ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Марта и фантастический дирижабль
Метро 2035: Воскрешая мертвых
Девочка с Патриарших
О рыцарях и лжецах
Рой
Мир-ловушка
Там, где цветет полынь
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма

— Маш, ты чего? Тебе плохо? — В голосе девушки промелькнуло беспокойство.

— Нет, нет… — Поспешно ответила я, собираясь с силами. Сосчитав в уме до трех, я заставила себя посмотреть на Кристину. — Послушай, Кристин, мне действительно пора. У меня урок через пятнадцать минут начинается, а мне еще класс надо подготовить. Так что извини.

— Д-да, конечно понимаю.

— Была рада увидеться. — Соврала я.

— И я.

Быстро развернувшись, я таким же быстрым шагом пошла вперед, совершенно не глядя себе под ноги. Почувствовав, легкое головокружение и жар во всем теле, я незамедлительно развязала шарф и стянула его с себя. Дышать стало легче, прохладный воздух сделал свое дело.

* * *

Сколько себя помню, я всегда мечтала быть учителем. Еще в раннем детстве я сажала в ряд все свои игрушки, разлиновывала тетрадь под журнал, доставала из-под родительской кровати небольшую доску (откуда она у нас, мне было неизвестно. Наверное, осталась после выброшенного шкафа), мел и…. начинала урок. Когда подросла, и пошла в школу — тут же стала старостой класса, по случаю заменяла учителей. Была гордостью не только родителей, но и всей школы. Постоянные олимпиады, конкурсы чтецов — я везде была первая. Надо ли говорить, что школу я закончила с золотой медалью?

И в то время, когда мои одноклассники ломали свои головы над выбором вуза, я ни на секунду не задумалась куда поступать. Педагогический, а именно учитель начальных классов. Почему? На этот вопрос нет ответа. А вернее, он достаточно просто. Потому что. Потому что именно так, а не иначе.

В университете все было так же, как и в школе. Я была старостой и отличницей. Учеба была мне в радость, и поэтому особых усилий я не прилагала к тому, чтобы по окончанию университета получить красный диплом. Все получилось само собой.

Кстати, в институте я и познакомилась с Кристиной. Эта девушка была моей полной противоположностью. Она могла неделями не ходить в универ, а про домашние задания вспоминала только в одном случае. Это когда выставлялся промежуточный рейтинг, который у нее был заметно ниже, чем у тех кто обычно просиживает штаны на последних партах и даже не дотягивал до оценки удовлетворительно.

Почему мы стали подругами? Это вопрос из разряда, почему именно учитель начальных классов. Поскольку и на него у меня нет определенного ответа. Просто так получилось. Сначала она подсела ко мне, когда в аудитории не было свободных мест, потом мы столкнулись в университетской столовой (в один из тех дней, когда Голубева соизволила посетить институт), потом совместный проект по Риторике, и так мы стали общаться. Кстати, многие стали думать, что Кристина специально завязала со мной дружбу ради того, чтобы я стала помогать ей по учебе. Но смею заверить, это было далеко не так. Ни разу за пять лет девушка не сыграла на том, что мы дружим. Помогала я ей только по собственной инициативе, и в очень редких случаях.

Часто я спрашивала у нее, зачем она вообще выбрала эту специальность, если сразу заявила, что работать, скорее всего, не будет. На что девушка в ответ только пожала своими изящными плечиками. Кристина была из достаточно состоятельной семьи, и поэтому я даже не сомневалась, что учеба в универе у нее была 'для галочки'. Что-то вроде 'Видите, у меня есть высшее образование, к тому же педагогическое'.

Конечно, закадычными подругами нас тяжело было назвать, я редко делилась с Кристиной своими секретами, чем-то личным. Скорее мы просто наслаждались общением друг с другом, без всяких претензий на нечто большее.

Немного позже, девушка познакомила меня со своим парнем, Вадимом Миркиным. Вадим был старше Кристины на пять лет и вместе они были уже на тот момент около полутора лет. Смотрелись они вместе умопомрачительно. Высокая, тонкая Крис и Вадик, на две головы выше и вдвое больше своей подруги. Рядом с ним Кристина была дюймовочкой, милой хрупкой девочкой. Хотя кому-кому, а Голубевой палец в рот не клади, да и характером она была явно не из робкого десятка. Папа военный, как никак.

В конце пятого курса, за два месяца до диплома, неожиданно из Америки приехал лучший друг Вадима, Игорь Маслов. Ребята тут же решили, что он идеально мне подходит. Ровесник Миркина, Игорь в прошлом занимался ганболом, причем, весьма успешно, входил в сборную России, но был вынужден оставить спорт из-за травмы кисти правой руки. После он уехал из России, и вернулся спустя несколько лет.

Молодой человек тут же начал всячески проявлять ко мне симпатию. И признаться, я была очарована. До этого момента, отношения с противоположным полом были для меня на последнем месте. Им я предпочитала учебники и посиделки дома. И тут совершенно неожиданно такой парень, как Игорь буквально не отходил от меня ни на шаг. Огромные букеты роз, романтические свидания. Один раз он даже арендовал трамвай, украсив его, живыми цветами и мы вдвоем катались по ночному городу. Это было незабываемо. Игорь говорил, что я особенная. Что он никогда не встречал таких девушек, как я.

его словам, во мне удачно сочеталась красота и ум, детская непосредственность и некая мудрость.

Вел Игорь себя достойно, ни разу не позволив себе ничего лишнего. Именно это меня и привлекло в нем. Заманило.

В день вручения диплома, мы официально объявили себя парой. Счастливая Кристина охала и ахала, не скрывая, как она рада за нас. Я и сама не могла нарадоваться. На руках у меня был красный диплом, сразу после окончания университета мне предложили место в одной из лучших гимназий нашего города, рядом со мной был мужчина, о котором я только и могла мечтать. Сильный, нежный и заботливый. Но, как известно, даже в самой доброй сказке появляется злой волшебник, готовый разрушить все прекрасное одним лишь взмахом руки. Как ни странно этим самым злым волшебником и стал сам Игорь.

В день его рождения, в середине осени мы собрались у него в доме, загородом…

Резкий хлопок прервал мои воспоминания. Вздрогнув, я посмотрела в сторону, откуда донеся шум.

— Ой, извините, Мария Александровна, совсем не хотела Вас напугать. — Школьная уборщица, худенькая Люба, женщина лет 40, извиняюще посмотрела меня, поднимая упавшую швабру.

— Ничего, все нормально. — Проговорила я, и неожиданно почувствовала на щеках слезы. Быстро, смахнув их, я начала собираться домой. Итак, засиделась, а ведь рабочий день давно как закончился.

Глава 8

С задумчивым видом, Артем вот уже минут пятнадцать ходил из угла в угол, сложив руки за спиной. Остановившись, мужчина неожиданно нахмурился, словно прислушиваясь к своим внутренним ощущением. Постояв так некоторое время, Артем вернулся к прежнему занятию — хождению туда-сюда. Однако продолжалось это не долго. Вновь остановившись, на его лице снова появилось задумчивое выражение, брови сошлись на переносице.

Он никак не мог выбросить из головы учительницу своего сына, Марию Александровну. Да это просто до смешного доходит. Например, сегодня проснувшись, первое о чем, вернее о ком он подумал, так это о ней. Открываешь глаза и бах! а ее образ уже в голове. И так в течение всего дня ее лицо было у него перед глазами. У него никогда такого не было, даже с бывшей женой. А ведь женился он тогда не со скуки, чувства были. А теперь вот разбери, были ли они эти чувства, или как…. Скорее всего 'или как'.

Настойчивый стук в дверь прервал его размышления.

— Войдите.

Дверь распахнулась, и в дверном проеме появился Глеб, его зам, помощник и хороший товарищ в одном лице.

— Мне за Димкой ехать или…

— Ты, знаешь… — Задумчиво начал Артем. — Я, пожалуй, сам за ним съезжу…

* * *

— Папа? — Удивленно воскликнул Дима, увидел отца, вместо дяди Глеба

— Что? Можно подумать я никогда не приезжал за тобой! — Невозмутимо отозвался Артем, и немного замявшись, провел по волосам. — Дим, а Мария Александровна, она еще здесь?

7
{"b":"221828","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Последний вздох памяти
Мне сказали прийти одной
Цветок в его руках
Дурдом с мезонином
Ликвидатор. Темный пульсар
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Манускрипт
На первый взгляд
Путь к характеру