ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После того, как мы все расположились, – родители предпочли остановиться в домиках, а молодежь – в палатках, – мы решили позагорать, тем более, погода сегодня радовала. Правда, загорала только женская половина, мужчины же возились с приготовлением мяса и рыбы.

Мама с тетей Полиной и Екатериной Александровной, мамой Елизара, сидя на подстилках, о чем-то разговаривали и периодически поглядывали в мою сторону, радостно улыбаясь. Что-то подсказывало мне, что они обсуждали наши с Елизаром отношения. Сам же Елизар смеялся над чем-то с Мишей, Сережей и Егором, ну а папа с дядей и Андреем Сергеевичем, что-то с интересом обсуждали, смотря за мясом на мангале. Я же лежала на животе вместе с подругами, подставляя свою спинку палящим лучам солнца.

– Девочки, что-то мы как-то не активно себя ведем, – начала Аня, – надо как-то по живее, что ли.

– В смысле? – Ксюша перевернулась на спину и привстала на локтях.

– Ну, мы вот лежим тут, как амебы и на нас никто не смотрит. Зато на наших ржущих коней обращают внимание отдыхающие поблизости.

«Кони» сейчас действительно ржали. И что им так смешно?

– Точно, – Света щелкнула пальцами и поднялась на ноги. – Сейчас включу музыку, и устроим танцульки. – Подруга побежала в палатку, которую делила с Егором и через полминуты вернулась с магнитофоном на батарейках и дисками. – Все девульки, сейчас зажгем! – громко сказала Света, чем, естественно, привлекла внимание всех присутствующих. Родители с улыбкой глядели на нас, когда наши благоверные, слегка прищурились, пытаясь понять, что мы сейчас будем делать, хотя, конечно же, догадывались.

– Какую бы песню выбрать? – Света перебирала диски в руках.

– Давай Шисгару! – предложила я.

– Что за Шисгара? – Ксюша нахмурила бровки.

– Песня из рекламы бритвы для ног, – пояснила Аня, и мы все дружно засмеялись.

– О, Малинка, точно! Сейчас включим! – и Света таки нашла эту песню и врубила на всю громкость.

Аня тут же вскочила на ноги, начав свои плясульки. Вообще, она красиво танцевала, чем еще больше привлекала внимание мужчин, когда появлялась на танцполе. Миша же, конечно, приходил в бешенство. Вот и сейчас он уже шел к нам. Остальные не торопились и с интересом поглядывали на нас.

– О, моя Шисгара уже идет! – радостно пропищала Аня, продолжая танцевать. – Я же говорила девочки, надо привлечь их внимание и настроение на ура.

– Ты уже не только их внимание привлекла, но других парней, – хохотнула Ксюша.

На нас уже действительно посматривали отдыхающие вокруг, расположившиеся в соседних домиках и палатках.

– Да что мне другие, мне нужен только мой Мишенька, – Аня призывно глянула на мужа и, как только он приблизился, сразу дала деру от него, не забыв хихикнуть.

Убегающая жена от мужа – зрелище еще то! Было весело за ними наблюдать. Только недолго бегала Аня от Миши. Он ее быстро поймал и закинул себе на плечо, шлепнув по попе.

– Ах ты, шалунья!

– Мишенька, поставь меня на пол! – Аня барахтала ножками. И как только она ими коснулась земли, снова убежала от Миши, а остановившись возле нас, продолжила свои танцы.

В итоге, к нам присоединились наши мужчины, только потанцевать особо не дали.

– Все, хорош крутить задом тут перед всеми! – Елизар выключил магнитофон.

– А чего это хорош? – я нажала на кнопку, снова включив магнитофон. – Я, может, еще не натанцевалась!

– В другой раз потанцуешь, – выключил и, обхватив пальцами мой подбородок, требовательно поцеловал. И хоть поцелуй был не долгим, я успела покраснеть. Ведь я еще не целовалась в губы с Елизаром при родителях.

– Тут есть прокат лодок, так что, можем покататься, – предложил Сергей.

– Ой, как классно! – Ксюша захлопала в ладошки.

– Короче, кто будет кататься на лодках? – громко спросил Егор у всех моих гостей.

– Берите девчонок и вперед, – Андрей Сергеевич, махнул в сторону лодок. – Мы в молодости уже накатались и на лодках и катамаранах.

– Да, молодежь, идите катайтесь! Сейчас как раз вечер, солнце будет клониться к горизонту – романтика одним словом, – Екатерина Сергеевна мечтательно улыбнулась.

– Ну, хорошо, получается, четыре пары только будут кататься, да? – уточнил Егор.

– Ань, тебя не укачает? – поинтересовался Миша, обнимая жену. Та лишь отрицательно покачала головой.

– Идемте тогда, договоримся, на счет лодок, – Егор, Сережа и Миша пошли вперед, девушки решили переодеться и временно спрятались в палатках. Елизар же решил уточнить мою реакцию на его поцелуй.

– Ты чего так покраснела, будто я впервые тебя целую? – обнял за талию так, что я и двинуться с места не могла.

– Впервые при родителях.

– Привыкай, я буду тебя целовать везде, где захочу и при ком захочу.

– А ты наглый, Баронов, знаешь это? – я обняла его за шею, когда он наклонился ко мне и поцеловал в нос.

– Знаю, а теперь марш переодеваться!

Елизар присоединился к парням, а я, надев легкий белый сарафан, вышла из палатки и вместе с подругами, которые уже тоже успели переодеться, подошли к нашим любимым. Они, в отличие от нас были полуголыми.

Вечер близился к закату, когда мы уже по парам катались в лодках, недалеко друг от друга. Вода казалась золотистой из-за солнца, клонившегося за горизонт. Легкая рябь тревожила гладь реки, а летний ветерок приятно касался волос. Все вокруг умиротворяло и одновременно заставляло приходить в восторг от такой красоты природы. Сейчас я себя ощущала необычайно спокойной и счастливой. Напротив меня сидел Елизар, делая размашистые движения вперед и назад, все дальше и дальше отдаляя нас от берега. Как же здорово у него получалось весловать! Мышцы так и перекатывались на его руках и груди. Забыв про природу вокруг, я так и уставилась на Елизара. Как же он хорош!

Елизар заметил, как я на него смотрю и ответил не менее красноречивым взглядом.

– Почему ты красишь волосы в красный цвет? – спросил он, продолжая грести. – До того, как я уехал в Мурманск, у тебя были ярко-каштановые.

– Не знаю, – пожала плечиками, немного поежившись от ветра.

– Знаешь, – он с интересом разглядывал меня, будто видел впервые. – Тебе хотелось выделяться из толпы.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что вокруг тебя было однообразие.

– Возможно и так, – отвернулась в сторону, не выдерживая его внимательного взгляда.

Он оставил весла и, взяв меня за руку, потянул на себя. Сидя к нему спиной, мы так и не обмолвились больше словом. Просто молчали, каждый думая о своем.

Я вспоминала то время, когда уехал Елизар. В глубине души я скучала по нему, но даже себе в этом не хотела признаваться. Ведь изначально, он меня жутко раздражал. И первая причина раздражения была симпатия к нему. Поэтому, его отъезд, немного сказался на моем внутреннем мире, который я попыталась закрыть ото всех и никого в него не впускать. Тогда я еще не так общалась с Аней и друзьями Миши. Мне было всего семнадцать. Да и с Лизой я дружила в то время и аж до самого дня моей свадьбы с Антоном. Вспоминая сейчас, то время, мне кажется, это было словно не со мной. Антон очень отличался характером от меня самой. Я всегда была веселой и довольно харизматичной, в отличие от него. Он больше любил спокойствие, обычные прогулки по улице или же посиделки у него дома. Первое время, будучи влюбленной в него, мне казалось это нормальным. Потом привыкла. Но не свыклась, как оказалось. И прощать Антона я не собиралась. Наш разрыв на собственной свадьбе – это окончательный финал и всплеск моего внутреннего протеста, который, по всей видимости, на время уснул. Правда, когда я за полгода до свадьбы познакомилась со своим виртуальным другом, создавалось ощущение, что общение с ним, понемногу возвращает меня к себе же настоящей. И почему я раньше была так слепа?

– Малина, я не разрешал грустить в канун дня рождения, – услышала я бархатный голос Елизара над ухом.

Улыбнувшись, я погладила ладонью его щеку с слегка пробившейся щетиной, подняв глаза к нему. Он наклонился ко мне и поцеловал. Так нежно и томительно. Так приятно… волшебно…

43
{"b":"221834","o":1}