ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Не может быть», – пронеслось в моей голове.

– Ты… – я хотела прошипеть это слово, но получилось как-то неуверенно.

– Я, – а этот гад расплылся в улыбке.

Он облокотился своей пятой и весьма аппетитной точкой о сиденье мотоцикла и, засунув руки в карманы, начал более внимательно рассматривать меня.

Не поленившись, я последовала его примеру, скользнув взглядом по его аристократичным чертам лица, затем «прошествовала» по его достаточно внушительной фигуре. Широкие плечи в кожаной куртке казались еще шире, как и его спина с прямой осанкой. Волевой подбородок, четко выраженные скулы, легкая щетина придавали ему еще более горделивый вид. Без сомнений, этот молодой мужчина чертовски хорош!

– Ну что, насмотрелась или мне еще и задом повернуться? – он иронично хмыкнул, а я вспыхнула новой порцией гнева на этого наглеца. Еще бы! Ведь он видел, как я его рассматривала только что!

– Пф, что я там не видела?

– А ты все такая же маленькая дерзкая девчонка! – Он еще раз прошелся по мне взглядом, потом сделал пару шагов по направлению меня и остановился на расстоянии вытянутой руки. – Решила поиграть в сбежавшую невесту?

– Не твое дело!

Мне пришлось задрать голову, чтобы смотреть ему в глаза, когда он приблизился еще на шаг. Уперев руки в бока, я самым важным видом показывала, что не боюсь такого большого «мальчика»… высокого. На своих восьмисантиметровых каблуках я доставала ему до плеча. Этот верзила имел даже в этом преимущество, сволочь!

– Ты права, только есть одна загвоздка: ты села на мой байк, и я тебе помог…

– Ты считаешь, что твой поступок, можно расценивать, как заявку на звание «молодец»?

Елизар – ну и имя! – лишь выгнул бровь на мой вопрос, а я продолжила:

– Можешь гордиться теперь собой, хоть до самой пенсии!

Он ничего не ответил, только набрал чей-то номер в своем мобильном. Но, как выяснилось, звонил он моему кузену – Мише, который по совместительству был лучшим другом этого м-м-м… тестостерона.

– Здорова, Миха!

Готова голову отдать на отсечение, мои родители и родственники сейчас места себе не находят от моей выходки. И сто процентов, причину моего побега они не знают. Этот «глист в скафандре» – мой жених и его «отсос Петрович» – моя бывшая подруга, не рассказали правду, я была в этом уверенна.

Попрощавшись с моим двоюродным братом, он отключился и снова посмотрел на меня.

– Сейчас твой брат приедет и заберет тебя.

Я плотно сжала губы, чтобы не сказать какую-нибудь колкость, хотя, должна поблагодарить его за то, что он помог мне убежать. Он, видимо, прочитал мои мысли и, усмехнувшись, подошел к своему мотоциклу, оседлал его и медленно подъехал ко мне.

– Скажи, под твоим подвенечным платьем кеды или все же ты сделала исключение и надела туфли?

Такая наглость в его репертуаре. Я уже было открыла рот, чтобы ответить, но этот паразит, также медленно объезжал меня по кругу, тихонько посмеиваясь надо мной.

Он не стал дожидаться моего ответа, увидев, как я выхожу из себя, резко рванул, и вместе с ним мое платье, край которого зацепился за его мотоцикл, который также резко затормозил. Его хозяин повернул голову ко мне, выгнув бровь, а потом склонил голову в бок, наклонился и поднял ткань свадебного платья.

– Мое платье! – я не знала, как прикрыть ноги, которые оголились по самое «не балуй», а этот наглец лишь улыбнулся и выдал главное умозаключение:

– Все-таки туфли, – и снова газанул, от чего подол моего платья продолжил рваться.

– Ты испортил мне платье!

– Оно и так не особо красивое было, – момент и я стояла в оборванном платье. Причем, подол не полностью изорван, но переда практически не было.

Я открыла рот от возмущения, но этот бесстыжий меня опередил:

– Не стоит так сильно возмущаться, не то еще корсет лопнет на груди под таким напором, – он надел шлем и бросил на прощание: – До встречи, Малина!

Я осталась ждать Мишу в порванном платье и воспоминаниями о нашей первой встречи с Бароном...

В день своего шестнадцатилетия я жутко напилась, причем, даже не планируя этого. Я после школы в последний рабочий день недели сразу отправилась к подруге домой, кстати, той самой Лизе, у которой родители уехали на дачу. По пути домой, мы заказали пиццу, а уже на месте назначения, объелись ею, запивая первоклассным коньяком, который нашли в баре родителей Лизы. Учитывая то, что раньше я не пила, нормы своей я не знала. И как в той песне Верки Сердючки «ой, шо-то я наклюкалась», я на плетущихся ногах поднялась на этаж выше – с Лизой мы были соседями.

Было около семи вечера, и, зная, что мои родители дома, я хотела незаметно прошмыгнуть в свою комнату. Прежде чем я это сделала, я минут пять пыталась вставить ключ в замочную скважину, потом поняла, что дверь, которую я пыталась открыть – соседская. Я таки развернулась на сто восемьдесят градусов и подошла к двери напротив и уже беспрепятственно открыла свою квартиру. На пороге я услышала веселые голоса и поняла, что сейчас будет самый, что ни на есть капец, потому что у нас дома были гости. И в подтверждение моих мыслей, пока я скидывала обувь, вернее, я пыталась это сделать, вышла моя мама.

– Фимочка, наконец-то ты пришла дочка! У нас гости, они пришли тебя поздравить, идем скорее в зал.

Чтобы не дышать перегаром, я нагнулась еще ниже, пытаясь расстегнуть босоножки, которые были вообще без застежки, но тогда я думала иначе.

– Хорошо, мамуль, я сейчас!

Мама довольная вернулась к гостям, сообщив, что сейчас главная виновница праздника присоединится к ним. А я про себя подумала: «Ага, щаз! Мне бы до туалета добраться!» и поспешила быстренько испариться из коридора, но вышла моя родная тетя и начала меня расцеловывать, приговаривая, что все уже давно меня заждались. Тетя Полина видать не заподозрила, что я подшофе, ибо сама была навеселе, взяла меня за руку и повела к гостям.

«Вот это сейчас будет номер!» – печально подумала я, понимая, что, если меня не будут поддерживать за руку, я точно грохнусь прямо там.

– А вот и наша Фимочка! – представила меня гостям мама, и на меня сразу уставилось несколько пар глаз: папины, дядины и кузена, который зараза понял, что я пьяная и тихо посмеивался. Так же в комнате были его девушка, Анна и незнакомая мне семейная пара, которые, как я позже узнала, были с сыном Елизаром. Этот тип мне сразу не понравился! И должна сказать не зря.

– Э-э-э… здрасти! – от меня отошли тетя с мамой и я, словно тростинка на ветру зашаталась, грозясь вот–вот упасть лицом в салат.

Гости это заметили и как-то сдавленно улыбнулись, кроме Елизара и Михи, которые, видимо, только этого и ждали.

– Дочь, ты что пьяна? – как-то осторожно задал вопрос мой отец.

– Эм… нет… я не пьяна! Я очень пьяна!... – и в последующий момент я громко икнула. Хорошо, что не рыгнула. Я по инерции прикрыла рот двумя ладонями, но было поздно. Мой позор увидели и услышали.

– Так…

Отец не успел договорить, потому что его прервал грохот – именинница упала, не устояв на своих ногах. Далее, я ничего толком не помнила, только то, что в мою комнату меня отнес тот самый Елизар, а за ним поплелся мой кузен.

– Вот это ты отмочила, Малинка! – ржал Миша.

– У меня день рождения! Или только моему брату можно выпивать лишнее и приходить домой бухим в стельку? – уперев руки в бока, я гордо посмотрела на родителей и тетю с дядей, когда на второй день мы решили обсудить причину моего нетрезвого состояния.

– Я не прихожу пьяным домой! – возразил Миша и сверкнул своим недовольным взглядом. Он стоял позади меня, скрестив руки на груди.

– Вот! – я подняла вверх указательный палец. – Видите, он даже домой не приходит, когда пьяный!

– Фима! Не переводи стрелки! – встряла моя мама. – Ты вчера показала себя в некрасивом свете. У нас в гостях была семья Бароновых.

– Может, Барановых? – сделала я ударение на «а».

– Хватит паясничать. Это очень важные люди. Твой отец хорошо общается с Андреем Сергеевичем, а его сын – Елизар, учится с Мишей.

2
{"b":"221834","o":1}