ЛитМир - Электронная Библиотека

– Миллиард. Но ей он выпал. И я полагаю, потому что Ёлка подсознательно хотела чего-то невероятного, необычного… так совпало. Сила постаралась выполнить пожелание своего носителя. И мы получили девчушку с невероятным разрушительным потенциалом. Что и испытали на себе бедняги фальшивомонетчики…

– Полагаешь?

– Конечно. Ёлка сама сказала, что первый выход в средневековый город – это как открытие, она ждала чего-то необычного, невероятного, фантастического… ну и получила. По полной программе. При этом – заметь, жива, здорова, никто из ее друзей даже царапинки не огреб, да еще и с прибылью вышли из ситуации, которая могла кончиться смертью всех шалопаев. Невероятно? Да! Но не для «глаза урагана».

– А дальше не будет ли хуже? Может, ее все-таки предупредить?

– Зачем? – искренне удивился директор. – Не вздумай! Во-первых, пока об этом знаем только мы с тобой. И пусть так и остается. Отношение к ней должно быть естественным. Во-вторых, это отличный отбор.

– Отбор?

– Разумеется! Как директор я могу многое не замечать. Сам понимаешь, нельзя объять необъятное. Как УМ она узнает и увидит многое, что надо бы исправить в Универе. И ее сила позаботится об исправлении. Гарантирую.

– Понятно. Проверка на вшивость?

– Именно так. Ну и…

– Что? – поинтересовался магистр Теодорус, заметив лукавые огоньки в глазах директора.

– Нам с тобой так и так ничего не угрожает. Она к нам хорошо относится, и мы знаем, от чего защищаться. А мне жутко любопытно посмотреть – что же будет происходить в Универе?

Магистр Теодорус только головой покачал.

– И как ты можешь быть директором? Сам ведь мальчишка мальчишкой..

– А другой с этим дурдомом и не справится, – парировал Антел Герлей, поудобнее располагаясь в кресле. – Так что – посмотрим, чем все это дело кончится.

– Посмотрим. Главное – не забывать о мерах безопасности. Для нас с тобой.

– А остальной преподавательский состав тебе не жалко?

– Если взрослый состоявшийся маг не может о себе позаботиться – кто ж ему доктор?

Магистры чокнулись стаканами и одновременно осушили их.

* * *

Отработка в библиотеке мне жутко… понравилась!

Чаще бы такая лафа на голову сваливалась. Я вообще была неоправданно счастлива все эти дни. С утра я вскакивала и бежала в купальни. Потом – на занятия. А после занятий учила уроки около часа – и на три часа удирала в библиотеку.

Зря директор нас пугал – отработка оказалась замечательной вещью.

Так получилось – в архивах Универа была куча книг. Книги привозили, присылали, дарили, завещали – и поток был практически непрерывным. Разбирать их магистр Истрон просто не успевал. Физически.

Допускать к книгам домовых не позволяла душа библиотекаря.

Оставались только ученики.

Мы брали книгу, проверяли состояние, вносили ее в каталог, ставили штамп и приписывали к определенной полке.

В теории.

На практике мы брали книгу, начинали проверять на сохранность и отсутствие страниц – и намертво впечатывались в текст. Магистр Истрон терпел минут десять, потом начинал ругаться, а потом вместе с нами влипал глазами в книгу.

И принимался объяснять нам прочитанное.

Объяснять у него вообще получалось великолепно.

Весело, живо, без напряга, простыми ясными словами. И теория каким-то образом превращалась в практику под его руководством.

Одним словом, когда через три дня наша отработка закончилась – я все равно продолжила бегать в библиотеку.

Ребята периодически сачковали – им больше нравилось погулять, искупаться, построить глазки симпатичным девушкам.

Мне была интересна магия.

Я смотрела восторженными глазами на преподавателей.

Не отрывалась от учебников.

И, затаив дыхание, слушала магистра Истрона.

Пока у нас было всего четыре магических предмета. Магоматика. То есть математический расчет нужных параметров заклинания. Ауристика – изучение ауры. Развитие силовых каналов. И строение потоков магического эфира.

Пока это было то, что мы могли изучать без вреда для себя. Ну и общеобразовательные. Физическая культура. Языки. Этикет. История.

По каждому предмету нам обещали экзамен. А сдавали их тут очень интересно. Не в конце учебного года, когда что-то чудом задержалось в памяти, а ты после года мучений злая и усталая.

Нет!

В начале учебного года. На это отводился один лунный круг.

И вот тут ученикам приходилось солоно. Надо было вспомнить все после весело проведенного лета. Выучить. И сдать.

Поэтому пока мы даже не видели старшекурсников.

Они все сидели по местам и зубрили, зубрили, зубрили…

Ибо несданный экзамен означал пересдачу, а три несданных экзамена за сессию – автоматическое отчисление.

А быть отчисленными из УНИВЕРА?!

Лично я знала: если меня отсюда выгонят – я вот сразу же за воротами и умру.

Лягу и умру.

И ничего другого мне не надо.

Этот старый корпус, озеро-купальня, беспросветно черная форма и удивительно веселые и живые глаза преподавателей.

Это вам не мир техники – отчитал и свободен!

Здесь преподаватели любили свое дело всей душой. Магия была у них в крови, костях, душе и теле, разуме и чувствах. И говоря о ней – они говорили о своей душе. А можете вы найти человека, которому неинтересно поговорить о себе любимом?

Группа у нас тоже подобралась хорошая.

Я, Лерг, Лютик, Эвин, вечно растрепанный человек Тархо, педантичный рыженький гном Дерфер, эльф Шаталоривэль, братья-близнецы Варлин и Марлин, настолько замкнутые друг на друге и своей магии, что весь остальной мир для них не существовал, и вампир Норфельт. Последний умудрился почти сразу сдружиться с эльфом: «Привет, меня зовут Норфельт, кто хочет – Нор. А ты? Шаталоривэль? Слушай, Шалек, пошли сегодня в трактир? Люблю эльфов под маринадом…»

Впрочем, со всеми остальными Нор тоже дружил. Просто с Шалеком они как-то быстрее всего нашли общий язык. Мы же объединились четверкой. А Тархо с Дерфером обожали препираться по каждому поводу.

Меня ребята вообще опекали всей группой. Причем – без малейших покушений на меня как на женщину. Свой парень – и все тут. А кто еще? Подруга? Подруги на факультете лекарей. Или на иноформке. А тут – боевые товарищи. И никаких интрижек между ними не бывает.

Это мне по пьянке разъяснил Эвин. На оборотней спиртное вообще действует иначе, чем на людей. Быстро опьяняет до состояния «мордой в кусты», еще быстрее проходит и не награждает похмельем. И оборотня потянуло на откровения.

* * *

«Ёлка, ну какая из тебя девчонка? – пьяно признавался оборотень. – Ты замечательная, умная, даже симпатичная, но ты же как сестренка! Тебя просто не получается не то что тронуть, даже и подумать! Ты же смотришь такими детскими восторженными глазами! Тебя хочется погладить по головке и дать конфетку. А не затащить в постель!»

Судя по всему, остальные парни в группе придерживались того же мнения. А кто размышлял – тем друзья популярно объясняли свою точку зрения.

Я не возражала.

Более того! Я была счастлива!

Мне совершенно не хотелось портить все отношения… простите, тупым сексом! Не говоря уж о том, что не было ни времени, ни сил, ни желания. Почему? Хотя бы потому, что я еще ни с кем и ни разу. И очень хотелось любви, цветов под балконом, романтики и прочего антуража.

А не «пошли потрахаемся».

В мире техники мне иного не предлагали. И еще считали, что я должна быть благодарна. В мире же магии…

В Универе за нравственностью не следили. Директор считал, что ученикам надо где-то сбрасывать напряжение. Поэтому не возражал. И парочки по коридорам не ловил.

Другой вопрос, что все должно было быть тихо, почти незаметно, без суеты и шума.

А вы пробовали тихо и романтично ухаживать за девушкой?

А еще параллельно учиться, заниматься магией и приползать в комнату вымотанным, как черт?!

Попробуйте.

Если не вылетите из Универа на третьем круге – признаю вас талантом.

18
{"b":"221850","o":1}