ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После того, как пара подошла к концу, я засобиралась домой, понимая, что еще одну пару я больше не выдержу. А пока ждала автобус на остановке, начал моросить дождь. Застегнув пальто до самого верха и теплее укутавшись в шарф, я поежилась от холодного ветра и неприятных капель дождя. Когда, наконец, пришел автобус, начался ливень. Так что, выйдя на своей остановке недалеко от дома, я успела промокнуть до нитки, ругая себя за то, что утром, выходя из дома, не взяла зонт. Мне вообще не нравились зонты. Не люблю носить с собой что-то лишнее. Хотя, сейчас, он как раз необходим.

– Я так и знала, что промокнешь! – мама уже помогала мне снять быстрее пальто. – Сколько раз тебе говорила, чтобы в пасмурную погоду носила с собой зонт. Тем более, с утра моросил дождь. Заболеть только не хватало! Быстро переодевайся и обедать!

– Я не голодна, – разувшись, направилась в ванную.

– А я не спрашиваю, голодна или нет. Ты посмотри на себя, скоро вообще в селедку превратишься!

Кое-как я все же пообедала. Правда, хватило меня только на борщ – у мамы он очень вкусным получался. Обязательно научусь также готовить, как и она.

Остаток дня я провела на подоконнике-диванчике в своей комнате, сжимая мобильный в руках и глядя в окно, периодически следила за капельками на стекле, которые догоняли друг друга, сливаясь воедино. Во дворе редко мелькали прохожие, скрывающиеся за «шляпками» зонтов. В такую погоду не у всех возникает желание появляться на улице, за исключением тех, кто выгуливает собак. В такие дождливые дни, мое настроение было подобно погоде – такое же хмурое, серое и унылое. На душе становилось только хуже. Все мои мысли занимал Елизар. Я пыталась понять, почему он ни разу не ответил на звонок и не позвонил мне. Скорее всего, занят – это я себя так утешала. Очень боялась, что он больше не захочет со мной общаться. А я просто не могла без него. Как только Барон уехал, он словно забрал воздух с собой.

Когда начало темнеть, я включила бра и, свернувшись клубочком, как кошка на кровати, укрылась теплым одеялом, по-прежнему не расставаясь с телефоном. И как только поступал звонок, мое сердце стучало быстрее, в надежде, что это звонит Елизар. Но он не звонил и сообщения не писал.

Посмотрев на дисплей, мне в голову пришла мысль включить мобильную аську. Но, зачем? Наверное, надеялась увидеть его в сети. И когда я увидела, что он онлайн, подскочила в кровати, чувствуя, как сердце забилось с бешеной скоростью. Очень сильно захотелось ему написать. Несколько раз порывалась написать первое слово и будто, что-то останавливало. Я не знала, будет ли правильным начинать с ним разговор виртуально. И все же, я написала, и каково было мое удивление, смешанное с радостью, когда он ответил.

«Веселая медузка» (20:23): Привет.

«Грозный виноградик» (20:23): Привет.

«Веселая медузка» (20:23): Что делаешь?

С нетерпением ждала его ответа.

«Грозный виноградик» (20:23): О девчонке с малиновыми волосами думаю.

Я буквально слышала, как бьется мой пульс. На несколько секунд звук дождя за окном для меня затих, и время остановилось, так приятно было прочитать эти слова от него. Впервые за две недели я почувствовала тепло в солнечном сплетении, будто снова начали пробиваться первые лучики.

«Веселая медузка» (20:24): Много думаешь? – закусила губу, чувствуя, как слезы снова навернулись на глаза.

«Грозный виноградик» (20:25): Не представляешь насколько.

Я хотела ответить, но пальцы не слушались, дрожали. Ждала, что он напишет мне что-нибудь еще, но вместо этого он позвонил. От мелодии его звонка, по спине прошелся приятный холодок.

– Алло! – почти сразу ответила я, и как оголодавшая, ожидала услышать его приятный баритон. Голос, в который можно влюбиться сразу и безоговорочно.

Но он молчал. Я заволновалась еще больше, сильнее сжимая телефон в руках.

– Почему ты молчишь? – спросила, а у самой чуть сердце не выскочило из груди – так хотела его услышать. – Прошу, не молчи! Я так скучаю по тебе… – сначала одна, потом вторая слезинка покатились из глаз. Он точно понял, что я плачу. Но мне не было стыдно, даже если бы он видел меня в этот момент. – Не хочешь со мной разговаривать?

– Я отшлепать тебя хочу, – усмехнулся.

– Ты на меня еще злишься, да? – хлюпала носом и улыбалась.

– Еще как! И вместо того, чтобы наказывать тебя изо дня в день, я должен сидеть в холодном Мурманске по горло в делах. Но даже проблемы на работе меня не отвлекают настолько, как мысли о тебе, – он замолчал, а потом чуть тише добавил: – Зараза ты, Малинова.

– Я знаю, но мне очень жаль, что так вышло, – еще тише, чем он произнесла. – Ты мне нужен и я очень хочу к тебе.

Он молчал. Эта тишина, прерываемая моими тихими всхлипами, угнетала и разрывала изнутри.

– Не молчи! Пожалуйста, давай поговорим…

– Это не телефонный разговор, – устало перебил он. – Я приеду на День рождения Миши, тогда и поговорим.

– Еще две недели… – тоскливо добавила я, хоть и мимолетно обрадовалась, что увижу его раньше, чем через три месяца.

– Поверь, мне не легче.

На том конце провода послышались голоса.

– Ты на работе?

– Да, мне пора. Я позвоню, как освобожусь.

– Хорошо, – кивнула. Зачем? Он же все равно не видит.

– Спокойно ночи, Малина, – чуть мягче добавил он, и мне стало немного теплее.

– Спокойной ночи, Еля. – Это было уже сказано коротким гудкам в трубке.

Обняв подушку, я и плакала, и улыбалась, радуясь, что услышала любимый голос, но уже так неимоверно тоскуя по нему.

Следующий звонок я ждала с еще большим желанием. Он позвонил на следующий день к обеду. У меня как раз был перерыв между парами. Говорили мы всего пять минут, но они мне казались часами, а когда разговор закончился, было ощущение, что прошло и вовсе пять секунд. Каждый день мы созванивались, но разговоры не были долгими. Я понимала, что он очень устает на работе. Это было слышно по его голосу. В нем также сквозила печаль и досада от того, в каком положении мы сейчас находимся. И изменить это стечение обстоятельств нельзя. Только ждать. А время, как назло тянулось медленно. Точнее, оно шло, как обычно, только вот для меня, казалось медленным.

***

Так проходил день за днем, пока не приблизился День рождения Миши, чему я была очень рада. Потому что впереди праздник и приезд Елизара, пусть и на пару дней. Меня это воодушевляло и придавало больше оптимизма. Хотя, аппетита так и не было особого. Мама продолжала ворчать на меня, и я понимала, что она права. Но ничего не могла поделать. Когда нервничала – пропадал аппетит.

– Фимуська, привет! – радостно прощебетала Аня, обнимая меня и чмокая в щеку, когда мы с ней встретились у торгового центра, чтобы купить подарок Мише.

– Привет, Ань!

– Так, Малинка, что за вид такой! – нахмурилась Аня и уперла руки в бока. – Ты только посмотри на себя: щеки впалые, под глазами круги, исхудала вся! – покачала головой.

Я потупила взгляд и, спрятав руки в карманы джинсов, пожала плечами.

– Просто нет аппетита, да и устаю после университета.

– Но дело же не только в этом! Вот приедет Елизар, он тебе устроит!

– Поскорее бы устроил, – хихикнула, представив, как он меня целует и обнимает.

– Миша сказал, что Барон через три дня прилетает.

Я кивнула. Даже не верилось, что через три дня я его увижу.

– Ты уже решила, что подаришь мужу? – поинтересовалась я, когда мы поднялись на второй этаж магазина.

– Я хочу купить ему красивую рубашку, – Аня сразу заулыбалась, вспомнив Мишу. – А ты?

– Думаю, мужской одеколон.

Пока Аня купила рубашку, прошел целый час, за который успел позвонить Миша и справиться о самочувствии жены. А мне позвонил Елизар, с которым я поговорила несколько минут.

Потом мы с Аней зашли в бутик парфюмерии, где я купила Мише туалетную воду, а подруга женские духи. А после посетили бутик детской одежды, в котором Аня сделала несколько покупок. Глаза разбегались от выбора одежды для малышей и горели таким огоньком, какой можно увидеть только в глазах будущей мамы.

55
{"b":"221834","o":1}