ЛитМир - Электронная Библиотека

- Да,- робко ответила я.

- М-м-м – протянул он сладостно.- Прекрасный возраст.- Задания на дом, развлечения на выходных, посиделки с подружками, ведение личных дневников Н е удивляйся,- он уловил мой приятно-изумлённый взгляд и вытянул немного ладонь вперёд. У меня младшая дочь почти твоя ровесница. Так что, я это всё понимаю!

Я молча улыбнулась ему. Я уже хотела сказать гостеприимному, но слишком разговорчивому мистеру Ледерсу , что мне уже пора уходить, но вдруг он остановил меня странным вопросом:

- Скажи, Майя, а ты ведёшь дневник?

- Что?- Я словно не поняла вопрос, а главное, не поняла к, чему он задан.

- Ты ведёшь дневник?- Так же твёрдо глядя на меня, спросил он.

- Н-нет,- я начала волноваться, не понимая причин.

В кабинете имелся кондиционер, но мне внезапно стало неимоверно душно. Я стянула с шеи лёгкий неброский шарф.

- Зря,- он больше не был тем простым и причудливым мужчиной, с которым я только что познакомилась.- В дневниках довольно часто можно хранить то, что, вполне возможно, никто и никогда не узнает. Существуют такие тайны, которые доверить можно только тетради с картонной обложкой. И всё.

- Зачем вы мне это говорите?- Меня охватила непонятная дрожь. Лоб покрылся холодным потом.

- Просто помни. Не забывай, что мы часто не обращаем внимания на те предметы, которые стоят нашего внимания! Ты понимаешь Н апример, личные дневники

- Что?- Вновь спросила я, словно недопонимая чего-то.

- Ты, кажется, торопишься?- Он сам пытается спровадить меня? Мне тоже пора. Я надеюсь, всё нормально. Ты неважно выглядишь, родная.

- Что-то со мной не знаю Выйду на свежий воздух- станет лучше.

- Я могу помочь те

- Нет, не нужно,- Я бесцеремонно перебила его и встала из-за стола.- Я справлюсь. Я знаю, где выход.

- Хорошо.- Он натянул на шею стетоскоп и открыл дверь передо мной.- Генри передавай привет от старика Ледерса.

- Договорились,- я попыталась натянуть слабое подобие улыбки на лицо.

Он притронулся по-дружески к моему плечу, потом убрал руку и , обернувшись , направился прямо, по коридору. Я ушла в другую сторону. Сделала несколько шагов и остановилась от голоса, который прошептал прямо в ухо: «Не забывай». Повернулась резко. Мистера Ледерса нигде уже не было видно. Скорее всего, мне просто послышалось. Я направилась уверенно к выходу с ленчем для Генри в руках , в бумажном пакете.

Когда оказалось в дорогом мне «ниссане», была счастлива, как никогда. Всё. Еду домой.

* *

Поместье семьи Абрею , известной по всей Португалии, находилось в городе Синтре , который входил в округ города Лиссабон. Это поместье представляло собой огромный замок, окружённый цветущим садом. Множество разных сортов цветов росло на этой непревзойдённой земле, величина которого не уступала королевской.

Синьор Хуан Абрею был известен своей стране, как лучший лекарь. Он был весьма талантливым человеком. Благодаря этому и команде добропорядочных смышлёных помощников, ему удалось открыть несколько аптек в Синтре и Лиссабоне. Хуан спасал людей от разнообразных недугов по всей стране. Приезжали к нему даже из-за рубежа. В Португалии он прослыл чуть ли не народным героем.

Но, к счастью, никто из посторонних не ведал того, что же на самом деле помогало этому сеньору закрепить за собой столь почтенную репутацию. Лишь жалкие десятки человек и его собственная семья знали о том, что Хуан настоящий ведьмак, унаследовавший этот дар от своих предков. Он передавался из поколения в поколение. И люди, что хранили с ним эту тайну, тоже были охвачены силами колдовства, так же, как и собственная семья Хуана.

Только таким образом сеньору удавалось спасать столько жизней. Но, к огромному сожалению, лишь одного самого дорогого для него человека ему спасти не удалось. Его жена Анна родила троих здоровых красивых сыновей и умерла, когда привела в этот бренный мир долгожданную дочь. Возлюбленную дочь Мартина Ей шёл шестнадцатый год

Красавица Мартина сидела в семейном саду, около большого фонтана. Она слушала шум воды, наблюдая за яркими птицами и бабочками.

Её чёрные, как уголь волосы были собраны в модную причёску, лишь одинокий локон свисал на гладкий лоб. Сегодня ей было особенно грустно. Слёзы катились по нежным щекам. Радости не приносило новое зелёное платье, украшенное чёрным кружевом, что сейчас было одето на ней. Она так любила платья, отец баловал Мартину и часто приглашал домой самых лучших портних из Лиссабона, чтобы осчастливить дочь очередным нарядом.

- Не грусти, родная !- Кайел подошёл совершенно незаметно.- Не грусти, моя хорошая!- Он обнял её за хрупкие белые плечи.

- Я не грущу!- Мартина спешно вытерла слёзы.

- Я же вижу, ты плачешь.

- Нет, тебе показалось

- Это из-за отца, да?- Он в отчаянии взглянул на неё.- Не держи на него зла, сестрёнка. Он не хотел говорить этого.

- Он сказал лишь то, что думает. Высказал мне всё вчера, когда выпил вина больше, чем положено.- Её чёрные глаза вновь наполнились слезами.- Теперь я знаю, он думает, что это из-за меня умерла наша мама. В общем-то, это правда.

- Нет,- резко ответил Кайел. Он был старше на четыре года, он чувствовал ответственность за сестру, и не было ни в этом доме, ни в целом мире человека, который любил бы Мартину больше, чем Кайел.- Это не так.

- Ты так не считаешь?- С надеждой в голосе произнесла она и повернулась к брату.

- Ты же знаешь, что нет,- Кайел взял её за плечи немного грубее, чем обычно.- Я люблю тебя, сестрёнка. Я не дам тебя в обиду никому. Отец ответит за свои слова. Обещаю тебе

Он обнял её крепко, прислонил к себе, как будто пытаясь защитить от этого ничтожного мира.

Сероглазый красавец бережно отошёл от воспоминаний о сестре, которая потерялась для него там, в далёком 1714-ом. Ему не известно, сколько лет она прожила, были ли у неё дети, муж? Что было в её жизни? Сколько огорчений и радостей?

Он не знает Увы Он знает лишь то, что по наставлению отца Мартина таинственно исчезла из их жизни, в далёком 1714 году

* *

Всё оказалось правдой. Дядя был уже дома. Он сидел за кухонным столом и читал свежую газету. Я подошла ближе и положила прямо перед ним бумажный пакет.

- А я тут тебе обед приготовила,- я улыбнулась ему, когда он поднял голову на меня.- Поехала к тебе в госпиталь, чтобы накормить.

- Спасибо.- Впечатлительно ответил Генри и даже отложил газету.- Не ожидал от тебя

- Я не могу смотреть, как ты питаешься, чем попало!- Ответила я и , сняв сумку с плеча, подошла к холодильнику.

Решила побаловать себя чем-нибудь вкусненьким, но остались фрукты и вчерашние котлеты. Что ж, придется есть их. Я поставила еду разогреваться в микроволновую печь, а сама повернулась обратно к дяде. Снова, как обычно, он взялся за свою газету.

- Ты поешь со мной?- Спросила я, доставая еду из печки.

- Нет,- пробурчал Генри.

- Ясно,- вздохнула я и, вооружившись вилкой и ножом, принялась за поглощение, мною приготовленных, котлет.

Мы молчали. Я ела, дядя изучал прессу. Я вдруг вспомнила, что не рассказала Генри о его коллеге, который так мило сегодня побеседовал со мной.

- Знаешь, я сегодня в госпитале встретила врача, который отлично тебя знает,- дожевав котлету , протараторила я.

- Это не странно, меня там все знают.

- Но этот твой коллега знает и меня прекрасно. Он говорил о том, что ты часто рассказываешь обо мне. Он узнал меня, потому что мельком увидел мои фотографии у тебя на столе.- Пауза. Я отложила вилку.- Я и не знала, что ты держишь мои фотографии на работе

- Тебя это удивляет?- Он отложил газету и взглянул на меня.

Я промолчала в ответ, посмотрела в свою полупустую тарелку. Я чувствовала, как Генри всё так же смотрит на меня. Ну да! Я не ожидала этого! И что?!

- Так с кем ты говоришь, ты сегодня беседовала в больнице?- Лукавая улыбка заиграла на его губах.

- С мистером Ледерсом. Доктор Джонни Ледерс ,- улыбнулась я и положила в рот кусок, уже остывшей, котлеты.- Он оказался очень милым и дружелюбным со мной. Только он мне показался немного странным.

12
{"b":"221840","o":1}