ЛитМир - Электронная Библиотека

Маги помогают всем, чем могут, в поимке преступников. И сами не нарушают закон.

А государства содержат Универ. Ну и магов на государственной службе.

И это соглашение всех устраивает.

Да, среди магов есть те, кто не против подзаработать, заряжая амулеты для людей… не с самой лучшей репутацией. Но ни один маг не пойдет на службу к преступникам.

Просто потому, что его участие тут же почувствуют. Возьмут слепок ауры и будут искать.

И найдут рано или поздно.

Что делают с такими найденышами?

Самое страшное для магов.

Полностью лишают силы и отдают на королевский суд. Но такие обычно даже до окончания суда не доживают. Слишком это страшно – лишиться части себя. Большей части.

Вот и сейчас – маги вышли на их маленький бизнес.

Сволочи.

Но что поделать. Придется временно затихнуть.

С этими мыслями Ройс и поднял засов на потайной двери.

Отсюда недалеко до его дома.

Дойти, оставить все деньги, а потом связаться со своими людьми и дать приказ свернуть производство. Ненадолго. На полгода, на год… не больше…

Шаг, другой…

А потом мир взорвался миллионами звезд.

Последнее, что увидел мужчина, оседающий на землю, – был огромный черный волк, рванувшийся к нему словно из-под земли.

* * *

Все было очень быстро и… страшно.

Что-то скрипнуло, хрустнуло – и из канавы начал подниматься силуэт человека.

Мы и «мяу» сказать не успели.

Магистр Тирен только рукой взмахнул. Что-то сверкнуло наподобие электрического разряда – и мужчина, оглушенный, начал оседать на землю.

К нему рванулся Эвин.

Скрылся под землей… то есть в канаве, почти сразу высунулся и рыкнул:

– Все тихо.

И мы вылезли из укрытий.

Магистр первым подошел к Эвину и отвесил волку здоровенную затрещину.

– Еще раз полезешь вперед старших, щенок сопливый, шкуру сдеру!

Эвин зарычал, но гном цепко ухватил его за мохнатое ухо.

– А если бы кто-то еще полез? Или заклинанием кинул? Артефактами и ворье пользуется! А я бы даже прикрыть тебя не смог! А перестрелка началась бы? Ты у нас от болтов заговоренный, что ли? Головой думать надо, а не геройствовать. Хотя вам это точно не грозит.

Мы потупились.

Гном оглядел нас, потом махнул рукой, подошел к поверженному врагу – и пихнул его ногой.

Что-то зазвенело. Я прищурилась. На мостовой блеснули рассыпавшиеся монетки. Рядом лежал мешочек размером с детскую голову. Тяжелый даже на вид.

– О, это мы хорошую рыбку поймали, – ухмыльнулся гном. – Так, ребятки, отойдите на секунду…

С пальцев магистра сорвалось нечто вроде синеватой сетки, опутавшей мужчину с ног до головы.

– А теперь берем его за руки и за ноги и несем обратно. И мешочек не забудьте.

Гном развернулся к нам спиной и зашагал к трактиру.

Лерг и Лютик переглянулись и покрепче ухватили парня. Эвин осторожно взял в зубы мешочек.

Я посмотрела на мостовую.

Там лежало не меньше двух десятков золотых.

Порядочный человек должен был их собрать и высыпать обратно?

Во мне проснулись гены отца-бизнесмена.

Буквально за двадцать секунд все монетки нашли пристанище в моих карманах. А я с самым независимым видом зашагала вслед за ребятами. Совесть заворочалась, но я быстро цыкнула на нее.

Магистр видел, что мешок развязался?

Да.

Он сказал что-либо?

Нет.

Значит, не возражал против небольшой компенсации за перенесенные страдания. Какие? Неважно! Моральные! Моя тонкая натура, хрупкая душевная организация…

И вообще… киселя на ужин я не перенесу.

Гадость!

* * *

Мы подоспели в самую пору.

Директор уже вышел из трактира и теперь накладывал заклинание. Что-то вроде бумажки с печатью в мире техники. Только в мире магии эта «бумажка» выглядела как синеватое облачко, окутавшее трактир.

Каждый, кто войдет внутрь, будет сфотографирован, у него возьмут слепок ауры и доложат директору. Убрать это заклинание может маг не слабее Антела Герлей. А таких среди ворья не найти.

Закончив, Ведун одарил нас насмешливым взглядом.

– Явились, герои?

Мы потупились.

– Надо вам запретить в город выходить. Не успели в Универ поступить, а уже в неприятности вляпались.

Дружное сопение.

– Или вообще за ворота Универа. Хотя вы и там приключений себе найдете…

– Антел, ты лучше посмотри, кого они нашли, – магистр Тирен кивнул на бесчувственное тело, повисшее между Лергом и Лютиком.

– О! – возрадовался магистр Ренкин, поднимая обвисшую уголовную морду за волосы на макушке и вглядываясь в грязное (ну, уронили по дороге. Раз пять. В кучу мусора!) лицо. – Лапа моя! Как я по тебе скучал! Господин Ройс! Какая встреча! А я без галстука и водки!

– Прекрати балаган, – поморщился Ведун. – Как вы на него наткнулись?

– Эти паршивцы решили, что из трактира наверняка есть подземный ход, – отчитался магистр Тирен.

– И решили проследить? Похвально. Каким образом? – Взгляд Ведуна оставался острым и ясным.

– Да уж каким там! – не выдержала я. – Нашли подземный ход и решили проследить.

– Вот просто так нашли? Над ним табличка висела?

Мы вздохнули, понимая, что спустить все на тормозах не удастся. И Лерг выступил вперед.

– Я немного уже умею. С подземными ходами. Был случай.

Директор кивнул. И Лерг продолжил:

– Отследили, прошли вдоль хода, сидели там в засаде, ждали…

– А если бы он оказался не один, а с десятком мордоворотов?

– Да откуда?! – возмутилась я. – И когда бы у него была возможность?

Директор погрозил мне кулаком.

– А с тобой мы еще разберемся! Чтобы завтра в одиннадцать положили мне на стол объяснительную! В трех экземплярах.

– Зачем в трех? – удивился Лютик.

– Для меня, для стражи и для короля. Еще вопросы будут?

– Нет.

– Тогда – брысь в Универ!

И директор одним взмахом руки очертил в воздухе круг телепорта.

Мы переглянулись – и пошлепали в указанном направлении.

Серый туман на миг сгустился вокруг. И мы оказались в телепортационном зале. То есть там, куда я и попала изначально.

– Ребята, пошли ко мне? – предложила я.

Мальчишки поглядели на меня. Я выразительно хлопнула по карману.

– Поговорим, обменяемся впечатлениями…

Никто не стал возражать. Тем более что я жила одна. Эвин мотнул головой куда-то в сторону и умчался. Наверное, за одеждой.

В моей комнате мы развалились на кроватях.

– Нет, ну это надо же так вляпаться! – вздохнул Лютик.

– Зато не бесплатно, – подмигнула я, выгребая из кармана все неправедно поднятое в том переулке. Оказалось ровно тридцать одна монета. Так что поделили по-честному – семь золотых на нос, а оставшиеся три разбили серебрушками и тоже разделили.

– Уже лучше, чем ничего, – кивнул повеселевший Лютик. – Еще бы выпить теперь…

– А где наше все? То есть честно купленная колбаса? – осенило меня.

– Были у Эвина. – Лерг поднял брови…

Дверь комнаты скрипнула. На пороге стоял уже полностью одетый Эвин в человеческом виде. И держал в руке тот самый мешок.

– Ну что – по бутеру?

– Поздний ужин вреден, но ранний завтрак – нет! – решила я. И полезла в тумбочку за ножом.

Спорить не стал никто.

Итог, увы, был печален…

Спиртное, да при не слишком богатой закуске, да на взбудораженные нервы, да в три часа ночи…

Докладную записку пришлось, увы, писать в десять часов сорок минут утра. Поминутно сажая кляксы и чертыхаясь.

Мальчишки, которые остались ночевать у меня, тоже царапали перьями по бумаге. А время катастрофически поджимало…

– Дайте сюда, – выдрал у нас Лерг имеющиеся экземпляры. – Сейчас я их…

Он сложил руки над кучей бумаги и что-то зашептал.

Бумага полыхнула красным. Все зажмурились.

Если бы приятель угробил единственный экземпляр моего отчета – я бы его на терке натерла.

Оказалось, что это заклинание копирования. На столе лежали двенадцать докладных записок.

16
{"b":"221850","o":1}