ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Об этой новой постановке мин нужно будет поставить в известность сапёров и все экипажи „БМП“ части», — лаконично заметил Панин — «Впредь проезжая коридорами зелёнки, следует обращать внимание на возможные растяжки над дорогой». Собрав интересующую их информацию, разведчики загрузились на броню своих «БМП» и отправились в обратный путь.

Сдав раненных в госпиталь, пленных в штаб, а мертвых в морг, бойцы, сложив амуницию и оружие, обсуждали последние события. Панин ушёл в штаб узнать результаты допроса пленных духов. После ужина решили немного поразмяться и устроили небольшой турнир по рукопашному бою. Кусок брезента изображал татами, пары подбирались по жребию так, что все желающие могли попробовать свои силы в учебном бою. Не успели ребята, как следует насладиться пылом схваток, вернулся Панин.

Вести были неутешительными, плененные духи оказались простыми сборщиками сока опийного мака. Ничего путного от них добиться не удалось, они слышали выстрелы ракет и взрывы в небе, видели, как падает вертушка, и слышали звук автомобиля, на полном ходу покидающего зелёнку, но самой машины никто из них не видел.

Они надеялись отсидеться в зарослях до темноты, а потом уйти. Неожиданно увидели советских солдат, производящих проческу и поспешили скрыться, но нарвались на другую группу и были взяты в плен. Теперь оставалась слабая надежда, что кто-нибудь из раненных пассажиров вертолёта сможет пролить свет на это происшествие.

Утром планировался выезд на сопровождение двух машин с гуманитарной помощью для крестьян из отдалённого кишлака. Такие рейсы совершались регулярно два раза в месяц, обычно груз составляли: сахар, мука, рис, медикаменты и школьные принадлежности. Особых проблем такие рейсы никогда не создавали, поэтому бойцы заснули спокойно. Уже засыпая, Малыш почувствовал, как в его сознании рождаются строки нового стихотворения, опасаясь, что утром он не сможет их вспомнить, быстренько достал тетрадь и записал.

Служили мы с тобой не по контракту,
наёмниками нас нельзя назвать:
Кишлак, зелёнку, а потом ущелье
с боями приходилось отбивать.
Муку и рис возили по коммунам,
тетради, книжки в школу — детворе.
Мы пели песни, ставили концерты,
но не на сцене, просто на земле.
Один аккордеон и две гитары
составили наш небольшой оркестр,
Пусть пели грубо не под фонограмму,
но не было вокруг свободных мест.
Порой вы смысла слов не понимали,
ведь русский же, конечно, не фарси.
Но все же дружно хлопали в ладоши,
кричали браво, браво шурави.
Сближает музыка отдельные народы,
пускай пуштун ты или же узбек.
Простой дехканин получил свободу
и благодарен нам за то навек.

Утром, плотно позавтракав и получив сухпай, Малыш повёл взвод в парк на погрузку. «БМП» уже гудели моторами, в ожидании команды к движению. Не спеша, загрузив амуницию и пайки в десантные отсеки, ребята занимали свои места на броне. Неторопливо выехав из парка, «БМП» на малых оборотах катились к КПП. «КАМАЗы» заканчивали погрузку возле складов. Остановившись возле КПП, разведчики ожидали конца погрузки продовольствия.

Ничто не угнетает, так как ожидание. Малыш каким-то шестым чувством вдруг почувствовал, что добром этот день не кончится. Лениво разглядывая по сторонам, он заметил бегущего Панина. Едва взлетев на броню, он условным жестом дал команду начать движение, машины вздрогнули и двинулись вперед, набирая скорость. Ничего не понимающие бойцы ждали объяснений такой спешке.

Радио молчало, только Панин жестами показывал: «Быстрее за мной». Соблюдая скоростной режим и дистанцию 102 и 103, послушно следовали за головной машиной. Исса по внутренней связи объяснил недоумевающему Малышу, что бывают случаи, когда необходимо радиомолчание: «Духи пеленгуют наши разговоры и, хотя каждый раз мы меняем радиочастоту, но ведь и пеленгующие устройства сейчас более совершенны, и поймать новую частоту можно без особого труда».

На максимальной скорости проскочили аэродром и, поднимая облака пыли, понеслись по грунтовке, ведущей мимо мертвого кишлака к зелёнке у отрога ближайшего горного хребта.

Не доезжая пару километров до зелёнки, Панин остановил машину и провёл краткий военный совет. «Заходим в оазис с трёх сторон и быстро проводим прочёску», 102 обошла зелёнку слева, 103 справа, а 101 осталась по центру. Этот оазис был меньше по размерам, чем зелёнка у аэродрома. Заняв позиции в указанных точках, взвод начал проческу.

За двадцать минут прошли все заросли, не осталось ни одного участка, где бы ни ступала нога разведчика. Опять духи сумели ускользнуть раньше. Было найдено место стоянки их машины и запуска ракет. В этот раз они умудрились свалить сразу две вертушки. Духи действовали нагло и дерзко, совершали несколько запусков ракет и быстро уходили на машине с места запуска.

Закончив с проческой, выдвинулись к месту падения вертушек. Обе «МИ-8» взорвались ещё в воздухе, поэтому собирать останки мертвых тел пришлось на территории более двух километров. Занятие, прямо скажем, неприятное и по сути своей — жуткое. Не каждый человек может найти в себе силы собирать куски обгоревших, изуродованных тел среди обломков вертолета.

Малыш и Странник (СИ) - i_041.jpg

Злоба и ненависть кипели в душах разведчиков, им бы сейчас дать возможность отловить этих духов. Никакие приказы и запреты не остановили бы их, голыми руками они превратили бы духов в мясной фарш и скормили бы их шакалам. Не будем описывать весь процесс этой поисковой операции, скажем кратко: восемнадцать тел было более или менее собрано и упаковано в плащ-палатки. С тяжелым осадком на душе разведчики отправились в обратный путь.

Штаб бригады походил на пчелиный улей после кражи меда, разговоры в кабинетах велись на повышенных тонах. Можно было понять каждого, ведь командование армии требовало немедленных результатов.

Разведотдел собирал информацию по крупинкам от всех информаторов по всей провинции. Постепенно вырисовывалась картина действий диверсионной группы духов. Не принадлежащая ни к одной из местных группировок, мобильная группа на автомобиле — белый пикап «ТОЙОТА» с тентованным кузовом промышляла в окрестностях аэродрома. Главари местных бандформирований, с которыми заключены договора о ненападении, обязались помочь в розыске диверсантов. Одновременно с этим принято решение о проведении крупномасштабной операции по захвату и уничтожению этой группы силами трёх разведвзводов и разведроты «ДШБ». Командиры указанных подразделений были вызваны в штаб для получения заданий и карт местности. Два часа длилось совещание, были обговорены самые мельчайшие детали предстоящей операции.

Вернувшись из штаба, Панин, как всегда, собрал весь сержантский состав в командной комнате. Разложив полученные в штабе карты на столе, он детально изложил план действий взвода: «Все принимающие участие в операции подразделения разбиваются на отделения, таким образом, получалось восемнадцать отдельных групп, ведущих поиск в отведанных для каждой группы квадратах. На выполнение задачи отводится трое суток, отсчет начинается с сегодняшней ночи, поэтому после ужина получаем пайки и в сумерках выдвигаемся на позиции. Днём „Крокодилы“ будут поддерживать с воздуха, а по ночам надеемся только на свои силы. Особое внимание уделять дорогам и прилегающим к ним территориям. Коль диверсанты движутся на машине, то и искать их надо возле дорог. Радиостанции работают только на приём, на связь выходить только в экстренных случаях. Все должны уяснить важность возложенной на нас ответственности, все решения будете принимать самостоятельно, и ответственность за жизни ваших солдат ляжет на ваши плечи. Малыш берёт первое отделение, я второе, Исса третье. Каждая „БМП“ является мобильной базой для своего отделения. У каждого будет своя карта с обозначенной территорией для поиска и указанием расположения других групп. Надеюсь, мы не ударим в грязь лицом и не посрамим высокого звания разведчика». На этом совещание закончилось, и сержанты разошлись готовить свои отделения к своему выходу.

20
{"b":"221869","o":1}