ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шоколадные деньги
Преступный симбиоз
Дневник жены юмориста
Бавдоліно
Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев
Бессердечная
Тайна мертвой царевны
Девушка с Земли
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!

– Как же мне надоело в последнее время натыкаться на таких вот уродов, как ты, – я, злясь, устало прикрыла глаза.

– Ах, ты! – было уже начал недалекий умом мужик, но тут же захлопнулся, увидев мерцающий красный огонек в моих резко открывшихся глазах.

Удлинились клыки и, испуская яркий синий свет, загорелись мои татушки. Они с воплями пустились прочь от меня. Только молодой паренек поклонился мне и извинился.

– Иди, – ответила я ему. Уважаю паренька, молодец.

Успокоившись, я побрела обратно.

– Где тебя носило?! – заорал на меня староста, как только увидел.

– Здесь. Шишки собирал, – совершенно спокойно ответила я, от чего он так и остался стоять в ступоре.

– Какие шишки? А… – махнув на меня рукой, пошел обратно.

– Кого – нибудь поймали? – поинтересовалась я у Аруча. А в ответ – тишина. Обиделся. Ясно. Повторила свой вопрос Архи.

– Рогатого, – обиженно буркнул он.

Скорее всего потому, что рога большие, и даже переспрашивать не стану.

– Долго меня искали? – тихонечко спросила я Архи.

– Да ты не особо далеко и был-то. Но вот помучались, пока по следам шли.

– Почему? – искренне изумилась я.

– Петлял, как ушастый.

– Понятненько, – улыбнулась, – а рогатого покажешь?

Смотреть там было не на что. Рогатый как рогатый, вернее, лось как лось, только рыже-белый, полосатый. Мужики угрюмо и молчаливо тащили рогатого в село. Со мной никто не разговаривал, обижены же. Они молчат, и я молчу. В общем идем. Молчим.

До моего слуха начали доноситься какие-то неясные звуки, я насторожилась. Чем ближе подходили к селу, все беспокойнее мне становилось. Уже различимы многоголосные крики людей, паника.

– На село напали, – встревожено сообщила охотникам. И не дожидаясь никого, помчалась туда.

От происходящего в ужасе содрогнулась. Теперь я воочию увидела голака во всей своей звериной красе. Огромный сильный зверь с окровавленной пастью, с множеством длинных тонких игл вместо зубов, без проблем хватал пробегающих мимо людей, кусал и откидывал в сторону и снова хватал очередного. При этом длинный хвост в виде шиповатого хлыста вилял из стороны в сторону, калеча и убивая не успевших увернуться. Уже много селян окровавленными пустыми куклами валялись вокруг, создавая просеку, по которой голак продвигался, сея смерть.

Крики ужаса и боли, панические попытки убежать или спрятаться, убегающий в ужасе кричащий ребенок, взмах хвоста и бездыханным он отлетает в сторону.

– НЕТ!!! – заорала я. Так не должно быть. Красная пелена бешенства застлала мне глаза. Я полностью обернулась. И не обращая внимания ни на что больше, прямиком понеслась на монстра, с одной лишь целью – убить.

Охотники

Запыхавшиеся в погоне за быстрым эльфом, вывалились на опушку. Увиденная нами кровавая бойня будет сниться нам в кошмарах до конца дней. Покалеченные люди, не так давно дышавшие вместе с нами, бывшие нашими друзьями и родственниками, теперь были мертвы. Оставшиеся в живых, испуганно выглядывали из своих укрытий, и даже дети не издавали ни звука. Мертвую тишину прерывал только шум боя между двумя монстрами. Голак и темный обернувшийся эльф бились насмерть. Подобного зрелища мы не увидим больше никогда, но будем помнить о нем всю свою жизнь. Обезумевший от ярости, темный полосовал голака своими длинными острыми, как бритва, когтями. На увеличившихся в разы мускулистых руках нестерпимо ярко светились браслеты. Гибкость вкупе с быстротой помогали ему избегать ударов от лап, зубов и хвоста. Один раз все же удар хвоста достал эльфа, разрезав ему бедро. Утробно зарычав, с еще большим ожесточением он ухватился за хвост голака и, вырвав его, отбросил в сторону. От боли голак закрутился. Нерастерявшийся темный впился своими клыками ему в шею, раздирая её. И, отскочив в сторону, стал спокойно наблюдать за агонизирующим животным. Дернувшись последний раз, голак затих.

***

Бой был недолгим, по крайней мере, мне так показалось. В начале мне застилала все пелена ярости. Я совершенно не могла мыслить здраво, лишь увертывалась от ударов зверя и действовала на инстинктах. А когда его хвост хорошо черканул по моему бедру, ясность ума вернулась. Воспользовавшись его дезориентацией, я и вцепилась ему в шею, разорвав её. Я была уверена, что мне просто очень – очень повезло победить голака. Новичкам и дуракам, говорят, везет. Хорошо, что он вроде как последний. У меня нет ни малейшего желания встретиться ещё раз с подобным чудовищем, к тому же я не уверена, что в следующий раз мне бы посчастливилось выйти из схватки живой.

Успокоившись и пошатываясь от слабости и раны, не смотря по сторонам, я прямиком направилась в сторону избы лекарки. Придя, обессилено рухнула на пол, не дойдя до кровати.

Утром я проснулась в совершенно удрученном состоянии. Хорошо, что не на полу. Видимо мужики под руководством лекарки на кровать перенесли. Раны уже не было, только свежий шрам, как напоминание о вчерашнем. Было пасмурно и птицы не пели. Ожидавший меня завтрак остался неизменным утренним ритуалом лекарки.

– Ешь и собирайся. Поедешь сегодня, – мрачно проговорила она.

– Угу, – продолжая жевать, согласилась я.

– Вот тут я тебе две сменные одежки положила. В этом мешочке еда, ешь и не экономь. Тебе до города хватит. А в этом – немного денег.

– Нет! Не надо! У меня серьга есть. Её продам… – начала отказываться я.

– Даже не смей думать об этом. Серьга может связать тебя с родственниками, а родня лишней не бывает. И деньги бери, мне они не пригодятся, – похлопала меня по плечу лекарка.

– Спасибо вам за все. Я никогда вас не забуду.

– Будешь в наших краях, заходи, – ласково улыбнулась она, – а теперь давай иди, переоденься. Митяка тебя уже на дворе заждался.

– Многих убил? – с трудом проговорила я вмиг пересохшими губами, вспомнив о вчерашнем.

– Треть села, – сказала горестно бабушка, – А ты иди и не думай об этом. Ты сделал все, что смог. Эти люди тебе жизнью обязаны. Не думай о мертвых, им уже не поможешь, думай о живых. Ступай, парень, с миром.

На пороге избы старушка наклонила мою голову и подарила материнский поцелуй.

Во дворе на телеге меня ждал этакий деревенский увалень, метра два ростом, широкоплечий, с квадратным подбородком и бесстрастным выражением лица. Видимо, он и есть Митяка. Хорошо, что через деревню ехать не надо. Нет у меня желания смотреть на отголоски вчерашнего ужаса. Не успели выехать за ворота, как нас остановили Аруч с Архи.

– Все жители нашего села благодарны тебе за то, что ты сделал для нас. И пока в этом селе остается в живых хотя бы один житель, помнящий о тебе, ты всегда будешь желанным другом для нашего селения, – и, поклонившись, ушли.

Мы уже наверное час ехали молча мимо полей, в сторону города. Вот и дорога в город, пора выполнять свое обещание. Повозка подпрыгивала на каждой кочке, и я вместе с ней. Мое «мягкое место» совсем скоро обещало превратиться в один сплошной синяк. Я уже серьезно подумывал о спокойной пешей прогулке. Все же деревянные колеса – это для экстремалов.

– Видишь, вон лесок небольшой виднеется. До него доедем и на ночлег расположимся, – неожиданно выдал Митяка.

– В лес? Чтобы нас там съели? – съязвил я.

– Лучше зверей отгонять, чем в поле на здешних разбойников нарваться, – спокойным тоном пояснил он.

– Здесь еще и разбойники водятся?!

– А где их нет? – в тон спросил Митяка.

– Грабят богатых, отдают бедным? – попытался пошутить я.

– Нет, – ответил он, и совершенно спокойным голосом продолжил, – продают в рабство.

– Твою мать!

– А причем здесь она?

– Ни при чем, – огрызнулся я. Мама дорогая, что за мир такой! Куда не плюнь, везде какая – нибудь пакость нарисуется.

– И как, часто людей в рабство продают? – испуганно спросил я.

– Бывает.

– А городская стража куда смотрит?

– За городом и смотрит.

– Слышь, умник, объяснить сложно, что ли? Кто-то же должен ловить работорговцев?

8
{"b":"221858","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Левиафан
Авантюра с последствиями, или Отличницу вызывали?
Мои дорогие девочки
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Вечная жизнь Смерти
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Альдов выбор
Строим доверие по методикам спецслужб
Психология влияния