ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дети мои
Чернокнижники выбирают блондинок
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
Его кровавый проект
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Криштиану Роналду
Озил. Автобиография
Затонувшие города

— Артем, пожалуйста, оставь нас…

— Что!? Ты в своем уме? Я не оставлю тебя с ним! — Прорычал мужчина, не веря, что Оля только попросила его уйти. И чего она прицепилась к этому придурку?

— Пожалуйста, нам надо поговорить. — Умоляюще всхлипнула девушка, посмотрел Артему прямо в глаза.

Больше ни говоря, ни слова, Артем понял, что ему здесь не место. И, если ей так хочется этого, то он уйдет. Пройдя мимо этой странной парочки, мужчина вышел из здания, громко хлопнув дверью.

На улице дул сильный осенний ветер и моросил дождь. Было холодно. Подойдя к машине, Артем со всей силы ударил ногой по колесу. Громко выругавшись, он сел за руль, закрыл лицо руками. В его голове было столько мыслей, что он едва поспевал за ними.

— Оля, Оля…. — Устало прошептал Артем… В его голове тут же возник образ темноволосой красавицы, который вдруг неожиданно стал меркнуть и на его месте возник другой. Образ светловолосой девушки с грустными глазами.

— Что за черт!?

Глава 4

— И что на этом мероприятии будут все родители? — С сомнением поинтересовался Артем, глядя, как его сын завязывает шнурки.

— Все. — Ответил Дима, не поднимая головы. — Пап, это же день учителя. — Разъяснил мальчик своему отцу, словно неразумному существу.

Усмехнувшись, Артем, в который раз подумал, что Димка развит не по годам.

— И что там будет? Концерт или что-то в этом роде?

— Концерт. И Мария Александровна сказала, чтобы все родители были.

— Значит, Мария Александровна сказала… — Задумчиво проговорил Артем. Время от времени образ этой учительницы то и дело всплывал у него в голове. — Ладно, поехали, поехали! — Подхватив рюкзак сына, Артем подтолкнул Диму к выходу, попутно натягивая на его голову капюшон. — Кстати, ты участвуешь?

— Стих читаю… — Пробубнил сын из-под капюшона.

* * *

Убрав с лица, мешающие пряди волос, я скрутила их и перекинула на одно плечо. Склонившись, над столом, я аккуратно выводила ярко-синей краской восклицательный знак. Сегодня в школе праздник — день учителя. Преподаватели совместно с учениками готовят праздничный концерт, на котором я буду ведущей. Правда, попутно на меня легки не только эти обязанности. Ко всему прочему я еще занимаюсь и декорациями. Навыки, полученные за годы учебы в худошке, не забылись, вот и приходиться сейчас помогать уже своей школе. Так сказать, кто чем может.

Мероприятие было назначено на четыре часа и у меня оставалось ровно семь минут для того, чтобы докрасить восклицательный знак, собрать свое творение, пробраться до актового знала, сквозь толпу учеников и их родителей и повесить плакат с надписью. Закончив, я быстренько поправила волосы и платье. Сегодня я выглядела несколько по-другому, нежели всегда. Профессиональный праздник как-никак. Сменив привычную серую юбку до колена и белую рубашку на облегающее платье с коротким рукавом, я признаюсь, чувствовала себя немного неловко. На работе все привыкли видеть меня в строгом костюме, и сегодня я была сама на себя не похожа. Темно-бордовое платье с вырезом-лодочкой, распущенные, слегка волнистые волосы.

Осторожно, взяв ватман, ножницы, а также кучу всякой мелочи, я пошла по направлению актового зала. Каждый раз, проходя мимо большого зеркала, я не могла не полюбоваться собой. И хотя за последние пару лет я стала ярой противницей всяких женских штучек, косметики, красивых нарядов и тому подобного, я не могла не признать, что давно не чувствовала себя столь привлекательной, молодой и свежей.

Полностью, погруженная в свои мысли, я шла, не замечая ничего вокруг, до тех пор пока не врезалась во что-то большое. Все, что было в моих руках, незамедлительно оказалось на полу.

— Извините, я…. — Не договорив, я осеклась. Прямо передо мной стоял Артем Владимирович. — … не заметила Вас.

— Неужели, я такой незаметный? — Усмехаясь, поинтересовался мужчина. Нагнувшись, он поднял с пола все, что я уронила, и протянул мне.

Да, согласна, сморозила глупость. Уж кого-кого, а этого мужчину трудно не не заметить.

— Я не это имела ввиду… — Пробормотала я, забирая у него свои вещи. — Спасибо.

Забавная она все-таки, эта Мария Александровна, подумал Артем, оглядывая ее с ног до головы и с удивлением отмечая, что выглядит она очень даже не плохо. Обтягивающее платье выше колена идеально подчеркивает ее фигуру. Полную грудь, плавные изгибы линии бедер…

Девушка, кажется, заметила его оценивающий взгляд, так как щеки ее тут же покрылись легким румянцем, а во взгляде появилась уже знакомая ему настороженность. Да, она определенно странная. Он просто посмотрел на нее (что вполне характерно для мужчины, когда рядом с ним рядом находится симпатичная женщина), а она уже готова бежать без оглядки. Хрусталев чувствовал, нет, он буквально ощущал, что ее напрягает его присутствие. Интересно, это он на нее так действует или все мужчины? Может, она мужененавистница? Феминистка? Лесбиянка?

— Мероприятие вот-вот начнется, пора идти. — Сказала я, готовая в любой момент сорваться с места. Это трудно объяснить, но присутствие Артема Хрусталева, отца одного из моих учеников, заставляло (кстати, по непонятным причинам!) меня нервничать.

— Проводите? — Приподняв, одну бровь, поинтересовался мужчина. — А то я немного заблудился. Димка объяснял куда идти, но я был на работе, занят… и не особо расслышал.

— Д-да, конечно.

Развернувшись, я поспешно пошла вперед, ловко маневрируя среди обитателей школы.

Артем шел немного позади, так как решил, что это будет лучше и скажем так, безопаснее. Одному Богу известно, почему в его присутствии девушка вела себя столь настороженно и скованно, и поэтому он решил, что разумнее будет держаться от нее подальше, хотя любопытство его так и раздирало. Уж очень она необычная и загадочная. С первой встречи она заинтриговала его, что-то в ней было необычное.

И да, кстати, теперь, он мог без опасения любоваться ее на удивление стройной фигуркой.

— Сюда, пожалуйста. Проходите. — Не смотря мужчине в глаза, я показала, куда ему идти и тут же растворилась в толпе у входа в актовый зал.

Артем и взглядом моргнуть не успел, как остался один. Усмехнувшись, он отыскал свободное место в первых рядах и уселся поудобнее в ожидании начала представления. Ох, если бы эта девушка знала, что своим поведением только подогрела интерес Артема к себе. Все мужчины по своей натуре охотники, им нравится, когда в женщине есть загадка. А, по мнению Артема, в Марии ее было предостаточно.

С бешено стучащим сердцем я отдала плакат ученикам, для того, чтобы они повесили его на сцене. В душе у меня поселилось предчувствие, что судьба еще не раз столкнет меня с этим мужчиной.

* * *

— Тебе понравилось? — поинтересовался Дима у отца, уже в машине.

— Безумно. — Искренне ответил мужчина. — А ты у меня, оказывается, отлично читаешь стихи. Весь в меня! — Вот тут Артем слукавил, что-что, а в школе он был не только хулиганом, но и троечником. Слава Богу, что тягу (вернее, ее полное отсутствие) к учебе сын унаследовал не от него.

— Поэтому Мария Александровна меня и выбрала. Она сказала, что я молодец.

— Конечно молодец. — Немного помолчав, Артем спросил. — А эта Мария Александровна, она хорошая учительница?

— Очень! — Сын энергично закивал головой. — Только она всегда грустная.

— Грустная? Почему?

— Она не улыбается. — Пожав плечами, ответил мальчик.

— Понятно. — Задумчиво проговорил мужчина, хотя признаться ничего он не понял.

* * *

— Машуль, ну так нельзя… ты такая у меня красавица, умница….

4
{"b":"221828","o":1}