ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Малыш и Странник (СИ) - i_064.jpg

Минут пять ушло на загрузку трофеев и раненных, турбины взревели от перегрузки и вертушки поднялись над хребтом, унося ребят, домой на базу. На взлётке части их уже ожидали машины "скорой помощи", пока разгружали трофеи, раненные были доставлены в госпиталь. Дежурная бригада врачей чётко и быстро выполнила свою работу и уже через час все раненные лежали в своих палатах. Медикаментозного лечения контузии не было, и Малыш задержался в госпитале только до вечера, он попросту сбежал в родную палатку. Ведь недаром кто-то сказал: "Дома и стены лечат". Правда, ещё три дня гудела голова и иногда нарушалась координация движений. Слух постепенно возвращался, но пока всё равно нужно было кричать Малышу в самое ухо. К исходу третьего дня все раненные разведчики были уже в расположении взвода. Закрепленный за разведвзводом фельдшер из разведроты попросил хотя бы регулярно являться на перевязки. Панин и тот не желал находиться в палате, а почти всё время "гулял" у ребят или в медобщаге. На время "болезни" основных сил, взводу не поручали боевых операций, и разведчики томились от вынужденного безделья. Серега где-то достал машинку для татуировки и тушь. На несколько вечеров палатка разведчиков превратилась в тату-салон. Стандартной единой татуировкой для всех разведчиков была эмблема взвода: рысь в голубом берете, тельняшке и эксперементалке, держащая в пасти окровавленный нож. На заднем плане изображение земного шара, над северным полюсом шла надпись — ОРВ (отдельный разведвзвод) и № части, а под южным — год призыва и год планируемого дембеля. Эта эмблема наносилась на левое плечо и, по кем-то заведённому закону, была обязательной для всех. Вторая стандартная тату наносилась на левую сторону груди — группа крови, комбинация из латинских букв и римских цифр. Однако здесь уже допускалось художественное различное оформление этой надписи. После поголовного татуажа стандартными надписями началось время "художественной росписи". Сюжеты брались по желанию заказчика, однако желающих разукрасить своё тело подобным образом оказалось немного, и процесс быстро прекратился. Еще неделю разведчики бездействовали. За это время отдельные их группы можно было встретить в самых разных местах. Особым вниманием пользовались продовольственные и вещевые склады, пекарня и холодильник. Ребята любили, да и уже привыкли, сытно и обильно питаться. Так, что обычная, столовская еда, хоть и офицерского пайка, стала не очень популярной. Вот и приходилось добывать различные продукты самостоятельно, иногда подкупом зав. складов, а чаще простым воровством. Деньги на закупку выпивки и деликатесов в дукане у Али уже закончились. Пришла очередь обмена товара на товар. Вот и приходилось ребятам тащить всё то, что плохо лежит. Пришла колонна с продовольствием и началась разгрузка, разведчики тут как тут. Несколько ящиков сгущёнки, тушенки и рыбных консервов так и не дошли до склада. Целый пак одеял и две коробки носков испарились с вещевого склада. Из морозилки "ушли" пара задних ляжек мороженой говядины, пекарня потеряла несколько мешков муки. Зато полевая кухня у палатки разведчиков работала без остановки. Худой был шеф-поваром, основное меню состояло из блюд восточной кухни, так полюбившихся ребятам. Скоро "Бате" надоели постоянные жалобы на разведбанду и он своим властным решением отправил разведвзвод под командованием Нечепорука на дальнюю заставу выслеживать караваны с наркотой. Загрузив "БМП" сухпайками, разведчики выехали из расположения части к месту отбывания наказания. Снова пыльная дорога, ветер в лицо, запах выхлопных газов дизеля и радующая глаз панорама вдоль дороги — что ещё нужно вольным странникам. Любые правила, запреты были чужды разведчикам, они рвались в бой или в свободный поиск. Во время боевых выходов перестают работать строгие требования устава, выравниваются любые воинские звания. Всё и вся подчинено одной цели — здесь ты просто отдыхаешь душой. Дорога тоже является неотъемлемой частью жизни разведчика.

Малыш и Странник (СИ) - i_065.jpg

Если в России две беды — "Дураки и дороги", то в Афгане их три — "Дураки в погонах со звездами, дороги и духи". Есть у любой дороги своя специфика: Вначале — расставание, в пути- опасности и приключения, а в конце — радость встречи. Расставание с частью уже было, радость встречи с ребятами дальней заставы ждала впереди, а вот приключения и опасности ещё нужно преодолеть.

Иногда дорога преподносит самые невероятные сюрпризы. Так случилось и в этот раз. За одним из поворотов заметили уходящую на предельной скорости барбухайку. Петрович по радио дал команду "Захват", и события завертелись как в калейдоскопе. У "БМП" словно выросли крылья, ревя дизелями и разбрасывая гусеницами мелкий гравий, они мчались вдогонку за уходящей машиной. Сам факт, что водитель барбухайки пытался уйти в отрыв, настораживал и одновременно разжигал азарт погони. Расстояние между преследователями и беглецами неуклонно сокращалось с каждой минутой. 101 мчалась следом по дороге,102 и 103 обходили с флангов, благо местность позволяла осуществлять такие маневры. Сравнительно ровный участок плоскогорья, перед отрогами гор, простирался на десяток километров в длину и около шести километров в ширину. Барбухайка стремилась уйти к ближайшей зелёнке около ущелья. 102 отрезала её от этого пути. Несколько очередей из башенной пушки заставили водителя уйти в сторону от задуманного маршрута. Выжимая из мотора всю возможную мощность, он повёл барбухайку к скоплению скал возле ущелья. Промчавшись несколько сотен метров до этого места, машина резко развернулась и остановилась. Около двух десятков вооруженных людей выскочили из неё и устремились к скалам. Не теряя времени, наводчики "БМП" открыли по ним ураганный огонь, отсекая от укрытия в скалах. Духи заняли оборонительную позицию и попытались организовать отражение атаки разведвзвода. Несколькими выстрелами из гранатомётов они хотели остановить идущие в атаку "БМП", но гранатомётчики сразу же были уничтожены огнём автоматчиков. Духи приняли единственно верный маневр: оставив небольшую группу прикрытия, они рванулись в ущелье. Эта группа задержала атакующих разведчиков лишь на несколько минут, но за эти минуты основная масса духов успела укрыться в ущелье. Теперь они были недосягаемы для пушек и пулемётов, "БМП" и могли, свободно передвигаясь, занять удобную позицию или вообще уйти по ущелью. В данной ситуации разведчиков выручили подствольные гранатомёты. Одна за другой вылетали гранаты и, описав в воздухе изогнутую траекторию, выбивали духов даже из самых, казалось бы, безопасных укрытий. Тех, кто имел неосторожность подняться или высунуть голову из-за камней, выбивали и пулеметчики. Чуть более получаса продолжалась "охота на кроликов". Несколько оставшихся в живых духов подняли своё оружие на вытянутых руках над камнями и только двое попытались сбежать. Длинная, пулемётная очередь вдогонку убегающим, пресекла эту безумную попытку. Ещё ни одному духу не удавалось сбежать от Худого в радиусе действия его "ПКа". Проведя контрольную зачистку места боя и собрав оружие, допросили пленных. Оказалось, они сопровождали двоюродного брата известного в этой провинции главаря отряда моджахедов "Инженера Максуда" для встречи полевых командиров в одном из горных кишлаков. Под самым носом у правительственных войск собирался военный совет самых влиятельных духовских главарей. Необходимо было действовать немедленно. Радировать в часть открытым текстом было нельзя, а аппаратура "ЗАС" связи имелась лишь на посту. Поэтому решили: отправить группу под видом духов на барбухайке к кишлаку для организации засад, а броня пойдёт на заставу для доклада и вызова подкрепления. Всего несколько минут понадобилось разведчикам на маскировку, прямо на свои маскхалаты они натянули духовские шмотки, снятые с убитых врагов. И вот уже барбухайка снова пылит по дороге, а броня, обогнав ее, ушла на заставу. Договорились так: Швец передаст по "ЗАС" связи полученные разведданные в часть и ночью подтянется с бронёй поближе к кишлаку. Для усиления разведгруппы возьмет как можно больше свободных солдат на заставе. По мнению Петровича, разведчики сейчас втянулись в очень рискованную авантюру. Во-первых; По пути к кишлаку их могли обстрелять вертушки, находящиеся в свободном поиске. Во-вторых, мог сработать "закон подлости" — другое подразделение советских войск, околачивающихся в этом районе, и как обычно, непредупреждённое о работе нашего взвода в этом квадрате, могло завязать бой, не вдаваясь в подробности кто-есть-кто. В-третьих, может встретиться духовский пост, да и мало ли ещё какие сюрпризы могли произойти. Несмотря на эти обстоятельства, судьба дала счастливый шанс подобраться к самому логову духов и не спугнуть осторожного врага. Барбухайка еле-еле тащилась по раздолбанной дороге, главной задачей разведчиков сейчас было до темноты добраться до места. Не доезжая несколько километров до конечной цели, спрятали машину в придорожной зелёнке и уже в пешем порядке стали выдвигаться к кишлаку для организации постов наблюдения. За ночь расставили посты на всех высотах, окружающих кишлак. Ближе к утру подтянулась броня с группой поддержки из двух пулеметных, минометного и гранатомётного расчётов, так же ещё два отделения пехоты. Швец сообщил: утром в 5-30 "Крокодилы" нанесут ракетный удар по кишлаку и следом за этим высадится разведбат. Наша задача — отсечь пути отступления духов в горы и нанести удар с тыла. Оставалось ждать условного часа и наблюдать. Наблюдать было за чем, фактически, мёртвый кишлак на глазах преображался: сразу в нескольких дувалах разгорались очаги, резался скот и начиналось приготовление еды. Слабый ветерок доносил до разведчиков запах жарившегося мяса и плова. Давясь сухпаями, ребята злились на духов и желали им подавиться бараньими костями во время еды. За ночь прибыли, в пешем порядке, ещё три группы духов, каждая — более десятка человек. По данным наблюдения за врагом получалось, что в кишлаке находится примерно 100-130 моджахедов. Нужно было готовиться к тяжелому бою, ведь если даже половина духов одновременно задумает пробиться в горы, то разведчикам придется очень туго. Было ясно и то, что перед нами находится сборный отряд из самых лучших бойцов. Ведь любой командир старается взять для своего сопровождения элитный состав воинов. Пусть моджахеды не так искусны в стрельбе и тактике ведения боя, но ведь это закалённые во множестве боёв солдаты, а не рядовые члены банд, которые при первых же залпах "НУРСов" стараются сбежать с поля боя и бросить оружие. Эти будут защищать своих командиров до последнего, поэтому о лёгкой победе нечего и думать. За оставшееся до рассвета время Петрович с Малышом сумели перегруппировать свои силы, выбрать приоритетные направления и цели.

30
{"b":"221869","o":1}