ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Крокодил» же являлся средством огневой поддержки.

Уже через полчаса после взлёта взвод разгружал трофеи на пустыре за обводным каналом, служившим посадочной площадкой. Сдав оружие на склад, они поспешили к своей палатке, где произошла не совсем обычная процедура. Все деньги, собранные у мертвых духов, были поделены на четыре части: одна отходила непосредственно «бате», вторая на штабных офицеров, третья Панину и его собутыльникам, а четвёртая на нужды взвода.

Всего нам досталось 10 тысяч долларов и 25 тысяч афганей, сумма не очень большая по тогдашним меркам. Из этой суммы Исса отстегнул в «дембельский фонд» пятую часть — 2 тыс. долларов и 5 тыс. афошек. На остальные деньги решили устроить банкет в честь боевого крещения взвода. Для дедов и сержантского состава была заказана вечеринка в общежитии медработников. Остальному составу взвода купили барашка на шашлыки, водки — хоть залейся и различные деликатесы из лавки Али. Исса взял бабки на фуршет для сержантов и исчез до вечера, Малыш был занят подготовкой банкета для взвода и не замечал его отсутствия. Худой колдовал возле котлов, остальные помогали, чем могли, выполняя его указания.

Уже начало смеркаться, когда явился Исса с четырьмя свертками подмышкой, отозвал Малыша в сторону и попросил собрать сержантский состав в командной комнате. Через пять минут все были в сборе. Вручив каждому по свертку, Исса объяснил, что через полчаса он ждёт их в первом мед. модуле, комната № 9. Развернув свертки, ребята обомлели: спортивные костюмы, новенькие кроссовки «Пума», коробка с набором парфюмов, станки для бритья «Бик», трусы в упаковке по три штуки и носки — по пять пар.

Быстренько приняв душ и наведя марафет, наши ребята преобразились, теперь они были похожи на вольнонаёмных строителей, дислоцирующихся в их части. Всё же соблюдая осторожность, они двинулись в сторону модулей медиков. В комнате их уже ждали семеро молодых, от 19 до 25 лет, медсестёр. От одного их вида, у изголодавшихся по женскому теплу бойцов, по телу разлилась горячая волна желания.

Знакомство прошло быстро, и все уселись за стол. Такого разнообразия блюд и закусок ребята не видели уже давно, всё было приготовлено заботливыми женскими руками. После небольшой прелюдии с закусками вышли на перекур. Исса присоединился к ним минут через пять, он узнал у женщин, кто кого выбрал себе в партнеры и теперь обсуждал с ребятами план дальнейших действий. «После горячих блюд немного танцев, а потом расходимся по комнатам», — объяснил он.

С Малышом захотела разделить постель 20-летняя Тома из Запорожья. После окончания медучилища и года работы в одной из больниц города она, как и многие другие, по комсомольской путёвке приехала сюда заработать денег и льготы. Оттанцевав пару медленных танцев, она предложила уйти в её комнату. Уютная, аккуратно прибранная комната на двоих проживающих, должна была стать сегодня храмом любви для Малыша.…

Прошло несколько часов и Тома, велела Малышу одеваться и уходить. Обиженный на весь свет, он быстро оделся и, хлопнув дверями, вышел в коридор. Прекрасно понимая, что эта любовь куплена за деньги, и их связь ни к чему не обязывает, Малыш всё равно никак не мог успокоиться. Его ещё никогда не выставляли за дверь. Он не стал разыскивать остальных и прямиком отправился к своей палатке. Тут веселье было в полном разгаре, запах шашлыка чувствовался метров за двадцать. Громкими возгласами ребята приветствовали своего замка и сразу же налили ему «штрафной стакан». Залпом, как воду осушив его до дна, Володька сразу изменился, все обиды, и разочарования куда-то улетучились. Здесь в компании своих верных друзей он просто отдыхал и веселился, зная и понимая, что здесь его никто и никогда не предаст.

На запах шашлыков, и звуки веселья стали подтягиваться друзья друзей и земляки. Всем нашлось место и угощение, порядком, захмелевшая компания, почти до утра горланила песни под аккомпанемент гитары и невесть откуда взявшегося аккордеона. Уже светало, когда выпроводили последнего гостя, уложили спать «особо уставших», те кто ещё соображал и держался на ногах, принялись за наведение порядка. Прибывшие с гуляний Исса и компания помогли быстро устранить последствия ночного пиршества.

Разведвзвод отдыхал после гуляния, Панин с Нечепоруком тоже где-то зависали и не тревожили ребят. Проспав, почти до трех часов дня Малыш проснулся с чувством дикого голода и противным привкусом во рту, будто там ночевал эскадрон гусар. Ещё лёжа с закрытыми глазами и медленно возвращаясь к реальности, он услышал странные звуки: металлический щелчок и шипение. Заинтересовавшись происхождением этих звуков, он решил всё же открыть глаза и подняться с кровати. Картина, представшая перед его взором, сразу подняла настроение: в центре палатки стояли четыре упаковки баночного пива, и все желающие утоляли жажду.

Быстро откупорив банку и приложив её к губам, он почувствовал, как живительная влага и сила этого хмельного напитка наполняет его иссушенный спиртом организм. Лишь после третьей баночки пива снова захотелось жить, солнце выглянуло из-за туч и застилавший глаза туман, рассеялся. Утолив жажду, он принялся расправляться с консервированной ветчиной и одновременно прислушиваться к разговорам вокруг стола. В основном все рассказы были на тему гражданской жизни, кто, как и где проводил своё свободное от учёбы или работы время. О друзьях, любимых девушках, а также о своих увлечениях и достижениях. Как только Малыш решил вставить пару слов о себе, всё запротестовали и просили рассказать лишь о том, как он чуть не до смерти затрахал медсестру этой ночью.

Как всегда солдатское радио — «СОС» (сказал один солдат) моментально разнесло сказанную кем-то нелепую шутку, да ещё приукрасив её разными смачными подробностями.

Зная, что спорить и оправдываться бесполезно, никто не поверит в его отговорки, он сказал просто — «Слабенькая подруга оказалась, после третьего захода начала тухнуть». Повышенное внимание к его персоне очень быстро начало раздражать Малыша. Решив уединиться, он взял свою тетрадь, предупредив дневального о своём месте пребывания, ушел на «Корабельное кладбище».

Сидя под деревом и слушая музыку ветра, он жалел, что в своё время не научился нотной грамоте. Музыка звучала вокруг него, а передать её звучание он не мог.

«Стихи конечно хорошо, а вот бы положить некоторые из них на музыку, как бы это было здорово». Сегодня его тетрадь пополнилась несколькими новыми стихотворениями.

В апреле я пришел в Афганистан, где в это время по июньски светит солнце.
Афганец, тут выравнивая пустоту, песком стучит в закрытое оконце.
Здесь все мы научились воевать, чесали кишлаки, зелёнку.
Давали шанс народу выживать и школу посещать ребёнку.
Мы ставили концерты в кишлаках, гуманитарку бедным раздавали.
Вели колонны и на блокпостах атаки духов часто отбивали.
Но западные голоса твердят, что мы насильники и оккупанты.
Агенты разные кругом вредят, они советники и военконсультанты.
Дехкане ж знают, отдаём мы жизнь не ради собственной наживы.
Ребята на зелёных «БМП» прикроют их покуда, будут живы.

Размышления Малыша прервал, появившийся из за разбитого БТРа Исса, ещё на ходу он крикнул — «Идём на прочёску, духи завалили вертушку. Наши уже в парке, твои вещи тоже там. Бежим быстрее к дороге на КПП».

Расстояние в 200 ти метров они преодолели со скоростью ракет. Недовольно урча моторами, словно медведи после зимней спячки, «БМП» выползали на дорогу. С ходу подхваченные друзьями’ Малыш и Исса заняли свои места на броне. Быстро набрав ход, машины словно летели над землёй. Нужно было спешить, где-то там, в зелёнке может быть еще, кто- то выжил и, отбиваясь от духов, ждёт помощи.

18
{"b":"221869","o":1}