ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как же мне были приятны его ласки! Антон никогда не доставлял мне такое удовольствие только одними поцелуями и просто прикосновениями горячего, влажного языка к груди, на которой он вокруг ореолы выписывал незамысловатые узоры.

Отбросив верхнюю деталь нижнего белья на пол, он повалил меня на кровать, припечатывая поцелуем и, чуть приподнявшись, одним рывком опустил мои стринги до бедер. Прервав поцелуй характерным причмокиванием, Баронов сел у меня в согнутых коленях и снял, наконец, мешающую ткань одежды.

– Я бы все равно тебя не отпустил, – прошептал мне в губы, вновь нависая надо мной.

Я ничего не ответила. У меня было ощущение, что я вообще не здесь. Мне не хотелось думать о том, что мне было страшно подпускать к себе мужчину после предательства жениха, но еще страшнее – впускать его в свою жизнь. А когда он заполнил меня собой всю без остатка, казалось, я и вовсе парю над Землей, но точно я не здесь, не сейчас, не в этом номере отеля, а на волнах своих внутренних ощущений, от которых мое тело трепетало, а душа пела… С ним не просто было хорошо, а восхитительно… И где-то на задворках моего здравого смысла, я понимала, что влюблена в него до безумия, до самых краев берегов… Мне было неважно, что будет завтра, главное здесь и сейчас.

И мысль, что отчаянно мелькала в голове «Боже, что я делаю?» – уплывала за горизонт, где ясное небо над головой, бушующее, порой море, корабль с алыми парусами и капитан на нем – Малиновый Барон…

Глава 14

Который час? Быть может, пять утра… Меньше? Больше? Неважно… Важно то, что ко мне сейчас, как и всю ночь, прижималось крепкое горячее тело мужчины. Очень ненасытного, кстати. Он практически не выпускал меня из кровати, вновь и вновь показывая и доказывая, как я ему желанна.

Кажется, он мне шептал, какие-то слова в порыве страсти… или я ему… оба… Мне никогда так не было хорошо. Даже с Антоном, когда я еще была в него влюблена и провела с ним первую ночь, – это далеко не то, что было у меня с Елизаром вчера. Были только мы и сила природы. Даже ужина не было. Но голод присутствовал. Совершенно иной, неутолимый.

И как доказательство, я снова вспыхнула, как только картинки любовных утех, которые взяли тайм-аут не больше часа назад, снова пронеслись перед глазами. Зажмурившись и прикусив нижнюю губу, я попыталась выбраться из стального плена рук Барона, что обвивали меня вокруг талии так сильно, что и не пошевелиться.

Закрыв глаза и снова увидев наши любовные игры, я закрыла лицо ладонями и слегка помотала головой.

Что же сейчас будет? Как мы будем общаться? А если для него ничего серьезного эта ночь не значила?

А все потому, что думать надо было, с кем ложишься играть в «салки»! Ох, вот же я глупая! Нельзя было переходить эту грань!

Заворочавшись, я попыталась встать, но через меня перекинули ногу, тем самым, отрезая все пути отступления. И все же, кое-как, но мне удалось выбраться из-под Елизара, который почти лег на меня. Быстро взяв купальник и пляжное платье, я поспешила в душ, чтобы потом как можно скорее покинуть номер.

Когда я выходила из номера, я все же бросила взгляд на Елизара, который спал на животе, едва прикрываемый легким одеялом. Его темные волосы, доходящие до затылка, небрежно спадали на лицо, будто укутывая от посторонних глаз. Он мне сейчас казался не менее притягательным, чем ночью. И вроде спокойный, пребывающий в сонном царстве, но создавалось впечатление, что он в любой момент готов рвануть и поймать свою добычу, как только учует подвох.

Не искушая судьбу, я тихонечко открыла дверь и вышла из номера. Мне необходимо проветриться и подумать о том, что между нами произошло. Возможно, кто-то другой проще бы к этому относился, но не я. Для меня ситуация приобретала слишком серьезный оборот, становясь частью моей жизни. И я точно уже знала, что даже если нам не быть вместе, его мне не забыть. И первое время будет трудно его выкинуть из головы, а то и невозможно.

Медленно бредя по еще сонной, но уже успевшей открыть свои лазурные «глазки» Ялте, я смотрела под ноги, обняв себя руками. Утром было прохладно, но очень свежо. Скоро встанет солнце, и курортный городок вдохнет чистый воздух, после минувшего ночью дождя. По идее, море сегодня должно быть теплее, нежели вчера. Отчего-то сразу захотелось прикоснуться к нему, попробовать воду, окунув в нее ступни. Также не спеша я шла к морю, над которым летали чайки, что-то весело щебеча на своем птичьем языке. Под ногами галька, вокруг почти никого, а впереди море – спокойное, в отличие от моего душевного состояния. Там сейчас затишье перед бурей. Но, вероятно, я просто себя накручиваю и все на самом деле хорошо. Но как это, хорошо? Ведь, впереди неизвестность. Не люблю это слово. Оно чаще всего ставит в тупик. Будто стоишь посередине перекрестка, вокруг трафик. И вроде бы, перед тобой несколько дорог, пусть и загруженных, а куда идти – не знаешь.

Если сравнить Антона и Елизара, то первый – это вот эта галька, что я сейчас держу в руках. Его бросишь, и он упадет. Никуда не денется, ничего не сделает. Просто будет лежать на одном месте, пока его снова кто-то не возьмет в руки или отбросит в сторону.

Елизар же был морем. Сегодня оно спокойное, завтра – безмятежное. Оно ласкает берег своей, то холодной, порой ледяной, а то и вовсе теплой, как чай соленой водой. К нему хочется прикоснуться, взять в руки, но не можешь. Оно глубокое, опасное, но, безусловно, красивое, с пьянящими шаловливыми волнами…

Улыбнувшись самой себе, я присела на каменистый пол, не заботясь о том, что он холодный. Взяв в руки телефон, я заметила, что уже почти час вот так брожу в своих думах, любуясь при этом морем, небом, чайками и проснувшемся солнышком. Но тут меня отвлек звук, характерный для ICQ. Оказывается, она у меня была включенной.

На моем лице заиграла радостная улыбка. По своему виртуальному другу я успела соскучиться. И где он пропадал?

«Грозный виноградик» (05:55): Доброе утро, красотка! Не спится? – подмигнул мне виноградик, и я подмигнула ему в ответ.

«Веселая медузка» (05:55): Нет, не смогла уснуть.

«Грозный виноградик» (05:55): Шалунишка, – смайлик надул пузырь жвачки и лопнул.

Мне сразу вспомнился Елизар, его маневр с жвачкой, который, должна сказать, привлек мое внимание. Вроде бы, мелочь, но мне, видимо, нравится все, что он делает. А если что-то раздражает, то только потому, что нравится.

И все же, я решила уточнить, почему меня «виноградик» назвал шалунишкой. Хотя, вчера я была и такой. Небось, покраснела сейчас.

«Веселая медузка» (05:56): Почему это я шалунишка?

«Грозный виноградик» (05:56): А разве нет?

«Веселая медузка» (05:56): Не скажу, – я показала язык с помощью смайла.

«Грозный виноградик» (05:57): Как отдых?

«Веселая медузка» (05:57): Отлично, спасибо. – Я отправила ему улыбку в ответ.

«Грозный виноградик» (05:57): Ты сейчас где?

«Веселая медузка» (05:58): На берегу моря, а что? Хочешь присоединиться?

Я знала, что это невозможно, ведь он сейчас в своем городе, но подразнить-то хочется. За несколько дней до поездки, мы с ним переписывались и, я ему поведала, что еду в Ялту, на что он сказал, что хотел бы тоже поехать на море, но пока что занят работой.

«Грозный виноградик» (05:58): С удовольствием, правда, сейчас я несколько зол, но позже, мы с тобой обязательно увидимся, – и снова подмигивание.

«Веселая медузка» (05:59): Почему зол?

«Грозный виноградик» (05:59): Ерунда, – улыбнулся.

«Веселая медузка» (06:00): Ты собираешься приехать в мой город?

«Грозный виноградик» (06:00): Может, мы живем в одном городе, – подмигивание.

«Веселая медузка» (06:01): Может, – улыбка. – Мне пора, спишемся.

Он отправил мне улыбающийся смайл и вышел из сети. А я, поднявшись на ноги, посеменила обратно в отель. А когда подошла к нему, машинально подняла голову вверх и увидела на балконе Елизара. Он курил и смотрел на меня. Перед тем, как уйти с лоджии, он еще раз затянулся и выдохнул дым через нос. Кажется, он не в настроении.

24
{"b":"221834","o":1}