ЛитМир - Электронная Библиотека

От нахлынувших эмоций, я почувствовала, что в глазах защипало от навернувшихся слез, через мгновение смешавшихся с водой. Но плакала я от невообразимого счастья. Счастья, описать, которое словами было просто невозможно.

После душа, я надела привычную для себя серую юбку до колена, белую строгую блузку с мужским воротником. Через полчаса на меня в зеркало смотрела Мария Александровна учительница начальных классов. Строгая и невозмутимая. И ничего в моем привычном облике не могло рассказать о том, как я провела последние семь дней в своей круто изменившейся жизни.

* * *

— Ну?! — Нетерпеливо бросил Хрусталев, постукивая сложенной в кулак ладонью о стол. Весь его вид выражал крайнее недовольство и несдержанность. Глаза пытливо смотрели на Самсонова.

— Что ну? Вот! — Глеб протянул Артему темную папку. — А этот твой Маслов оказался темной лошадкой.

Быстро раскрыв ее, Артем внимательно оглядел напечатанный текст мелким шрифтом. Оторвавшись, он посмотрел на Глеба:

— Я так понимаю, прибегать к крайним мерам не пришлось?

— Да он находка! Все что там написано чистая правда. Ему всего 29, а за его плечами огромнейший опыт хм… как бы это выразить? В общем, с законом у него не совсем дружеские отношения.

— Далеко не дружеские. — Добавил Артем, снова углубляясь в текст. — И, как я посмотрю, его переезд в Америку никак не связан с травмой или желанием путешествовать?

— Наркотики! НАР-КО-ТИ-КИ! Вот в чем дело. Его папашка быстро тогда замял дело и справадил непутевого сынка заграницу. Еще бы! Подающий надежду сын, спортсмен и раз! Балуется наркотиками! Удар для любого родителя.

Потом он вернулся в Россию, три года спустя и сразу же залег на дно. Нигде не появлялся, не светился. Позже, не без поддержки отца, который, как выяснилось, является первым заместителем министра спорта и туризма, открыл спортивную секцию по гандболу в частной школе.

Наркота наркотой, а спортсмен он оказывается отличный. Сейчас отец протискивает его к себе. Этим и занимается, по сей день, но с большой оговоркой…

— Какой?

— От наркотиков Игорек не отказался! Мало того, что сам на них подсел, только уже по-взрослому, так и детишек, подопечных своих, на эту дрянь подсаживает.

Присвистнув, Артем покачал головой. Ничего себе! Стоит только капнуть и тут такое выяснится!

— Артем… — Тон Глеба изменился, стал серьезным. С тревогой посмотрев на друга, он сел на край стола. — Что тебя связывает с этим Масловым?

— Ничего! — Коротко ответил Хрусталев.

— Тогда зачем…

— Глеб, послушай, я благодарен тебе за помощь, но объяснить тебе всего я не могу. Просто не могу.

— Тут не все написано. — Самсонов внимательно посмотрел на друга, словно пытаясь прочесть хоть что-то на его лице.

— Что еще?

Задумавшись на мгновение, Глеб откашлялся и осторожно начал. Похоже, он понял, по какой причине друг так неожиданно заинтересовался этим человеком.

— После того, как он вернулся в страну, он…. был замешан в одной истории. Это связано с девушкой.

— Говори! — Сжав кулаки, Артем отвернулся к окну. Весеннее солнце ни сколько не соответствовало его мрачному настроению. Ожидание того, что он сейчас может услышать от друга, болью отзывалось у него в душе.

— Около трех лет назад, в одном из местных участков на него было написано заявление. — Снова повисла пауза. Через секунду Глеб продолжил. — Это заявление об изнасиловании.

Не в силах поднять глаза на Артема, Глеб уткнулся взглядом в стол, точнее в ручку, лежавшую на нем. Тишина.

— Как сам понимаешь, дела не завели и все замяли…

— Не понимаю! — Рявкнул Хрусталев, вскакивая с места. Нервно сжимая кулаки, он снова повторил, остановившись напротив Самсонова. — Не понимаю! И почему этого нет здесь!? — Указал он взглядом на папку.

— Как я тебе уже говорил у этого Маслова огромные связи. Эта история, словно похоронена. Никаких зацепок по этому поводу. И одному моему знакомому стоило большого труда раздобыть эту информацию. Хотя и узнал он об этом совершенно случайно. Просто стечение обстоятельств.

— И что же это за обстоятельства?

— У моего человека какой-то там родственник, то ли муж сестры, то ли брат мужа сестры работает в одном из районных отделений, куда и поступило заявление на Маслова три года назад. Дело закрыли, а память то у людей подобного рода отличная. Отсюда и дополнительные сведения на этого поддонка.

Горько усмехнувшись, Артем подумал о том, как все несправедливо в этом мире. Его малышка столько выстрадала за эти годы, в то время как этот урод преспокойно наслаждался жизнью.

— Артем?

— Что? — Устало спросил Хрусталев.

— Это… это Маша? — Осторожно спросил Глеб, внимательно посмотрев на друга.

Плотно сжав челюсть, мужчина медленно кивнул, закрыв глаза.

Покачав головой, Самсонов сложил руки на груди. Пару недель назад Мария приезжала к Артему на работу. Впервые увидев ее, Глеб подумал, что перед ним стоит ангел. Белокурые волосы девушки струились по плечам, кожа у нее была бледной, почти прозрачной. Легкий румянец покрывал ее нежные щеки. Такую девушку, как она хотелось оберегать, настолько она выглядела хрупкой и беззащитной. А рядом с Артемом, который был просто гигантом, она особенно выглядела малышкой. Словно фарфоровая куколка.

Теперь вспоминая слова Артема о том, что с этой девушкой ему было нелегко в завоевании ее сердца, Глеб понимал, почему так было. Бедная. После того, что с ней случилось, довериться мужчине невероятно сложно. Страшно.

А тот факт, что насильник остался безнаказанным и преспокойно разгуливает где-то рядом, заставил еще больше огородиться от внешнего мира.

— Я думаю, что выражение 'лучше поздно, чем никогда' идеально подходит под сложившуюся ситуацию? — Задумчиво проговорил Самсонов, в голове у него уже прокручивался план мести этому ублюдку.

Ничего не ответив, Артем похлопал друга по плечу в знак благодарности. Мысли в его голове были идентичны мыслям Глеба. Если Игорь Маслов избежал правосудия три года назад, сейчас ему это сделать не удастся. Пусть у него есть связи, дньги, но и они не так просты. На любую силу найдется еще большая сила.

Глава 23

— Господи, милая, как ты хороша! — В глазах Татьяны Юрьевны заблестели слезы. — … такая нежная в этом платье….

Улыбнувшись маме, я повернулась к зеркалу. Что тут скажешь, я и сама еле сдерживал слезы. Оглядев с себя с ног до головы, я медленно провела кончиками пальцев по лифу платья, наслаждаясь его мягкостью, тонким кружевом. Задумчиво, наклонив голову на бок, я всматривалась в малейшую деталь своего туалета и то, что я видела, было великолепным. Платье как будто было создано специально для меня, и ушивать ничего не надо.

— Только я все равно не понимаю, почему вы торопитесь свадьбой? Мы ничего толком не успеем… — Недоуменно произнесла мама, разглаживая легкие складки на струящейся юбке платья и почти сразу же ее глаза расширились от пронзившей ее догадки. — Машенька, дочка, ты что беременна? — Приложив ладони к моему плоскому животу, она с восторгом ждала от меня ответа.

— Нет, мам, я не беременна. — Спокойно отозвалась я, краем глаза заметив, разочарованное лицо мамы. Улыбка тут же сникла, глаза потухли. — Просто Артем не хочет ждать. — Продолжила я и смущенно добавила после небольшой паузы. — Да и я тоже. — Как объяснить своему родителю, что я и дня не могу больше прожить без этого мужчины? Он необходим мне словно воздух, вода… Когда Артем рядом я становлюсь веселее, воодушевленней, я ощущаю такой прилив энергии, что готова работать, творить, делать что-то без остановки. Рядом с ним и мир становится другим. Добрее. И все это благодаря ему.

Сейчас я просто не могла представить, как жила раньше, без него? Чем я занимала свои одинокие, длинные вечера? Однако ответ тут же нашелся. Тетрадки. Целые стопки тетрадей, засев за которые я могла забыть о времени на несколько часов точно. Я так нагружала себя работой, что полностью забросила себя. Я забыла, что я женщина. Молодая и привлекательная. Забыла, что такое платья, мини-юбки, каблуки и флирт…

24
{"b":"221828","o":1}