ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На харьковском направлении наши войска, преодолевая сопротивление противника, продолжали успешно развивать наступление и, продвинувшись вперед от 10 до 15 километров, заняли более 70 населенных пунктов, в том числе город Грайворон, районный центр Борисовка, крупные населенные пункты Мезеневка, Дорогощ, Козинка, Сенное, Малая Писаревка, Уды, Микояновка, Бродок, Пуляевка и железнодорожные станции Долбино, Толоконное.

* * *

На брянском направлении наши войска продолжали наступление.

Западнее Орла советские части продвинулись вперед и освободили ряд населенных пунктов. Немцы, пытаясь остановить наступление наших войск, минируют подступы к населенным пунктам, дороги, цепляются за каждую выгодную высоту. Ломая сопротивление противника, наши войска наносят ему тяжелые потери в живой силе и технике. Бойцы Н-ской части выбили немцев из укрепленных позиций. На поле боя осталось 600 вражеских трупов. Захвачены 2 артиллерийские батареи, склад боеприпасов и другие трофеи. На другом участке наши бойцы атаковали опорный пункт противника и полностью уничтожили находившийся в нем батальон немецкой пехоты.

Советские войска, заняв город Кромы, продолжали наступление и освободили свыше 20 населенных пунктов. Бойцы Н-ского соединения, переправившись через водный рубеж, овладели сильно укрепленными позициями противника. За день боев наши части уничтожили до 1000 немецких солдат и офицеров. Захвачено 7 танков, 6 орудий, много штабелей снарядов, большое количество мин и патронов. Подразделения части, где командиром тов. Провод, за последние дни отразили свыше 30 вражеских контратак и уничтожили до 2000 солдат и офицеров противника. Наши бойцы и командиры показывают образцы доблести и героизма. Лейтенант Дросков и 16 красноармейцев зашли в тыл противнику и внезапно атаковали немцев. 40 гитлеровцев были убиты, а остальные бежали, бросив оружие. Лейтенант Дросков и его бойцы взяли в плен немецкого обер-лейтенанта, захватили 3 орудия, 16 пулеметов, 2 миномета, много винтовок и автоматов. Группа автоматчиков во главе с капитаном Гавченко напала на штаб немецкого батальона. Разгромив штаб, наши бойцы захватили пленных, 3 радиостанции и документы.

* * *

На харьковском направлении наши войска, преодолевая сопротивление противника, продолжали успешное наступление. Части Н-ского соединения, прорвав оборону немцев, окружили и блокировали несколько вражеских гарнизонов. Продвигающиеся за этим соединением войска ликвидируют вражеские гарнизоны. Так, наши части окружили в Борисовке значительную группу немецких войск и в результате ожесточенного боя ликвидировали ее. Решительным штурмом взят город Грайворон и ряд других населенных пунктов. Н-ская танковая часть атаковала колонну пехоты противника и истребила 800 гитлеровцев. Подбито и уничтожено 19 немецких танков. Взято 150 пленных. Захвачено 16 орудий, 85 пулеметов, 60 автомашин и другие трофеи.

«Правда», 8.08.1943 г.

В Белгороде

Белгород, 7 августа. (От нашего спец. корр.)

Два города на флангах Курской дуги — Орел и Белгород! В один день — 5 августа — Красная Армия завоевала эти города. Ровно в полночь, в один и тот же час, столица нашей Родины Москва двенадцатью артиллерийскими залпамииз ста двадцати орудий салютовала доблестным войскам, освободившим Орел и Белгород. В этот радостный день мы видели Орел, — свободный, веселый, оживленный. Сегодня мы побывали в Белгороде.

Мы летели над зелеными заливными лугами, над полями недавних битв. Далеко на подступах к Белгороду стали видны сверкающие в лучах солнца меловые горы. Они изрыты воронками от снарядов и бомб, изрезаны траншеями, опутаны колючей проволокой. Третьего дня бойцы 89-й гвардейской белгородской стрелковой дивизии и 305-й белгородской стрелковой дивизии сбросили немцев с этих высот и решительным штурмом изгнали их из Белгорода.

Вот он, город садов, пахучих лип и белой акации. С волнением мы перебрались через Северский Донец и ступили на черную, обугленную землю освобожденного советского города. В один и тот же день немецкая солдатня, отступая, разрушала Орел и Белгород, носились по улицам двух русских городов немецкие факельщики, поджигая и взрывая наши дома. Белгород, как и Орел, кровоточит, он весь в язвах. Его дома зияют пустыми, разбитыми глазницами окон, черными проломами в стенах. На горестном лике двух городов легла одна каинова печать: «Сделано немцами». В Орле мы видели хищную руку немца, глядели на искалеченные взрывами орловские дома, и нам казалось, что это и есть предел немецкой жестокости. Но Белгород поражает и ужасает больше, чем Орел. Здесь немецкая жестокость и подлость проявились с еще более страшной силой. В Белгороде немцы как бы сдавили горло городу: он онемел, он превращен немцами в страшную зону пустыни. Это — безъязыкий город, в нем царит угнетающая тишина. И мертвую тишину только подчеркивает далекий гул артиллерийской стрельбы.

Мы вошли в город со стороны взорванного вокзала, и чем дальше шли по белгородским улицам, тем более мрачной казалась их тишина. Цветут липы, медовый запах кружит голову. Но для кого они цветут? Дети, которые когда-то играли под зеленью старых деревьев, исчезли. Их насильно увезли немцы в неизвестном направлении. Они увезли детей, молодежь, стариков. Редкий прохожий появляется на улицах города. Белгород вымер. 29 июля немцы начали угонять жителей в рабство. Ветер треплет пожелтевшее объявление за подписью «командира немецких воинских частей».

«1. Город Белгород эвакуируется. Население будет отправлено в тыл.

2. Начало эвакуации — 29 июля 1943 года, утром.

3. Все приказания должны быть беспрекословно исполнены. За неисполнение приказания виновные будут строго наказаны».

С собаками-ищейками немцы охотились за русскими людьми и как рабов угоняли их в направлении Харькова. На этом направлении сейчас идут ожесточенные бои. Горестный, страшный лик когда-то веселого Белгорода сильнее всяких слов действует на наших воинов, шагающих в пыли и жаре на линию огня.

На перекрестке дорог висит немецкий указатель: «Харьков — 80 километров».

Рядом с этим указателем осталась висеть дощечка: «Запретная зона». Подпись немецкого коменданта скрепляется излюбленной фашистской эмблемой — черепом и скрещенными костями. Весь город немцы превратили в запретную зону. Они протягивали свои лапы к Курску. Месяц назад они ударом со стороны Белгорода хотели захлестнуть петлю на Курской дуге. Многое изменилось за этот месяц. Теперь наши войска, освободив Белгород, с боями продвигаются на харьковском направлении. Войска проходят по омертвевшему городу, движимые одним чувством — местью. Тот, кто побывал в Белгороде, кто отвоевал его у немцев, кто увидел его раны, — тот будет глубже думать о Родине, яростнее драться с врагом. Когда одного из бойцов спросили: какой он части, — боец ответил весело:

— Мы белгородские!

Это звучит гордо — белгородцы! 5 августа в полночь Москва салютовала орловцам и белгородцам. Бойцы 89-й гвардейской в эти минуты вели ночной бойуже за Белгородом у деревни Супруновка. Немцы отчаянно сопротивлялись. Огнем и колесами наша артиллерия сопровождала атакующую пехоту.

Бой вступил в решающую фазу. В это время в дивизии приняли по радио приказ Верховного Главнокомандующего товарища Сталина. Из штаба и политотдела были направлены связные на передний край. От взвода к взводу, от бойца к бойцу переходила весть о сталинском приказе, весть о том, что 89-я гвардейская дивизия, освободившая Белгород, отныне будет именоваться белгородской. Новые могучие силы вдохнул сталинский приказ в души бойцов. Дерзким броском вперед белгородцы сбросили немцев с высоты и погнали их дальше на запад.

Мы видели бойцов этого батальона в Белгороде. С развернутым гвардейским знаменем они прошли по улицам города, который отныне навсегда вошел вих жизнь. В это время на подступах к городу появились немецкие бомбардировщики. Батальон рассредоточился. Знаменосец гвардии сержант Доцевко остался стоять со знаменем. Он проговорил тихо и упрямо:

38
{"b":"221856","o":1}