ЛитМир - Электронная Библиотека

– А дальше-то что?

Все растерянно смотрели на меня. Кажется, в их головах не укладывался такой поворот событий.

– Надо срезать прядь волос с головы противника, – пробормотал Кан. – Так считается, что дуэль закончена.

Я вздохнула.

– Чем?!

– Своей силой…

Мальчишки, судя по всему, были растеряны не меньше меня.

Я плюнула – и опустилась на колени рядом с Виртом. Парень не проявлял никакого желания очнуться.

И как тут резать?! Зубами отгрызть?!

Выход нашелся быстро. Я выбрала прядь подлиннее, вцепилась – и дернула со всей дури. Дури хватило. Голова Вирта глухо стукнулась о землю. Волосы остались у меня. Не все, но мне было достаточно.

И только тут я поняла, что даже выйти из круга для меня задача непосильная.

– Эвин, – протянула я руку, – ты обещал оттащить меня в лазарет… Дуэль закончена?

Один из секундантов Вирта выступил вперед. Подошел к нам, посмотрел на Вирта, пощупал его пульс…

– Его тоже надо в лазарет. Что ты сделала?

– Не знаю. Дуэль…

Перед глазами плыли разноцветные мошки, но я держалась. Это – моя жизнь!!! Я не упаду, пока меня не признают победителем!!! Я должна!!!

Секундант выпрямился во весь рост.

– Я объявляю дуэль законченной. Ученица Ёлка победила.

Эвин метнулся серой молнией. И вместо холодной земли я плюхнулась на теплую холку. Оборотень вздернул меня и заставил самой выйти из круга. Там я разжала руку, отпуская прядь противника, но Лерг не позволил. Он перехватил у меня волоски, поднырнул под другую руку – и они вдвоем с Эвином потащили меня к Универу. Лютик подмигнул и остался на месте дуэли.

Пресекать все разговоры о честности и бесчестье.

Да и прибраться надо было…

Сразу за поворотом, там, где нас уже не видели, Лерг перегрузил меня на спину Эвина. Вовремя! Я уже была почти без сознания. Единственное, на что меня хватило, – напомнить оборотню: «Магистр Истрон».

И сознание отключилось, как перегоревшая лампочка.

* * *

Эвин домчался до библиотеки в одну минуту. Собака бежит быстрее человека? Да! А оборотень бежит быстрее самой скоростной собаки! Раз так в пять!

Магистр Истрон оказался на месте. И даже ждал. На полу была расстелена простыня, на которую Эвин и сгрузил тело подруги.

Уже тело. Выглядела Ёлка так, что краше в гроб кладут.

Мертвенно-бледная, с запавшими глазами, с проступившими под истончившейся кожей сетью сосудов… оборотню всерьез казалось, что девчонка сейчас умрет на полу библиотеки.

– Что вы с ней сделали?! – рыкнул он на магистра.

И получил щелчок по носу.

– Брысь отсюда. Лучше тебе этого не видеть.

Оборотень хотел было запротестовать. Но магистр сделал жест – и матерого волка просто подняло в воздух и вынесло за дверь библиотеки, которая за ним и закрылась.

Изнутри послышался болезненный женский стон…

* * *

Магистр Истрон с уважением посмотрел на девчонку. Он вообще рассчитывал на полутруп. Но Ёлка жила. И даже умудрялась сопротивляться воздействию.

Сильной магичкой будет.

Магистр быстро провел диагностику.

Очень хорошо.

Негатор был активирован и сейчас поглощал жизненные силы своей временной владелицы. А теперь его требовалось извлечь.

Как?

Просто позвать.

Негатор был сделан самим магистром Истроном. На своей крови. Им же заклят. И слушался своего истинного хозяина, как верный пес. Его можно было передоверить кому-то другому. Ненадолго. Вот как сейчас. Но стоило магистру только протянуть руку над головой девушки и произнести несколько коротких слов, как игрушка рванулась наружу. Из желудка – через пищевод и гортань.

Был и вариант похуже. Но делать Ёлке полостную операцию как-то не хотелось. Магистр повернул голову девушки набок, чтобы не захлебнулась.

Ёлка застонала.

Магистр поморщился. Извини уж, девочка, но выбора нет.

Изо рта ученицы выплеснулся фонтанчик воды и желчи. И вместе с рвотой – амулет.

Магистр легко поймал его в воздухе, не обращая внимания на грязь. И – деактивировал. К сожалению, внутри человеческого организма этого делать нельзя. Можно повредить магические каналы.

Негатор послушно затих в руке хозяина.

Магистр проверил заряд.

Почти полон, надо же! Опасность для Ёлки крылась в том, что негатор, израсходовав свой заряд, принимался накапливать новый. Откуда? Да из ауры «хозяйки». Ее магии, ее жизненных сил, если магии не хватит. И была опасность перерасхода.

Но вроде бы девушка жива?

Магистр запустил полную диагностику. По ауре. И довольно прищурился, вглядываясь в открывшееся разноцветное полотно. Яркое, чистое, переливающееся всеми цветами радуги. Да, сейчас ей плохо. И все подернуто желтоватой дымкой боли. Но в целом…

Разрывов и повреждений почти нет.

Наполнение…

Магистр пригляделся внимательнее. И присвистнул.

Еще бы! Даже сейчас, ничего не знающая и не умеющая, она все равно очень сильна. Каналы распределены по ауре равномерно, прокачиваются хорошо, поступление идет непрерывно. Девчонка не просто занимается. Она в это всю душу вкладывает.

И строение ауры очень характерное для боевиков. Стихии уравновешенны, присутствуют все четыре, но ни одна не превалирует. Желания лечить особенно не наблюдается. Жалости тоже. Бело-голубые тона лекарей не проявлены. А вот агрессии – от души. Хотя она сама и не осознаёт, но именно агрессия позволяет ей быстро развиваться и прогрессировать. Посмотри на проблему как на врага – и дерись! Падай, вставай – и снова дерись. Упорства хоть отбавляй. Любопытство сильно развито. А вот склонности к чистой теории мало. Фиолетового цвета не слишком много. Надо будет помочь девочке. Или дать понять, что знания – главное на пути к любой цели. Знаешь – победишь! Тогда она книжные горы свернет.

Неудивительно, что Кристалл распределил ее к боевикам.

– Цела? – рядом материализовался Ведун.

– Вполне. Ты ее ауру уже видел?

– Ага. В первый же день посмотрел.

– И как тебе впечатление?

– На следующие пятнадцать лет Универ приобрел себе персональное шило в нежном месте.

– Развлекаться будешь?

– Наслаждаться. Сам знаешь, нам вредно, когда все тихо и спокойно.

– Еще бы.

Маги хитро переглянулись. Самым страшным кошмаром для мага является рутина. Однообразие. Тогда гибнут самые сильные. Самые стойкие.

Именно рутина заставляет терять магические способности, красит ауру в серый цвет… и поэтому среди магов так мало преподавателей. Труд их в общем-то рутинный. И если не гореть интересом к своей работе, если не воспринимать ее как постоянное приключение – вряд ли что получится.

Увы, таких мало.

Поэтому все преподаватели в Универе делятся на две категории: энтузиасты, лучшие и любимые, и – «отстойник», который директор чистит и разгребает, но без которого все равно никуда. Не во всех же предметах есть свои энтузиасты. И появляются такие «серые крыски». Они начитывают предмет, рассказывают, показывают, объясняют, но для них это просто работа. Заработок. Отчитал – и свободен. Не душа, не любовь и не дело жизни.

Настоящие энтузиасты таких не уважают.

И Директор уже предвкушал, как Ёлка взбаламутит отстойник. Развлечения над непонравившимися преподавателями были еще одним способом тренировки учеников. А заодно давали возможность убрать самых противных типов.

– Ладно, она минут через пять очнется. Пошлю в лазарет. Так что топай, чтобы тебя не видели.

– А то! Я же не должен ничего знать про дуэли.

Магистры ухмыльнулись.

– Пусть боятся и конспирируются.

– А то обнаглеют и вообще на шею сядут. – Директор ухмыльнулся еще более вредно и соединил руки в жесте телепортации.

Магистр Истрон проводил его взглядом и похлопал девушку по щеке:

– Давай просыпайся. Пора.

Ёлка застонала. Магистр прищелкнул пальцами, активируя небольшое количество молекул аммиака вокруг ее головы. Воздух – он много чего содержит. Только умей воспользоваться.

23
{"b":"221850","o":1}