ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ради бога, Аманда! – отозвалась я с легким раздражением. Ее легкомысленные слова ставили меня в неловкое положение.

– Мисс Коттон права, – поддакнул ей Уиндоу. – Я завидовал Марку, что у него есть вы. И хочу вас уверить миссис Лэндфорд, что я лично не считаю вас убийцей.

Я лишь в ответ кивнула, думая о том, что теперь делать с этим Лайонелом Уиндоу? Пожелать ему всех благ и оставить здесь? Или пригласить его в дом? С немым вопросом я посмотрела на Аманду. Она быстро приняла за меня решение:

– Думаю, нам стоит зайти в дом. Ветер нагоняет облака, и недалеко до дождя. Я почти всю жизнь прожила в этой местности. Да ты и сама здесь часто бывала и знаешь, как быстро в Дартмуре меняется погода.

Лайонел Уиндоу будто ждал этого приглашения. Когда мы дошли до ворот парка, с неба стали падать первые капли. Аманда поспешила вперед, а Уиндоу продолжал идти рядом со мной.

Сара протирала в холле пыль, когда мы зашли в дом. Она недоверчиво посмотрела на чужака.

– Миссис Гиббонс, это мистер Уиндоу, друг Марка, – представила я мужчину.

– Добрый день! – приветливо воскликнул Лайонел и пожал руку пожилой женщине. Та покраснела от его взгляда, словно девушка. – Марк всегда восторженно отзывался о вас. Ведь вы знали его еще ребенком, верно?

Его улыбка стала еще душевнее.

– О, да, сэр! – Сару словно подменили. Морщины на ее лице разгладились. – Я уже давно здесь. Эдвард и я всегда оставались верны Лэндфордам.

Сара метнула на меня колючий взгляд, способный, казалось, пробить сердце насквозь. Неприкрытая ненависть неожиданно сильно меня задела. Я была готова расплакаться. Аманда постаралась быстро разрядить обстановку:

– Сара, было бы очень мило с вашей стороны, если бы вы подали нам в библиотеку чай.

– Разумеется, мисс Аманда! – лицо пожилой женщины услужливо засветилось.

А я и не знала, что Аманда пользуется расположением Сары Гиббонс. Судя по всему, Лайонел Уиндоу был тоже ей симпатичен. Лишь меня она не переваривала. Она практически не обращала на меня внимания, хоть я и была хозяйкой дома.

– Пожалуйста, мистер Уиндоу, будет очень мило с вашей стороны, если вы разожжете огонь, – улыбнулась Аманда.

– С огромным удовольствием, – ответил он и присел перед открытым камином, в котором уже были приготовлены сухие дрова. Разжигая огонь, гость сказал:

– Мистер Уиндоу звучит очень формально. Мне было бы очень приятно, милые дамы, если бы вы звали меня просто Лайонел. Пэгги – очень симпатичное имя, – добавил он. – Аманда мне тоже нравится.

– Хорошо, Лайонел, – рассмеялась моя гостья.

– Договорились, зовите меня Пэгги, Лайонел, – ответила я к своему собственному удивлению. Я пока еще не могла определить свое отношение к бывшему партнеру Марка по бизнесу. Он чертовски хорошо выглядел, обладал неотразимым шармом и умело им пользовался.

Он поднялся и оглянулся:

– Я впервые здесь. Лэндфорд-Хауз – очень красивое место. Марк несколько раз приглашал меня в гости, но мне всякий раз что-то мешало. Деловому человеку часто очень сложно выкроить свободное время, но вы и сами это знаете, Пэгги. Марк был очень трудолюбивым бизнесменом.

Он подошел к креслу и сел в него, прямо напротив меня. Вскоре появилась Сара с тележкой, уставленной бутылками и бокалами. За ней следовал Эдвард с большим подносом.

– Вы наверняка проголодались, мистер Уиндоу, – дружелюбно произнесла пожилая женщина. – Я приготовила сэндвичи. Вы не останетесь на обед?

Она сначала посмотрела на Аманду, затем на Лайонела.

– С удовольствием! – воскликнули оба, как по команде.

Меня проигнорировали, так что я продолжала скрывать свою досаду под улыбкой. Мне показалось странным, что Аманда заехала ко мне лишь на минутку, по пути к какой-то подруге, но, кажется, об этом совсем забыла. У нее вдруг появилось много свободного времени.

Гости наперебой соболезновали моей утрате. Аманда хотела все знать о том, каково мне было в тюрьме… Я уже не помню, как дошло до того, что я пригласила Лайонела остановиться на несколько дней в Лэндфорд-Хаузе. Лайонел уверенно сунул в руку Эдварду ключи от машины, после чего попросил подогнать к дому свой автомобиль, который он припарковал у конюшни.

– Да, и принесите, пожалуйста, мой багаж, – добавил он, после чего повернулся ко мне. – Пэгги, это очень великодушно и гостеприимно с вашей стороны, что вы позволили мне здесь остановиться. Я давно хотел побывать в Лэндфорд-Хаузе. Хотя нет, я не так выразился. Я давно должен был принять приглашение Марка, но, как я уже говорил, никак не получалось.

* * *

Аманда попрощалась около четырех часов вечера. За исключением пары ядовитых шпилек она вела себя, как хорошая подруга. Она даже флиртовала с Лайонелом, но он строил глазки лишь мне.

Едва она покинула дом, зазвонил телефон. Я подняла трубку – это оказался Даниэль. Он поинтересовался моим самочувствием и спросил, будет ли уместно, если он вскоре заедет меня навестить.

– Да, конечно, Даниэль! – радостно ответила я. Мне хотелось ему рассказать о Лайонеле Уиндоу, но Даниэль уже повесил трубку.

– У вас сегодня еще будут гости? – Лайонел только что положил на тлеющие в камине угли несколько поленьев и посмотрел на меня.

– Да. Приедет Даниэль Синглтон. Он был лучшим другом Марка. Это он предоставил мне очень хорошего адвоката.

– Даниэль Синглтон… – мужчина свел брови на переносице и задумался. – Да, да, припоминаю, Марк рассказывал мне о нем.

– Ну, тогда вы через полчаса лично с ним познакомитесь.

– Я бы не хотел мешать, Пэгги. Лучше я останусь в своей комнате. Вы не упомянули обо мне по телефону.

– Не успела. Даниэль уже повесил трубку.

– Хорошо, тогда останусь, – мужчина подождал, пока я сяду в свое кресло, после чего сам сел на прежнее место.

Мы болтали о каких-то несущественных вещах, не касавшихся лично меня. Лайонел заговорил о лошадях и о том, что он хороший наездник.

Я вышла из библиотеки, чтобы предупредить Эдварда о приезде Даниэля. Ему нужно открыть ворота. Гиббонсы всегда запирают их. Даже днем.

– Мистер Гиббонс, – крикнула я. – Сегодня еще приедет Даниэль Синглтон. Не могли бы вы открыть ворота в парке? Ах да, и еще кое-что. Вчера вечером кто-то бродил по парку. Очевидно, он пролез через дыру в ограде.

– Знаю уже, – последовал раздраженный ответ. – Мистер Синглтон еще вчера мне об этом сказал. Я предложил ему замуровать стену. Завтра утром я этим займусь.

– Спасибо, Эдвард! – я улыбнулась пожилому человеку. Он не ответил на мою улыбку и со злобным выражением лица спустился обратно по ступеням и пересек холл. Входная дверь за ним захлопнулась.

Я со вздохом вернулась в библиотеку. Интересно, как Сара и Эдвард будут вести себя, когда моя невиновность будет доказана? Если это, конечно, произойдет. Возможно, убийца давно уже растворился и подчистил все свои следы.

Когда я вошла в библиотеку, Лайонел стоял у книжных полок. Он вытащил одну из книг, прочитал название, полистал и поставил на место. Затем вытащил другую. Я кашлянула.

– У вас приличная коллекция ценных книг, – небрежно произнес он и обернулся, держа в руках увесистый том. – Эта книга, например, была напечатана в 1875 году. Редкий экземпляр сборника стихов Шиллера. Они так и не переведены. Предполагаю, что вы знаете немецкий язык.

– Немного, – призналась я.

За окном послышался шум мотора. Вскоре в холле зазвучали голоса. Эдвард зашел в библиотеку и сообщил о приезде Даниэля.

– Ах, оставьте Эдвард, – бодро произнес лучший друг Марка. – Я знаю, где находится библиотека. Мне…

Он резко замолчал, увидев Лайонела, стоявшего со скрещенными за спиной руками. Значит, Эдвард ничего не сказал Даниэлю о моем госте.

– Привет, Пэгги, – сдержанно сказал Даниэль. – Я и не знал, что у тебя гости.

– Лайонел Уиндоу, деловой партнер Марка, – прервала я наступившую неловкую тишину. – Лайонел, разрешите представить вам Даниэля Синглтона.

4
{"b":"221825","o":1}