ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— "Я один, где же наши? Прости, Худой, что не сберег. Нужно закрепиться и отомстить за ребят. Духи должны дорого заплатить за их смерть", — эти мысли вихрем пронеслись в голове Малыша.

Только при попытке встать, он понял, что ранен. Ноги стали как деревянные и не слушались, маскхалат быстро темнел от текущей из ран крови. Кое-как, вскарабкавшись выше по склону, он занял удобную позицию между тремя большими камнями и приготовился к бою.

В это время, в полутора километрах от места боя, взвод только поднялся, после сигнальных ракет, и спешил на выручку.

Три атаки духов отразил Малыш, восемь врагов застыли на подступах к его крепости. Духи решили, видимо, взять солдата живым и старались обойти его с тыла. Надежда на счастливое спасение таяла с каждым выстрелянным патроном. От потери крови кружилась голова и временами перед глазами, появлялся туман.

Последний магазин. Стреляя выборочно, Малыш успокоил ещё двоих. Щелчок пустого затвора означал конец сопротивления. Зажав в руке последнюю гранату, Малыш вырвал чеку. "Подойдите и возьмите меня ублюдки" — вслух подумал он и лёг в своём укрытии прямо на землю, положив руку с гранатой под себя. Даже если от потери крови он потеряет сознание, то духи, перевернув его лицом вверх, освободят руку с гранатой и хоть нескольких из них Малыш заберёт с собой.

Говорят, в такие минуты перед твоим взором пролетает вся жизнь. Малыш лишь безразлично ждал конца и думал о том, как бы собрать вокруг себя как можно больше духов, чтобы его смерть была не напрасна.

В голове мутилось, и он проваливался в пустоту.

Взвод с ходу налетел на оставшихся духов и в короткой схватке смёл жалкие остатки недобитых Малышом моджахедов.

Тела погибших Чижа и Худого нашли сразу, а вот Малыша искали около четверти часа. Обшарили всю зелёнку и окрестные скалы. Только Серый, хорошо знавший способ мышления товарища, вернувшись на исходную позицию, попытался проанализировать развитие боя. Прикинув, как развивались события, он с точностью до метра вышел на позицию Малыша. Хорошо, что именно Серый нашел раненного товарища. Ведь любой другой просто перевернул бы Малыша, чтобы проверить, жив ли он. Сергей знал, что его друг просто так никогда не сдался бы врагу и напоследок приготовил какую-либо пакость. Внимательно осмотрев друга, он заметил странное положение руки. Осторожно просунув свою руку под тело друга, нащупал зажатую в кулаке гранату. Крепко сжав своими пальцами кулак друга, только теперь перевернул его на спину. Ещё не понимая, кто его трогает, Малыш инстинктивно попытался разжать пальцы, но Серёга крепко держал его кулак. "Спокойно, Малыш, это я, Серый", — обратился он к товарищу. Володька попытался улыбнуться и окончательно потерял сознание. Аккуратно взяв гранату, Серёга выкинул её за скалы. Прогремевший взрыв привлёк внимание остальных разведчиков. Замка перевязали и напоили тёплым чаем с водкой. Последние слова, что слышал Малыш на месте прошедшего боя, были вызовом вертушек. "Воздух, я Странник, присылайте борт, у меня 2 - 200тых и 1 - 300тый".

Под действием успокоительных и обезболивающих препаратов, вколотых Серым, Малыш полностью отключился от реальности. Сознание вернулось к нему уже в машине "Скорой помощи" при подъезде к госпиталю.

Дежурный хирург быстро осмотрел раненного и дал указание санитарам промыть раны. Более садистской процедуры Малыш ещё не испытывал. Толстая, около 4-х мм в диаметре, игла вводилась прямо в рану и из шприца, похожего скорее на велосипедный насос, под давлением вливался промывающий раствор.

Движение иглы внутри раны вызывало жуткую боль и Малыш крыл матом всех и вся. Прибежавший на крик, старый друг Малыша, военврач Гросс дал санитарам разнос. Ведь сначала нужно было обезболить район ранения, а потом только проводить обработку.

Три дня Малыш беззаботно провёл в госпитале, пока взвод возвратился с боевых. Товарищи сразу притащили ему целую кучу провизии и разных деликатесов.

К вечеру четвёртого дня в палате появился следователь особого отдела и попросил Малыша написать объяснения по поводу гибели его бойцов. На следующее утро Володю перевели в отдельную палату, где лежал ещё один пациент. Контакты с внешним миром были запрещены, и следователь являлся по два раза в день. Он заставлял Малыша письменно давать ответы на его вопросы и постепенно выстраивал свою версию происшествия. Лежащий вместе с Малышом боец тоже очень интересовался сутью дела, порой был даже очень назойлив.

Серёге удалось наладить контакт с Малышом через медсестёр и постепенно они совместными усилиями поняли, что-же происходит на самом деле. В палате с Володькой лежал "стукач" особиста, Зотов всю вину пытался свалить на Малыша и состряпал соответствующий рапорт. Теперь получалось, что замкомвзвода чуть ли не самостоятельно принял решение, вопреки приказу командира о действиях своей группы. Оторвался от основных сил и попал в засаду. Струсив, бросил товарищей на растерзание духам, а сам попытался сбежать с места боя и прятался за скалами. Ранения тоже были взяты под сомнение, возможно, это свои же ребята стреляли вслед убегавшему трусу. Эту информацию Серёга выкупил у писаря особого отдела за довольно кругленькую сумму.

Раны Малыша постепенно затягивались и он был переведён в камеру особого отдела. Ещё неделю он сидел в одиночке, а особисты пытались из него выудить нужную информацию. За этот срок, проведённый в бетонном мешке, Володька, видимо, застудил одну рану и нога воспалилась изнутри. Осмотренный военфельдшером Малыш был снова направлен в госпиталь для проведения срочной операции.

Молва всегда имеет свойство распространяться быстрее ветра. Многие теперь видели в Малыше труса и отношение окружающих было совсем иным, чем прежде.

Оперировать Малыша взялся Гросс. Он предложил написать прошение о том, чтобы во время операции официально присутствовал следователь. Ведь всё равно он, так или иначе, будет рядом и задавая вопросы находящемуся под наркозом Малышу, получит ту информацию, которая ему нужна. Если же присутствие следователя будет разрешено официально, то ответы на вопросы будут считаться либо доказательством вины или оправданием. Эта идея пришлась Малышу по душе и он шел на операцию, твёрдо зная, что его мучения скоро будут окончены и справедливость восстановится.

После операции, уже в палате, Саныч рассказал ему о том, что же происходило в операционной. Как только Малыш отключился под действием наркоза, следователь начал задавать свои вопросы, записывая ответы на магнитофон. Он надеялся с помощью своих хитрых вопросов запутать Малыша и вывести его ответы в нужное направление. Но полученная в результате ответов информация разбила его линию обвинения в пух и прах. Отлаженный следственный механизм дал сбой, и машина особого отдела не смогла подмять под себя ещё одного невинного человека. Это вызвало цепную реакцию в штабе части. В результате честное имя замкомвзвода разведчиков было восстановлено, Зотов снят с должности и переведён в другую часть. Малыш награждён орденом "БКЗ", а Худой и Чиж такими же орденами посмертно. Комвзвода был назначен лейтенант Поляков из батальона разведки. Ребята хорошо знали его по совместным операциям и радовались такому назначению. За время лечения Малыш провернул ещё одну аферу. Узнав о том, что в ближайшее время Кузя повезёт продукты в Асадабад он решил в последний раз навестить Черепа. По сути это была самоволка. За такие художества можно было крепко получить. Проведя некоторые приготовления он обезопасил свои тылы. Получалось так, что на пару дней Малыш из госпиталя отпрашивается во взвод. Ребята его прикроют. Самым сложным этапом в этой операции являлось время нахождения в машине Кузи. Но друг обещал всё уладить. Наступил долгожданный день отъезда колонны. Малыш спрятался в кабине УРАЛа. Поступила команда начать движение и колонна тронулась. Во время следовании в голове Малыша родилось новое стихотворение.

Малыш и Странник (СИ) - i_078.jpg

38
{"b":"221869","o":1}