хотел этим добиться. Я устала пытаться наладить то, что с самого начала не получалось. Мы не можем быть вместе, нам постоянно что-то мешает. И я не вижу смысла продолжать те отношения, что у нас были, они не нормальные. Я даже не была счастлива с тобой. Понимаешь?

— Значит, ты действительно хочешь развестись? — С болью в голосе спросил мужчина.

— Да! — Уверенно ответила я.

— Хорошо. Давай только сделаем это по-быстрому.

Оставшись одна, я закрыла лицо руками и разрыдалась. Плакала навзрыд, содрогаясь всем телом. Я жалела о каждом сказанном слове, хотелось броситься вдогонку за Максимом, обнять его. Рассказать о своей любви и попытаться начать все сначала, забыть о прошлом. Но я не могла. Я боялась, что в скором времени наши отношения вновь дадут трещину, и я в который раз буду страдать. Пусть будет не Марго, но может появиться другая женщина, другие проблемы. А сможем ли мы с ними справиться? И так слишком многому подверглась наша любовь, если она вообще есть, наши взаимоотношения.

Глава 22

Так паршиво Максим не чувствовал себя давно. Или вообще никогда. Оля больше ни в какую не хотела с ним разговаривать. Пару раз он предпринял попытку наладить отношения, но девушка и слышать ничего не хотела, ни о разговорах, и тем более уж о возможном примирении.

Разговаривала Оля с ним холодно, почти всегда избегая его взгляда. И это было невыносимо, у мужчины было ощущение, что из него выкачали весь воздух. И теперь он просто существовал.

С детства всех мальчиков 'учат' что надо быть сильными, мужественными. А слезы так вообще для представителей сильного пола нечто немыслимое и постыдное. Максим и сам всегда придерживался подобного мнения, стойко перенося все испытания, которые ему преподносила судьба, считая афоризм 'То, что не убивает нас, делает сильнее' правдой жизни. Но сейчас. В такой ситуации Макс чувствовал, что он как никогда близок к тому, чтобы сорваться, еще немного и у него опустятся руки. Поскольку он даже и малейшего понятия не имел, как теперь жить дальше, без любимой.

22
{"b":"221823","o":1}