ЛитМир - Электронная Библиотека

*) Зап. Од. Общ., II, стр. 769.

2) Начало учрежд. рое. флота .па Черном море (Зап. Од. Общ., IV, 285).

доселить из них 3,000 (а также 1,000 каменыциков) на казенных участках и на землях, которые нужно купить у некоторых частных лиц (у разных владельцев около Николаева, у Безбо- родка близь Херсона, у тен. Соймонова на устье Ингульца у Глубокой пристани, где построен литейный завод для переливки негодных иушек и ядер, на Буге у Русской косы, против Николаева и Богоявленска на той стороне Буга, на Ингуле на даче помещика Лария); в бугских порогах завести водяные машины для кузнечных адмиралтейских работ и оружейного завода; построит против Богоявленска купальню в том месте, где криница; завести в удобном месте канатный завод «без затей»; для сплава леса из Херсона в Николаев построить плашкоуты; для пристанища байдаков и плотов во время шторма поделать пристани на Глубокой и ниже Станиславова; вымерять дно Буга и Ингула до Еере- зани; сделать при николаевской верфи кузницу и токарню; распахать как можно больше земли возле Николаева, для чего сделать еще 20 плугов, а в Богоявленске завести земледельческое училище с аптекарским садом под дирекцией проф. Ливанова, учеников же в него определять из рядовых солдат или женатых поповичей; на конанках поселить женатых военных, неспособных к службе, в Богоявленске всех заштатных церковников; такое же население, а также беспаспортные выходцы из Польши и бродяги, должны устроиться в Воскресенске и Ииокровске; служащим в адмиралтействе отводить землю под хутора в окрестностях города; насаждать при адмиралтейских поселках лес; давать жалованье адмиралтейским рабочим; для молодых людей, желавших поступить в морскую службу, построить в городе училище навигации на 360 чел. дворян и на столько же разночинцев, которые будут выходить в штурмана, шкипера и др. подобные должности. Завести небольшое училище кораблестроения и снабдить его новейшими английскими и французскими книгами; для отставных штаб и обер офицеров основать монастырь Сиасо-Николаевской лавры и дать туда колокол в 1000 пудов, перелитый из колокола Межигорского монастыря; доходы с лавок, выстроенных у биржи, с погребов, трактира и кофейной употребить на церковь св. Григория и на причт её, а сосуды дать туда монастырские; построить инвалидный дом и такой госпиталь, в котором могли бы лечиться и херсонские больные, так как здешнее место и вода несравненно здоровее херсонских; в Богоявленске и Николаеве все фонтаны

обделать мрамором и устроить торговую турецкую баню; в Николаеве ничего не строить деревянного, а если есть мазанки, то их оштукатурить ; разным лицам, оказавшим услуги при устройстве города и края, дать награды и пенсии (обер-интенданту Афанасьеву, проф. Ливанову за находку серебряной руды, каменного угля, мрамора и красок, архитектору Ванрезани). Из ответных донесений Фалеева мы узнаем, что в Богоявленске садили разные деревья (дубы и т. и.) п виноград, отысканный в Очакове; для приведения в благоустройство города Фалеев ходатайствовал об учреждении и полиции !).

Нельзя не заметить, что при устройстве Николаева Потемкин действовал несколько иначе, чем при постройке Екатеринослава и Херсона. Здесь меньше желания произвести эффект, больше исполнимых, практичных проектов; есть даже желание устраивать кое что «без затей». Потемкин, очевидно, разочаровался в Херсоне; но крайней мере он, как мы видели, убедился в нездоровом климате занятой им местности. Впрочем, и во время строения Николаева погибло не мало народа, и это обстоятельство сильно огорчало светлейшего. «А теперь только скажу, пишет он в одном письме, о числе умерших, которых не могло бы больше и в чуму пропасть. Что прибыли доставать людей, ежели их морят как нарочно. Вам бы надлежало мне доносить правду. А я не знаю, как вам не совестно скрывать от меня истину. Я определял людей в работу да п еще и с заплатою, а из сего сделали каторгу. И но несчастью как везде мое имя, то онп могут думать, что я тиран, а вместо того мучат другие, а потакаете вы» 1 2). РИз этого документа видно, что работы были очень тяжелы, если сам Потемкин называет их каторгой н тиранством. Не обходилось дело и без хищения казенных денег. «Пора отстать, пишет Потемкин, от мошенников подрядчиков, кои истощили суммы и все недостатками нодчивали. Чрез них разворовано много» 3).

Далеко не все предположения и предначертания Потемкина относительно Николаева осуществились: многое, по смерти его, было оставлено втуне; его преемник Зубов вовсе не желал продолжать

1) Зап. Од. Общ., ХШ, 182-183, 184—186, 187: см. также „Распоряжения и предположения кн. Потемкииа-Таврпческого об устройстве черн, флота и г. Нико- лаева“ (Мор. Сбор. 1855, № 11, стр. 151—167.

г )Зап. Од. Общ. Π, 673—674.

3) bpdem, 673.

начинании своего предместника, а хотел в свою очередь оставить память о своей деятельности в новом городе Вознесеииске. Но несмотря на это неблагоприятное обстоятельство, Николаев не захирел, подобно Екатеринославу, а стал развиваться и даже конкуррн- ровать с Херсоном. Об его росте свидетельствует следующие факты.

В 1788 г. х) николаевскую верфь посетил немецкий врач Дрпмиельман, который оставил любопытное описание её. «Как •сильно я был удивлен, говорит он, кбгда извощик, которого я подрядил из Елисаветграда, вдруг остановился и, хотя я не видел ничего кроме отдельных хижин из тростника и часовых, объявил ыне, что тут и есть Николаев... Ближайшее осведомление у часовых показало, что слова извощика были справедливы и что я действительно нахожусь в самом Николаеве». Описав посещение свое Вогоявленска, Дрпмиельман рассказывает дальше следующее: <Доселе ни одно человеческое существо не могло жить в этом месте, где в несколько месяцев возник город, который уже в первые годы своего существования обещал счастливое процветание н где теперь селятся люди всех стран. Вокруг все было пусто. Единственные живые существа, которых здесь можно было встретить. были змеи. Хотя упущение их и не опасно, однако они были неприятны и страшны для людей тем, что проникали в жилища, плохо построенные из тростника и досок. В нашу тростниковую хижину, в которой нам пришлось провести первую ночь но приезде в Николаев, наползло множество этих гадин. Хотя мы из предосторожности устроили постель на 4-х высоких кольях, но это нисколько не помогло: змеи поднимались вверх и, почуяв людей, с отвратительным шипеньем переползали через нас на другую сторону кровати и уходили. Постройка нового города шла вперед с изумительною быстротою: в тот год, когда я жил здесь, выстроено было более 150 домов. Лес и другие строительные материалы доставлялись в изобилии на казенный счет но Бугу и продавались весьма дешево как чиновникам, так и другим лицам, желавшим здесь поселиться. Только каждый строившийся обязан был строго сообразоваться с планом, но которому город постепенно должен был возникать. Число жителей, собравшихся из разных частей государства, доходило в 1789 г., когда я покинул Николаев, *)

*) Вероятно, дело происходило не в 1788 г., а иесколько позже.

до 27* *)тысяч ')». Из других (оффициальных) данных видно, что и в 1792 г. в Николаеве было менее 2,500 жителей; нужно думать иоэтому, что или Дримпельман значительно преувеличил цифру населения, или, что вероятнее, выставил ошибочную хронологию: на самом деле был в Николаеве в начале девяностых годов ХѴИИИ-го века. В 1791 г. в Николаеве было 26 дворов, 147 д. жителей обоего пола (105 муж. и 42 ж.) и 1,200 дес. земли нОд усадьбами 2). Екат. губ. Каховский в своем иисьме к известному Попову сообщает такия данные о Николаеве в 1792 году: «строений кончено и начато много. Вода в колодезях хороша, а в фонтанах отменно хороша. Деревьев насажено много. По хуторам разводятся огороды для поваренных растений и распахиваются земли йод посев хлеба... Признаюсь В. Π·, что я иришел в изумление, увидя столь много строений на том месте, где два года тому назад видел я два только шалаша из камыша сделанныхъ*. В 1792 г. в нем действительно уже существовали: 1 церковь, 4 общественных дома, 100 казарм, 13 магазинов, 158 каменных и деревянных домов, 209 мазанок, 61 землянка, 149 лавок, 23 иогреба и 1,566 д. обоего пола 3). Кроме того здесь же временно проживало 1,734 д. рабочих. Громадная разница с состоянием города в 1791 г., ясно свидетельствующая о том, что предположения Потемкина получили некоторое практическое осуществление. Измайлов, путешествовавший в этих местах в самом конце XVIII в., описывает Николаев так: «Николаев стоит в долине, окруженной пригорками цри впадении Ингула в Буг, в нескольких верстах от Черного моря. Адмиралтейство, крепость, суда, стоящие на якорях, служат главным украшением города. Соборная церковь во имя св. Григория есть здание вкуса и нежности» 4). «Николаев, говорит один иностранный путешественник, посетивший его в 1808 г., стоит на левом берегу Буга... В сем городе находятся складни и магазины черноморского флота. Когда мы проезжали, то еще в гавани не было ни одного линейного корабля в отстройке; как скоро они отделаются, немедленно отправляют их в Севастополь. Жителей в городе около девяти тысяч (цифра эта, но всей вероятности,

14
{"b":"221835","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Хлеб великанов
Груз семейных ценностей
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Ты должна была знать
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Minecraft: Остров
Рожденный бежать
Севастопольский вальс
Каждому своё 2