ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Текст
Империя из песка
Кукловод судьбы
Кто не спрятался. История одной компании
Как инвестировать, если в кармане меньше миллиона
Доктор Данилов в Склифе
Факультет судебной некромантии, или Поводок для Рыси
Мелодия во мне
Алхимик

— Это действительно так? — прошептала потрясенная Селина, вглядываясь в его прищуренные глаза и пытаясь найти там ответ. Он медленно кивнул головой, и что-то похожее на сочувствие смягчило его голос, когда он стал объяснять:

— Поверь мне, дорогая. Он ворует уже много лет, но с тех пор, как Мартин отдалился от дел из-за болезни, у него появилась жадность.

Он прошел к окну, выглянул на улицу, затем бросил нетерпеливый взгляд на часы, и Селина подумала, что ему не терпится отделаться от нее. Но раздумывать над тем, почему это должно обижать ее, она сочла глупым и ненужным, поэтому строго спросила:

— Откуда тебе все это известно?

— Из документов, откуда же еще? — Адам презрительно развел руками, а потом с видом, будто разговаривает с идиоткой, объяснил:

— Когда Мартин обратился ко мне за деньгами в первый раз, наши специалисты проштудировали все документы. Там были небольшие несоответствия — пятьдесят тут, сотня там, — это могло быть отнесено на счет небрежностей в бухгалтерии. А уж, поверь мне, Доминик, конечно, небрежен. — Он еще раз оскорбительно взглянул на часы. — Но с учетом ссуды, полученной от банка, доходы «Кингз Рэнсом» были ниже предполагаемых. И, будучи лицом заинтересованным, я сам просмотрел документы. Пропавшие за последние полгода суммы составляли тысячи. Как я уже сказал, он стал жадным, но недостаточно умным, чтобы скрыть то, что делал. До сих пор я не выносил сор из избы. И ты знаешь, что должна сделать, чтобы это не стало известно всем.

Выйти за него замуж! Он действительно именно это имеет в виду. Селина похолодела, глаза ее закрылись, а когда она открыла их снова, то увидела дьявольские зеленые костры — они горели в его глазах, когда он указательным пальцем приподнял ее подбородок, пытаясь повнимательнее рассмотреть ее лицо.

— Я тебе обещаю, нам будет хорошо. — Адам снова воспользовался сокрушающей силой своего голоса, от волнующего тембра которого у нее так ослабели ноги, что она едва не повисла на нем. Огромным усилием воли ей все же удалось удержаться, а он продолжал:

— Нам вместе будет хорошо, обещаю. Я не буду тебя торопить, я не до такой степени жестокосердный. Я не против, чтобы свадьба была весной, где-нибудь в конце марта, например. У тебя будет время привыкнуть к этой мысли. Я расскажу об этом Мартину, когда буду у него сегодня. — Он отошел, и последнее, что она запомнила, была ее сумка, которую он совал в ее потерявшие чувствительность руки. — Такси ждет. Пока.

Что же мне теперь делать? — Эта мысль носилась в мозгу Селины на всем обратном пути домой. Громко захлопнув за собой дверь, она прошагала по пустым комнатам. Где же, черт возьми, Доминик? Пустые комнаты ответили ей молчанием, и она устало оперлась о стену.

Неподвижно стоя так в тишине кухни, она осознала, что Адам говорил правду.

Ее брат всегда был нечист на руку. В детстве он брал чужие вещи, если знал, что никто этого не заметит. Он, должно быть, не справился с соблазном, когда получил в свое распоряжение деньги компании. Он хорошо зарабатывал, большую часть его бытовых расходов оплачивали родители, но, видимо, он хотел еще больше. Потом еще. Его увлечение молодыми красивыми женщинами было всем хорошо известно. То, что его замечали в обществе какой-нибудь экстравагантной девицы, возвышало его в собственных глазах. Казалось, его совсем не заботит то, что вместо сердец у этих существ были кассовые аппараты.

Совершенно неожиданно она возненавидела Доминика с такой силой, которую даже не подозревала у себя. Это из-за его жадности и тщеславия она находится в такой зависимости от Адама Тюдора. И у нее практически нет возможности вырваться. Или замуж, или под суд, а уж он сделает так, чтобы Доминик сполна ответил за свою алчность.

Если бы не плохое здоровье Мартина, то, пожалуй, Селина бы согласилась, чтобы закон восторжествовал. Так ему и надо, пусть знает, что нельзя безнаказанно воровать и обманывать — истина, которую его любимая мамочка не сумела вбить в его драгоценную, самодовольную голову!

Однако ее любовь к Мартину не позволит ей сделать ничего подобного. Он, пожалуй, не переживет удара, если его сын и наследник окажется за решеткой. Но было кое-что похуже: выйти замуж за Адама или согласиться с тем, что он не только посадит своего единственного братца в тюрьму, но и сделает все, чтобы банк лишил их права выкупа и забрал почти все, ради чего Мартин трудился, не покладая рук, в течение многих лет.

Селина заскрежетала зубами. Во-первых, она не могла предположить, почему ее обычно проницательный дядя обратился за деньгами к своему отвратительному сыну: ведь есть же другие коммерческие банки, боже мой! И насколько ей теперь известно, все эти годы они тесно общались, но он не почувствовал ту обиду, что заставила его незаконного сына зайти так далеко в желании отомстить.

Вдруг ей пришла в голову совсем ужасная мысль. Этот монстр сказал ей, что навестит Мартина еще раз сегодня вечером, чтобы сообщить ему о предстоящей свадьбе!

И она представила, как он будет злорадствовать, сообщая ему о том, что его любимая приемная дочь используется в грязной игре мести и принуждения. Сознание же того, что Мартин не в состоянии что-либо сделать, чтобы уберечь счастье приемной дочери, вырвать ее из когтей своего ненавистного сына, крайне огорчит его. Ведь для того, чтобы освободить ее, он будет вынужден принести в жертву Доминика и все, ради чего он всю жизнь работал. Он окажется в безвыходной ситуации.

Она должна первой приехать к нему!

Решившись, она быстро заперла дверь и сбежала вниз, к машине. Адам приказал ей найти брата — да пусть он лопнет, и Доминик тоже! Она должна увидеть Мартина и как-то смягчить удар. Как — она не знала. Но она что-нибудь придумает.

— Ну, нашла ты его? — спросила Ванесса, и Селина покачала головой.

— В городе его нет, и по внешнему виду квартиры можно предположить, что он заходил туда только для того, чтобы прослушать записи автоответчика. — Селина промолчала о том, что не удосужилась поискать его где-нибудь еще, а все утро провела в объятиях ненавистного Адама Тюдора, и что вернулась в квартиру, когда тот выпроводил ее из своего дома.

Ванесса выругалась, и так грязно, что брови Селины взметнулись вверх. Она подумала, что тетя последнее время находится в состоянии ужасного стресса. Это было заметно по тому, как она доставала из шкафа пальто, в котором обычно навещала своего мужа. Знает ли она, в какую лужу сел ее драгоценный сынок? — задумалась Селина. Знала ли она о его подлогах, или видела и бездействовала, будучи не в состоянии в чем-либо отказать своему обожаемому дитятке, даже если тот воровал деньги?

Нет, это невозможно. Ее уверенность в абсолютной честности тетки укрепилась, когда Ванесса схватила свою сумку и потребовала резким тоном:

— Дай мне ключи от твоей машины. Я поеду к нему. Я знаю, где у него лежит записная книжка, я обзвоню всех, пока не найду его. — Переминаясь с ноги на ногу, она нетерпеливо щелкала пальцами, пока Селина искала в сумке ключи. — Бедный мальчик, видимо, заболел, да так сильно, что не может позвонить. По-иному никак нельзя объяснить его исчезновение и то, что он сразу не позвонил мне, чтобы узнать, как чувствует себя отец. — Она взяла протянутые ей ключи и пулей вылетела из комнаты, а Селина только удрученно покачала головой и вздохнула.

Доминик, наверное, затаился и боится высунуть нос в страхе, что Адам Тюдор заставит его отвечать за растраты, мошенничество или еще что-то. Его отказ не исчезать и встретиться со своим сводным братом, когда Селина буквально умоляла его об этом, теперь был очень хорошо понятен.

Какой удар будет для бедной матери, когда она узнает правду.

Но сейчас ее меньше всего волновал Доминик. Она сняла пальто, перекинула его через руку и подумала, что совсем даже неплохо, что у нее дрожат руки. Это нервное, состояние полуиспуга и полувосторга, будто она собирается прыгнуть с обрыва, поможет ей в разговоре с Мартином.

Ее бедный обманутый дядюшка подумает, что ее дрожь объясняется нервами и волнением. Но лучше быть обманутым, чем мертвым. Он будет потрясен, если узнает, что его любимая племянница является объектом подлого шантажа, это в его сегодняшнем состоянии может просто убить его! Она не собирается равнодушно наблюдать, как это случится.

18
{"b":"221861","o":1}