ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Для чего вообще мы разработали эту технику?

— Это было сделано на случай, если президент умрет, когда Америка будет вести войну, но нужно будет показать противнику, что он все еще жив. Но Томми может быть использован и во многих других ситуациях. Например…

— Да-да, конечно, — прервала его Декстер.

Зиглер был разочарован тем, что ему не дали договорить.

— Сколько вам нужно времени, чтобы подготовить определенную конкретную программу? — спросил Гутенбург.

— Сколько вам нужно времени, чтобы подготовить то, что президент должен сказать? — задал вопрос и Зиглер, снова улыбнувшись детской удовлетворенной улыбкой.

Она держала палец на кнопке, пока Коннор не поднял трубку.

— В чем дело, Джоан? Я не глухой.

— Звонит Рут Престон, личный секретарь президента.

Затем Коннор услышал женский голос.

— Мистер Коннор Фицджералд?

— Да, — ответил Коннор.

Он почувствовал, что у него потеет ладонь, в которой он держал трубку. Такого никогда не было, даже когда он собирался нажать спусковой крючок.

— С вами будет говорить президент.

Он услышал щелчок.

— Добрый день! — сказал знакомый голос.

— Добрый день, господин президент.

— Я думаю, вы знаете, зачем я вам звоню.

— Да, сэр, знаю.

Профессор Зиглер нажал клавишу «вступительная фраза». Декстер и Гутенбург затаили дыхание.

— Я подумал, что должен вам сказать, насколько важным я считаю это задание.

Последовало недолгое молчание.

— И мне кажется, что вы лучше всех справитесь с ним.

Еще одно недолгое молчание.

— Так что я надеюсь, что вы согласитесь взять на себя эту работу.

Зиглер нажал клавишу «пауза».

— Я ценю ваше доверие, — ответил Коннор. — И спасибо за то, что вы нашли время лично мне позвонить.

— Номер одиннадцать, — сказал Зиглер, который наизусть знал все ответы.

— Я думаю, это наименьшее, что я мог сделать в этих обстоятельствах.

— Спасибо, господин президент. Хотя мистер Гутенбург заверил меня, что вы это санкционировали, и потом у меня был разговор с директором, как вы знаете, я все же считал, что не могу принять это поручение, если не буду знать, что оно исходит непосредственно от вас.

— Номер семь.

— Я вполне понимаю ваше беспокойство.

Пауза. Номер девятнадцать.

— Возможно, когда дело будет сделано, вы с супругой посетите меня в Белом доме — то есть, конечно, если это позволит директор.

Пауза.

— Номер три, — резко сказал Зиглер.

Раздался такой громкий смех президента, что Коннор отодвинул трубку подальше от уха.

— Вы окажете мне честь, сэр, — сказал он, когда смех затих.

— Заключительная фраза, — сказал Зиглер.

— Хорошо. Надеюсь увидеться с вами, когда вы вернетесь. Пауза. Рад был с вами побеседовать. До свидания.

— До свидания, господин президент.

Коннор все еще держал трубку, когда в кабинет вошла Джоан.

— Значит, развеялся еще один миф… — сказала она.

Коннор положил трубку и вопросительно взглянул на нее.

— …что президент всех всегда называет по имени, — закончила она свою фразу.

Глава одиннадцатая

Гутенбург вручил ему большой коричневый конверт, в котором лежали четыре паспорта, три билета на самолет и деньги в разных валютах.

— Я ведь должен за это расписаться? — спросил Коннор.

— Нет. Поскольку все делалось в большой спешке, мы оформим всю эту канцелярщину, когда вы вернетесь. Как только прилетите в Москву, вы сразу же пойдете в штаб-квартиру Жеримского и покажете им свое удостоверение внештатного корреспондента из Южной Африки. Вам дадут пакет документов для прессы с расписанием всех его поездок перед выборами.

— Есть у меня контакт в Москве?

— Да. Эшли Митчелл. — Гутенбург поколебался. — Это его первое большое задание, так что ему сообщили лишь то, что ему абсолютно необходимо знать. Ему также вменено в обязанность связаться с вами, только если будет дан «зеленый свет», и в этом случае он вручит вам оружие.

— Тип и модель?

— Обычный «Ремингтон-700», сделанный на заказ, — сказал Гутенбург. — Но если Чернопов будет опережать Жеримского в рейтинге, ваша помощь может не понадобиться, и в этом случае вы вернетесь в Вашингтон через день после выборов. Боюсь, вся ваша миссия окажется мыльным пузырем.

— Надеюсь, так и будет, — усмехнулся Коннор и ушел, не пожав руки Гутенбургу.

— Боюсь, они мне так выкрутили руки, что я не мог отказаться, — признался Коннор жене, укладывая в чемодан еще одну синюю рубашку.

— Ты мог отказаться, — ответила Мэгги. — То, что ты в начале месяца выходишь на новую работу, — это вполне убедительный предлог. А что сказал Бен Томпсон?

— Он был очень отзывчив, — сказал Коннор. — И не возражает, чтобы я начал работать на месяц позже. Кажется, декабрь — это всегда очень спокойное время.

Коннор надавил на свою одежду, чтобы втиснуть в чемодан косметическую сумочку. Он уже жалел, что не дал Мэгги уложить свои вещи, но не хотел, чтобы она увидела кое-что, что не согласовывалось с его рассказом о предстоящей поездке. Он сел на чемодан, Мэгги защелкнула замок, и они оба, смеясь, упали на кровать. Коннор обнял ее и слишком долго не отпускал.

— Все в порядке, Коннор? — спросила она.

— Все в порядке, дорогая, — ответил он, разжимая объятия.

Он поднял чемодан и снес его вниз по лестнице.

— Прости, что я не смогу быть дома в День благодарения.[32] Скажи Таре, что я надеюсь увидеть ее на Рождество, — сказал он Мэгги, когда она провожала его к выходу. Перед домом стояла машина, которой Мэгги раньше никогда не видела.

— И Стюарта тоже, — напомнила она.

— Да, конечно, — сказал он и положил чемодан в багажник. — Будет приятно его вновь повидать.

Он еще раз обнял жену. Но на этот раз он ее быстро отпустил.

— Слушай, а что мы подарим Таре на Рождество? — неожиданно спросила Мэгги. — Я об этом даже не подумала.

— Когда ты увидишь ее последний телефонный счет, тебе не нужно будет об этом думать, — ответил Коннор, садясь за руль.

— Я не помню эту машину, — сказала Мэгги.

— Это машина компании, — объяснил он и включил зажигание. — Кстати, скажи отцу Грэму, что в субботу ему придется найти себе другого партнера для бриджа.

Не сказав больше ни слова, он тронул машину с места. Он не любил долгих прощаний с Мэгги и всегда старался уехать как можно быстрее. Он посмотрел в зеркальце заднего вида. Мэгги стояла у конца подъездной дорожки и махала ему рукой, когда он свернул на Кембридж-плейс и поехал в аэропорт.

Подъехав к аэропорту имени Даллеса, он свернул на долговременную стоянку, спустился по пандусу, взял билетик из автомата и припарковал машину в дальнем углу. Заперев машину, он пошел в аэропорт. Там он поднялся на эскалаторе к стойке регистрации пассажиров компании «Юнайтед Эйрлайнз».

— Спасибо, мистер Перри, — сказала регистраторша, проверив его билет. — Посадка на рейс 918 начнется очень скоро. Пожалуйста, пройдите на выход С-7.

Пройдя через контроль безопасности, Коннор направился в зал посадки на свой рейс. Он сел в дальнем углу, и когда пассажиров пригласили на посадку, занял свое любимое место в самолете — в хвосте у окна. Через двадцать минут капитан объяснил, что хотя самолет вылетит с опозданием, он все же приземлится вовремя.

В это время в зале ожидания молодой человек в синем костюме набрал номер на своем сотовом телефоне.

— Да? — ответил голос.

— Агент Салливен говорит из «Каретного сарая». Птичка улетела.

— Хорошо. Позвоните снова, когда полностью выполните задание.

Молодой человек выключил свой сотовый телефон и спустился на эскалаторе в цокольный этаж. Он подошел к машине, стоявшей в дальнем углу, отпер ее, выехал наверх, заплатил за стоянку и поехал на восток.

вернуться

32

День благодарения — праздник и выходной день в США в память о богатом урожае, который получили первые американские колонисты в 1621 году; отмечается в четвертый четверг ноября.

21
{"b":"221862","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
О темных лордах и магии крови
Всё в твоей голове
Сильное влечение
След лисицы на камнях
Брачный контракт на смерть
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Метро 2033: Спящий Страж
Сильнее смерти