ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раскраска "БМП", которая в парке казалась дикой и вызывающей на фоне остальных машин, позволила им, на свободном просторе, слиться с окружающим ландшафтом.

Выведя "УАЗ" на прямую дорогу до парка, Малыш сознательно снизил скорость и стал пристально вглядываться вдаль, его натренированный взгляд уже нашел стоящие в боевом порядке машины. Батя, окинув быстрым взором окрестности парка, негодовал: "Совсем от рук отбились, ещё пять минут назад дал команду на выезд, а никто и пальцем не шевельнул".

"А я вам говорил, они никого не празднуют, пора их поставить на место", — вмешался зампотех.

От этих слов Малыш вскипел, остановив машину, ответил довольно резко: "Зачем понапрасну оскорблять подчинённых, смотрите вперед, машины уже давно на боевых позициях". До позиций, занимаемых тремя "БМП", оставалось ещё около трёхсот метров. Командиры долго рассматривали местность возле парка в направлении, указанном Малышом. Их зрение, притупившееся с годами и не такое острое, как у разведчика, не позволяло сразу обнаружить стоящие неподвижно машины.

Выдал своё место расположения один из нетерпеливых наводчиков, которому надоело сидеть внутри башни и изъявившего желание вылезти наружу.

Комбриг, первым заметивший постороннее движение, восторженно вскрикнул: "Вот шельмецы, как ловко подобрали цвета камуфляжа. Смотри, Семёныч, вон они, где спрятались". И он показал рукой на расположение "БМП".

Зампотех попытался настоять на своём: "Всё-таки так не принято, существует общая норма раскраски боевых единиц и отступать от неё мы не можем". "Почему же выходя на боевые задания, вы надеваете камуфляжную форму, а не парадные мундиры. Ответ прост, хотите выжить и не попасться на прицел снайпера. Может быть для строевых смотров наша раскраска и не подходит, но зато в боевой обстановке она поможет нам более качественно выполнять свои задачи", перебил его Малыш. Интуиция подсказывала ему, что Батя уже на его стороне. "Садитесь в машину, поедем, посмотрим на ваши художества вблизи", дал указание комбриг.

Малыш дал полный газ и, поднимая облака пыли, "Уазик", подпрыгивая на ухабах, помчался дальше по дороге к парку. Совершив довольно резкий поворот, скрежеща шинами по мелкой гальке и песку, "УАЗ" остановился возле самого борта одной из боевых машин. Батя, шутя, заметил: "Руль этому лихачу больше не давать, а то духам придется выписывать ему премию за убийство старших офицеров".

Рассматривая вблизи раскраску машин, он сказал: "Да, если находишься рядом, то на фоне стандартно окрашенных машин, эти выглядят вызывающе. Но эффективность камуфляжа мы с вами видели на открытой местности. Исходя из этого, следует отметить: раз разведвзвод является самым боевым подразделением и находится на выезде большую часть времени, то им разрешается оставить данную раскраску машин. Разъяснительную беседу с Паниным я, конечно, проведу. На этом и закончим все препирательства".

Закончив свою речь, Батя обратился уже к прибежавшему водителю "УАЗа": "Сынок! Впредь запомни, отлучаться от командирской машины можно лишь с разрешения старшего, а то ведь в один прекрасный день вместо руля возьмёшь в руки автомат и будешь бегать по окрестным горам. Заводи, поехали в штаб, только аккуратно, а то с ветерком мы уже сегодня катались".

"УАЗ" с командирами удалился. Малыш праздновал победу. Как приятно, когда тупость и авторитарное отношение старших офицеров разбивается о стену неопровержимых доказательств твоей правоты.

Малыш гордо разместился на броне 101-й и условным жестом дал команду к движению. Взревели моторы и пятнистые "БМП" резво понеслись в парк. Малыш всегда завидовал виртуозности и мастерству вождения боевых машин, которыми обладали его механики-водители. Перестроившись на ходу, машины въехали в парк и приблизились к месту своей стоянки. Сходу, развернувшись на 180-т градусов, "БМП" остановились на своих местах. Такой маневр был очень сложным и требовал особого мастерства и слаженности действий экипажей. Совершаемый на глазах у зампотеха, этот коронный номер разведвзводовских механиков приводил его в ярость, но поделать с ними он ничего не мог. Эти любимцы комбрига нарочно издевались над ним, доводя до белого каления. Самое большее, что он мог сделать, это назначить экипажи дежурными по парку и командовать над ними по всей строгости "УСТАВА КАРАУЛЬНОЙ СЛУЖБЫ". Благо для ребят такая возможность "Дракону" выпадала редко, ведь основное время разведвзвод находился на выездах.

После обеда Панин, вернувшийся из штаба, немного "потиранил" Малыша за его самоуправство и нарушение субординации по отношению к офицерам. Вся нравоучительная беседа длилась около пяти минут и закончилась похвалой за то, что разведчики в очередной раз утёрли нос "Дракону". Панин тоже недолюбливал зампотеха за его твердолобость и карьеризм.

Закамуфлированные "БМП" разведвзвода были первыми ласточками и уже через месяц почти все машины части были раскрашены также, несмотря на все запреты и репрессии зампотеха.

За два месяца, прошедших со времени результативного последнего выхода, ничего особенного не произошло. Два раза разведвзвод выходил на сопровождение колонн до Асадабада, где Малыш встречался с Черепом, они обговаривали интересные события своей жизни и делились последними новостями. Гришка искренне радовался успехам друга и завидовал его полной приключений жизни. Его служба вся была расписана по строгому графику и редко происходило, что-нибудь новенькое: караул — отдых — дежурство на позиции "Шилки" — занятия по изучению мат. части — обслуживание техники — караул.

Он заранее знал, чем будет заниматься завтра и, если бы не боевые стрельбы по окрестным хребтам, то можно сказать, служба совсем как в Союзе.

Ещё разведвзвод три раза вылетал на плановые прочёски, не принесшие особого удовольствия и результатов, а также участвовал в общебригадной операции. Смысла и задач этой операции никто из разведчиков так и не понял. Разведвзводу была отведена роль охраны расположения штабных машин. Остальные подразделения бригады якобы отрабатывали приёмы взаимодействия между отдельными родами войск при выполнении общего задания.

За две недели вынужденного безделья, разведчики отличились только тем, что спёрли из запасов офицерской кухни несколько лотков яиц, два мешка картофеля, банку жира, муку, рис и полтуши мороженой говядины. Правда, на все свои банкеты хитрые разведчики всегда приглашали Батю и начштаба. Так, что после обнаружения пропажи досталось только зампотылу (заместитель командира части по вопросам тыла и снабжения) и его подчинённым. Разведчикам, как всегда, Батя пригрозил пальцем и попросил умерить свои аппетиты, а то отправит в "круиз по окрестным горам". Он знал, что его разведбанда только и ждёт такого наказания.

Скоро представился случай размять затёкшие от безделья ноги. Назревал день рождения одного из офицеров штаба. Разведчиков попросили достать несколько баранов и порадовать избранных офицеров своими знаменитыми шашлыками, пловом и другими блюдами восточной кухни.

Здесь, вдали от своих обычных поставщиков, нужно было действовать особенно деликатно.

Выдвинулись в район крупного ближайшего кишлака. Появление "шурави" на боевых машинах внесло панику среди местного населения, находившегося в стороне от обычных маршрутов посещения советских войск. С огромным трудом удалось отыскать старейшину кишлака и убедить его в благородстве своих намерений. Когда тот, наконец, понял, что разведчики просто хотят купить несколько баранов, необходимые специи и продукты, то согласился помочь. Посланные им, всегда крутящиеся под ногами любопытные ребятишки, привели несколько стариков. Старейшина обратился к ним с краткой речью, те выслушали обращение и одобрительно закивали головами.

33
{"b":"221869","o":1}